ВАСИЛЬЕВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ

 

Vasiliev АА 1910

Васильев А.А. – (1882 г. в д. Марьевка (Преображенка) Темниковского уезда Тамбовской губернии – 1918 г. в Германии) Знаменитый русский пилот, первым поднявший самолет в городе Екатеринбурге.

Александр Алексеевич – один из первых пилотов-авиаторов, летчик-испытатель Российской Империи, участник Первой Мировой войны.

После окончания юридического факультета Казанского университета служил секретарем в Казанской судебной палате, готовился стать помощником судьи. Однажды он стал свидетелем полета аэроплана. Потрясенный увиденным, молодой человек «заболел» воздухом и уехал во Францию учиться профессии пилота-авиатора.

Выпускник школы Луи Блерио, вместе с приятелем и родственником Льва Толстого – Сашей Кузьминским, в свою очередь распростившимся с дипломатической карьерой. Диплом пилота за № 225 был выдан 19 сентября 1910 года. Летал в школе блестяще и был даже оставлен инструктором в ней. Этой чести до сей поры удостаивались только самые способные выпускники.  В это время во Франции возник своеобразный «русский аэроклуб». Инструкторская деятельность Васильева во Франции длилась недолго — слишком тянуло домой.

Находясь во Франции, Васильев регулярно помогал землякам решать юридические проблемы. Однажды проверить правильность заключенного контракта (летчиков нещадно эксплуатировали дельцы) его попросил первый русский авиатор России М.Н. Ефимов.

Vasiliev АА

Заимев соответствующий диплом летчика, Васильев возвращается на родину, вместе с авиатором из той же школы, Виссарионом Савельевичем Кебурия (Кебуров), в прошлом — дорожным мастером. Александр Алексеевич Васильев стал 17-м дипломированным авиатором в России, имевшим право совершать публичные полеты. Из Франции они привезли два самолета «Блерио», с которыми предприняли поездку по городам России для демонстрации полетов (Варшава, города Поволжья, Урала и, наконец, Тифлис), популяризируя успехи авиации.

Его отечественный дебют состоялся в Казани. Там же он и потерпел первую, но далеко не последнюю аварию. Первое «шоу» Васильев устроил 1 сентября 1910 года в Нижнем Новгороде, где установил всероссийский рекорд высоты — 1 тысяча метров. В Казани на полет Васильева пришли посмотреть 40 тысяч человек (из 250 тысяч жителей города). Это было на ипподроме в районе озера Кабан. Девятнадцатиминутный полет прошел под неумолкающее «Ура!» и гром рукоплесканий. После посадки публика сорвалась с мест, пилота в восторге качали и на руках донесли до ангара. Позже Александру Алексеевичу вручили серебряный жетон с надписью «Первому Казанскому авиатору» и избрали почетным членом Казанского общества воздухоплавания.

VasiljevAAТак, позднее, во время полета на заводе «Дукс», у испытываемого им нового образца сломался руль высоты. Испытатель получил тяжелые ушибы и повреждения. Но до этого следовали триумфальные полеты, как было описано в Екатеринбурге, Тюмени и других городах. Была победа на авиационных соревнованиях в Петербурге, где достигнута высота 1650 метров. В начале лета 1911 года на Ходынском поле, находившемся в ведении штаба Московского военного округа, где располагались военные лагеря, стрельбище и артиллерийский полигон, был выделен участок для установки наземных мишеней, впоследствии ставший аэродромом Московского общества воздухоплавания (MOB). Организованные МОВ с 27 мая по 7 июня авиационные соревнования отличались от остальных «авиамитингов», проходивших в России, прежде всего, обилием военных конкурсов. На Первой Московской авиационной неделе зрители могли своими глазами увидеть полеты русских авиаторов Ефимова, Габер-Влынского, Васильева, Масленникова и других. Хотя в состязании принимали участие только гражданские летчики, по примеру Петербургской недели также выполнялись «упражнения военного характера»: бомбометание в нарисованный на поле броненосец, разведка, преследование воздушного шара и полет для связи. Характерно, что один из летчиков — Б. С. Масленников (с офицером в качестве пассажира) летал на «Фармане VII» с пулеметом на борту. Это первый в России случай установки пулемета на самолете. 5 июня призы получил и Васильев за высоту и за удачное метание бомб… Он сбросил две бомбы на броненосец и удачно попал в боковую броневую башню. 4 и 7 июня вместе с другими летчиками участвовал в розыгрыша приза погони за аэростатом.

Vasiliev АА 13Единственным летчиком, добравшимся до цели во время группового полета из Петербурга в Москву в 1911 году (буквально через десять дней после уральских гастролей), опять же оказался Васильев (10-11 июля по старому стилю). Установил несколько авиационных рекордов. Перелет Петербург — Москва А. А. Васильев совершил за 24 часа 41 минуту. Во время перелета Петербург — Москва А. А. Васильев пробыл в воздухе 9,5 часов. За первые сутки перелета А. А. Васильев пролетел 677 км, превысив тем самым мировой рекорд французского авиатора Бомона. Сложность перелёта для мирового уровня развития техники того времени видна хотя бы из того, что Васильев — единственный из пилотов девяти участвовавших в перелёте самолётов, кому удалось преодолеть всю дистанцию.

Как победитель перелета Петербург — Москва, удостоился счастья выслушать Высочайшую телеграмму следующего содержания:

«Московскому губернатору Джунковскому. 

Передайте авиатору Васильеву Мое искреннее поздравление с победой на перелете Петербург — Москва и Мою благодарность за его готовность и впредь работать на пользу отечественного воздухоплавания, успехи и развитие которого близки Моему сердцу. Николай».

Vasiliev АА 7Сухощавый, но крепкий и ловкий, с проницательными живыми глазами, он производит впечатление человека, попавшего в свою сферу, — такой портрет Васильева находим в февральском номере журнала «Вестник воздухоплавания» за тысяча девятьсот одиннадцатый год. Одним из блестящих достижений Васильева стал его перелет из Елизаветполя в Тифлис. «Блерио» Васильева прошел двести четыре километра на высоте тысяча пятьсот метров за один час пятьдесят пять минут. Его машина была первым самолетом, который увидели в небе Грузии. «Тифлисский листок» сообщал на своих страницах, что, узнав об этом перелете Васильева, сам Блерио прислал ему восторженную телеграмму. Поздравив с успехом, Блерио сообщал, что дарит Васильеву самую последнюю модель своего самолета.

Васильев был не только опытным пилотом, но и смелым человеком. Летая как-то в Харькове в сильный ветер, он попал в очень сложное положение: ветер перевернул его машину вверх колесами сразу же после взлета. Летчик не растерялся и справился с ситуацией. Публика восприняла этот переворот как уникальный трюк, а Васильев, по его воспоминаниям, отсчитывал последние секунды своей жизни.

Vasiliev АА 6С начала 1913 года А. А. Васильев работал летчиком-испытателем на петербургском заводе Первого Российского Товарищества Воздухоплавания (ПРТВ). Летал на всех типах самолетов, выпускаемых заводом.

Летчик участвовал и в публичных выступлениях. Летал вместе со своим другом Кузьминским[5] в Лодзи, Варшаве, Вильно, Екатеринославе, Ростове-на-Дону, Пятигорске и других городах. Они демонстрировали высшую школу пилотажа, включая «мертвые петли».

 

Через два года он закрепляет свой успех на этой же трассе, совершив путешествие уже туда и обратно на «Моране-Солнье» за 11 летных часов (10 час. 52 мин.).

Когда П.Н. Нестеров сделал свою знаменитую «мертвую петлю», лучшие пилоты с энтузиазмом принялись ее осваивать. И газета «Утро России» сообщила, что в 1914 году среди летчиков уже насчитывалось пять «пятлеристов» и Васильев был одним из них.

Первая мировая война круто изменила судьбы Васильева и его друга авиатора Кузьминского. В начале августа 1914 года друзья прибыли в штаб Юго-Западного фронта в качестве летчиков-охотников (добровольцев). Авиаторов назначили в девятую армию. Первый боевой полёт стал для Васильева последним. 10 августа 1914 года он вместе с наблюдателем генералом Мартыновым производил по заданию Штаба фронта разведку Львова. Но осколки неприятельской шрапнели повредили мотор его «Морана», вследствие чего пришлось совершить вынужденную посадку в неприятельском тылу, Васильев и генерал Мартынов попали в плен. Генерал Мартынов после трёх с половиной лет тяжёлого плена летом 1918 года вернулся в Москву. Васильев оставался в плену всю войну. Совершил попытку побега, после которой был заключён в лагерь строгого режима. Делались неоднократные попытки обмена его на пленных австрийских офицеров. В последнем документе от 31 декабря 1917 года австрийская сторона вторично сообщила, что пленный авиатор «признан неспособным к военной службе и будет отправлен в Россию с поездом инвалидов». Но этого не произошло. Умер в плену. Где его могила, никто не знает, но имя героя навечно вписано в историю русской авиации.

Пророчески звучат слова, сказанные Александром Алексеевичем Васильевым на заре русской авиации:

«Русской авиации принадлежит блестящее будущее. Необходим только опыт, нужна практика, чтобы наши природные качества, усиленные знаниями, создали могущественный воздушный флот, чтобы русская авиация заняла выдающееся место в кругу других держав».

 

По материалам сети Интернет

 

Vasiliev АА 1911 

 

 

 

scroll back to top