БАКИРОВА ФАСАХАТ МАКСУМОВНА

 

BakirovaFM

Бакирова Ф.М.(03.08.1922 г. в д. Кубянь Татарской АССР) Врач городского врачебно-физкультурного диспансера (Екатеринбург, ЕВФД)

Фасахат Максумовна (Фаина Максимовна) в юности занималась гимнастикой и легкой атлетикой.

Труженик тыла. Окончила лечебный факультет Казанского Государственного Медицинского института на «отлично» (02.11.1942), врач, оставлена в клинической ординатуре по терапии в институте.

В январе 1943 года мобилизована в освобожденную Орловскую область на восстановление сильно разрушенной оккупантами больницы. Ведет борьбу с широко распространенными инфекционными болезнями. Оказывает разнопрофильную помощь населению.

После окончания войны в 1947 году направлена в Свердловскую область. С 1950 года работает старшим терапевтом МСЧ-УЗТМ городской клинической больницы. С 1954 по 1992 год - городской врачебно-физкультурный диспансер. Много сил и здоровья отдала  восстановлению ведущих спортсменом области. Последние годы много внимания уделяла физкультурно-массовой оздоровительной работе, повышению квалификации спортивных и медицинских работников. Организации оздоровительных групп, туризма.

Работала заведующей сектором физкультурно-оздоровительной работы Свердловского городского врачебно-физкультурного диспансера.

Организатор групп здоровья на Центральном стадионе, ЦПКиО и стадионе «Динамо» города Свердловска.

Кандидат медицинский наук (1972). Участник научных конференций и съездов с докладами, том числе на XVI Всемирном Конгрессе по спортивной медицине в немецком городе Ганновере (1966).

Сформировала систему врачебных наблюдений. Изучила особенности реакций сердечно-сосудистой системы на дозированные и естественные физические нагрузки. Автор более 20 печатных статей, методических рекомендаций.  Участница всемирного конгресса по спортивной медицине в Германии (1966).

В 1971 году защитила кандидатскую диссертацию по теме: «Материалы функционального исследования и врачебного контроля у лиц занимающихся в группах здоровья».

Награждена медалями «За доблестный труд в ВОВ» (1946) и двенадцатью юбилейными.

«Я, Бакирова Фаина Максимовна, 1922 года рождения, окончила лечебный факультет Казанского государственного медицинского института на «отлично» 20 октября 1942 года. Была оставлена по назначению в ординатуре клиники госпитальной терапии. Приступила к работе 2 ноября 1942 года. первый же день работы начался с самостоятельного дежурства в терапевтическом отделении. Одновременно мною проводились консультации в отделениях хирургических и нервных болезней.

Уже в январе 1943 года, через два с половиной          месяца работы была мобилизована и направлена в Министерство здравоохранения РСФСР в Москву, и далее была направлена в прифронтовую зону, в частично освобожденную Орловскую область, поначалу в Елецк, где находился Облздравотдел, далее в село Чернава с разрушенной больницей, превращенной оккупантами в конюшню, с оставленными в домах инфекционными больными. Здесь, кроме основной работы врача как капитан медслужбы участвовала в работе военной комиссии по первичному обследованию военнообязанных при мобилизации и комиссии, которую проводили в области, кроме этого, проводила уроки по санитарному делу, нередко по биологии и физиологии в 8-10 классах общеобразовательной школы.

Более подробно о моей работе в 1943-1946 годы подробно описано в спец-выпуске журнала «Урал» к юбилею Великой Победы (май 2000 г., стр. 193-194), а так же в книге «Непобежденные. 55 лет великой победы». Екатеринбург, 2000 г. Статья «Работе в селе в частично освобожденной области» (стр. 205-208).

В начале 1947 года по приказу Минздрава СССР вернулась в город Казань для продолжения клинической ординатуры, прерванной из-за мобилизации на работу в частично освобожденную Орловскую область.

После прохождения трехгодичной клинической ординатуры по терапии в начале 1950 года была направлена как высококвалифицированный специалист в распоряжение городского отдела здравоохранения в г. Свердловск.

Моя трудовая деятельность в Свердловске началась 3 января 1950 года в должности старшего терапевта в инфекционном отделении 14-ой горбольницы на Уралмаше. Эта должность требовала высокой квалификации, т.е. хорошего знания клиники внутренних болезней, а также инфекционных заболеваний.

В начале 1951 года по конкурсу перешла в клинику госпитальной терапии ГКБ №1. Меня назначили работать в палате для лечения больных сонной терапией, а после закрытия этих палат из-за финансовых затруднений назначили работать в палату инфекционных больных. Здесь под руководством доцента А.М. Эфмана обследовала РОЭ с лизатами различных органов. Было обследовано 150 больных. Результаты обследований докладывались на терапевтической конференции.

Здесь в общем комплексе лечения, с учетом результатов обследования больных, назначала больным лечебную физкультуру с включением поначалу упражнения – хождение по палате, далее по коридору, по лестнице, вокруг больницы и т.д. Было приятно видеть некоторых из прошедших лечение в инфарктном отделении встречала уже на туристических тропах. Большинство из них приступали к выполнению своих служебных обязанностей.

1 апреля 1954 года заведующим городским отделом здравоохранения согласно заявкеглавного врача М.Б. Казакова я, Ф.М. Бакирова, была направлена в городской врачебно-физкультурный диспансер в основном для работы в стационар больницы политехнического института (на 10 коек), расположенного в Кировском районе, где в основном обследовались и лечились высококвалифицированные спортсмены. Они требовали особенного индивидуального подхода из-за профессиональной спецфабрики заболевания (перетренировки, перенапряжения, спортивные травмы и т.п.).

Проводимый по определенной схеме комплекс обследования и лечения с учетом и анализом условий жизни, тренировок, индивидуальных особенностей, а также умения взаимоотношения в семье, в коллективе, соответствующей рекомендации после стационарного лечения способствовало намного улучшить или достигнуть хороших результатов в спорте или других поставленных задач.

К нам неоднократно приезжали ознакомиться с работой стационара диспансера представители республиканского физкультурного диспансера и городского здравоохранения, которые отмечали хорошую постановку работы городского спортивно-физкультурного диспансера. Нередко за обменом опытом в нашу клинику приезжали спортивные врачи из других городов и областей России и Советского Союза.

Работая в спортивном диспансере, одновременно и последовательно вела различные разделы и по «производственной  необходимости» и по плану. В основном меня направляли в более трудные участки, где требовались большие организаторские способности, квалифицированная помощь и консультации:

- работа в стационаре (1954-1958 гг.);

- диспансеризация спортсменов, спортивная и художественная гимнастика и акробатика (1954-1965 гг.), стендовая стрельба (1970-1977 гг.), радиоспорт (1979-1981 гг.);

- курирование районов: Кировский район (1954-1958 гг.), Железнодорожный (1958-1966 гг.), Верх-Исетский (1966-1974 гг.), Ленинский район (1974-1992 гг.);

- врачебный контроль за лицами среднего и пожилого возрастов, занимающихся в группах здоровья (1957-1992 гг.)

Диспансеризация включала общей план обследования с учетом особенностей видов спорта, индивидуальных особенностей и т.п. Результаты обследований с соответствующими рекомендациями, с сообщением спортсменам, тренерам, по необходимости с обсуждением с членами семьи. В дальнейшем велись врачебно-педагогические наблюдения в период тренировок и нередко соревнований.

Мы в своей повседневной работе обычно и чаще всего использовали простые, доступные для практических врачей и методистов несложную аппаратуру.

В 1956 году мною проводилось изучение весовых потерь у 309 гимнастов (89 мужчин, 220 женщин в возрасте 18-25 лет до и после соревнований, которые проводились по круговой системе в два дня). Разработка этих направлениях проводилась по трем направлениям (средние показатели по полу и по разрядам; зависимость от исходного веса; зависимость потерь веса во 2-ой день от степени восстановления веса после одного дня соревнований) позволяли выявить ряд закономерностей. Потери веса, безусловно, помогают судить о величине нагрузки на организм; в частности, они показывают, что упражнения по обязательной программе у более высоких разрядов предъявляют к организму требования, более значительные не только абсолютно, но и относительно (т.е. по отношению к возросшим возможностям организма). Принимая во внимание большую вариабельность весовых потерь, надо не только учитывать средние нормативы (потеря порядка 1% веса), но для отдельных ведущих спортсменов, наблюдаемых данным врачом; знать индивидуальные типичные показатели.

Все изложенное показывает большое значение вариационно-статистической обработки данных врачебного исследования, что помогает даже на основании материалов, полученных с помощью простейших методов, выявлять ряд существенных закономерностей».

 

Книга «Непобежденные» 2000 г.

 

РАБОТА НА СЕЛЕ

В ЧАСТИЧНО ОСВОБОЖДЕННОЙ ОБЛАСТИ

22 июня 1941 года мы, студенты лечебного факультета Казанского государственного медицинского института, пришли сдавать экзамены по общей хирургии за третий курс. Теплый солнечный день, предэкзамеционное волнение. Вдруг узнаем - началась война. Об этом передают по радио.

У нас без каникул началась ускоренная учеба, вначале по программе четвертого курса, а затем за пятый курс и государственные экзамены.

Учились по 1,5-2 смены, совмещая учебу с ночными дежурствами в больницах и госпиталях. (К тому времени во многих школах и больницах начали работать военные госпитали). Выполняли различную другую работу. Многие помещения в институте и больницах не отапливались. На лекциях сидели в верхней одежде.

Была большая нагрузка - физическая и психологическая при очень плохо обеспеченном питании. Многие наши ребята были мобилизованы с самого начала войны. Некоторые ушли на фронт добровольно. Ряд оставшихся учиться студентов не выдерживали нагрузку и бросили учебу в институте.

26 января 1942 года в возрасте 20 лет я на «отлично» окончила КГМИ (Казанский государственный медицинский институт) и была оставлена ординатором в госпитальной терапевтической клинике, а зачислена на работу уже 2 ноября 1942 года.

Первый же день моей работы начался с самостоятельного дежурства в терапевтическом отделении, при этом приходилось осуществлять консультации в других отделениях.

Уже в январе 1943 года меня, как военнообязанную, мобилизовали и направили в Москву в Министерство здравоохранения РСФСР. В Москве собрались врачи разных возрастов и мобилизованных со всей России. Я была самой молодой даже среди только что окончивших институт.

Затемненнная Москва. Началось ускоренное повышение квалификации – лекции по гражданской обороне, МПВО, хирургии, терапии и т.п. Лекции читались крупнейшими специалистами. Занятия проводились с 9 до 20 часов. Мы здесь ожидали дальнейшего назначения к местам работы по мере освобождения наших территорий от фашистских оккупантов.

Я оказалась в группе врачей, направленных в Орловскую область, в город Елец, где был временно расположен Облздрав, так как в областном центре еще шли сильные бои.

Поместили нас в сарае, принадлежавшем частично разрушеной больнице на окраине города. Приходилось спать на холодном полу в верхней одежде. По очереди, по два часа топили «буржуйку». Некоторые врачи, чтобы хоть как-то согреться, стали попивать водку и курить (пайками, выданными в Москве, были все обеспечены). Как-то раз провели ночь при звуках бомбежек. Наутро оказалось, что некоторые дома, включая и те, что были рядом, разбомблены. На местах разрушений было много раненных и погибших.

Из города Елец меня направили в Измайловский район. Там находилось много мобилизованных военных со своими начальниками. Узнав, что я врач, мне стали предлагать уехать в действующую военную часть. Я отвечала, что буду работать там, куда меня направили, как бы трудно не было.

В дальнейшем меня направили в село Чернаво на должность заведующего врачебным участком, вместимостью на 15 коек стационара и на 30-40 человек амбулаторного обслуживания. Зона действия участка 10-15 км по радиусу. Добиралась до села Чернаво в повозке с представителями власти. Поселили меня в хате, в которой проживало кроме меня еще 4 человека (двое детей, молодая хозяйка и бабушка). Бабушка спала на печи, остальные - на лежанках. В большие морозы на ночь в хату заводили и домашних животных: коз, телят и т.п. Относились ко мне хорошо, как к члену семьи.

Местная больница, превращенная во время оккупации в конюшню, была полностью разрушена. Многие больные с различными заболеваниями, в том числе с инфекционными, лежали по домам. Работать приходилось с ограниченным количеством медикаментов, используя все имеющиеся народные средства, организовывать «черные бани» и т. д.

Таким образом, работа единственного врача на селе в частично освобожденной области требовала не только разносторонней профессиональной медицинской подготовки, но и высокой трудоспособности, собранности, хозяйственных и организационных навыков, заботы о профилактике, умения удачно контачить с руководством, населением, трудовым коллективом.

Приступили к ремонту больницы. Был выделен хороший плотник из числа селян. Существенной частью работы оставались заботы по комплектации штата с распределением обязанностей между сотрудниками, организация сандружин, повышение их квалификации путем проведения семинаров, личных бесед и т.д.

Приемы больных велись вначале в выделенном и приспособленном для этого деревянном доме. Посещали больных на дому. Немало было вызовов в ближайшие до 15 км деревни. За лекарствами, зарплатой и по другим делам ездили за 20-25 км в Райздравотдел и за 40-45 км в Облздравотдел. Добирались чаще на «попутках». Как-то узнали, что в колхозе решили списать на мясо худую, хромую лошадь, для хозяйства негодную. Мы решили взять эту лошадь для больницы. После трехмесячного лечения и хорошего ухода лошадь стала использоваться для нужд больницы.

Кроме основной работы, меня как врача - капитана медслужбы, ввели в состав военной комиссии по первичному обследованию военнообязанных при их мобилизации или перекомиссии, которые проводились в райцентре или в отдаленных от района селах.

Приходилось проводить также уроки по санитарному делу в школе в 1943-1946 годах. Постепенно, хотя и с большими трудностями, восстановили амбулаторию, часть больницы, сначала на 4, потом и на 10-15 коек. Не стало инфекционных болезнейю

3-5 августа 1943 года освободили город Орел. Я была в то время в Казани, когда по радио передали это важное волнительное сообщение. Не думала я тогда, что мне придется работать в этом, когда-то захваченном немцами городе. Страшное впечатление осталось от разрушенного фашистами города. Позже на моих глазах постепенно поднимался город из руин.

Май 1945 года... Великий праздник Победы: на фоне радостного ликования были и нерадостные воспоминания. Запомнилось, как на второй день после войны привели молодого человека, хорошо сложенного, с голубыми, смотрящими прямо и ничего не видящими глазами. Слепота наступила от выпитого метилового спирта.

Мне, городской девушке, молодому врачу в трудоемкой и ответственной работе в тяжелых военных условиях помогало исключительно уважительное отношение, поддержка со стороны всех, с кем приходилось ­общаться. Было много благодарностей, среди них особенно ценна для меня благодарность от Исполкома Измайловского райсовета, райздрава. Уже в самом; начале работы в 1943 году, в дни двадцатилетия здравоохранения за хорошую восстановительную, лечебно-профилактическую и санпросветработу была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

После перевода села Чернава в статус районного центра, меня перевели в этот райцентр на должность заведующей районной амбулаторией, районного педиатора, а также членом ВТЭК, где я работала до 1947 года. В дальнейшем, по приказу Минздрава разрешалось вернуться в родной город Казань для продолжения учебы в клинической ординатуре, прерванной из-за мобилизации. После прохождения клинической ординатуры по терапии (1947-1949 гг.) была направлена в 1950 году как высококвалифицированный специалист в Свердловск.

Фаина БАКИРОВА

scroll back to top