ШИЛЯЕВ АНДРЕЙ ПАВЛОВИЧ

 

Ramka

Шиляев А.П. – (14.12.1919 г. в п. Арти Пермской губернии – 13.12.1938 г. в г. Сан-Франциско, США) Уральский боксер – эмигрант середины 30-х годов ХХ века (Арти, Пермская губерния – Шанхай, Китай)

Андрей Павлович первый российский спортсмен добившийся право защищать титул чемпиона Мира по боксу среди профессионалов.

Горбунов-Ленский Геннадий: - Разбирая архив И.Н. Пасынкова натолкнулся на его рукопись.

 

ЧУДО - МАЛЬЧИК из Харбина

Памяти Андрея Шиляева

   

Этот день врезался в память на всю жизнь, несмотря на «дистанцию» более чем в полвека. Раскрыв популярную харбинскую газету «Заря» за 14 декабря 1938 года, я был ошеломлен заголовком материала на всю третью страницу газеты, напечатанном жирным шрифтом: «Трагическая смерть Андрея Шиляева в Сан-Франциско». В кратком вступительном тексте говорилось, что Андрей Шиляев погиб под скальпелем хирурга на операционном столе после матча с американским профессионалом Филом Сальвадоре. Случилось это 13 декабря, в день памяти св. Андрея Первозданного - день ангела Андрея...

ShilyaevAP1Далее в газете следовали многочисленные комментарии по поводу смерти боксера, предположения и подозрения. Подчеркивалось, что на газету обрушились телефонные звонки с самого утра: что? как? почему? Звучал такой мотив: «Андрея убили», «подкупили судей», «в перчатку противника был заложен кастет», «были сделаны крупные ставки на этот матч», «американский азарт аморален» и прочее.

Так что же случилось на самом деле? Как это произошло - блистательное спортивное искусство Андрея Шиляева яркой кометой пронеслось на небосводе бокса и так неожиданно погасло, осветив ярким светом зарубежную русскую жизнь? Ответ на этот вопрос - в конце очерка.

Имел я счастье учиться в одной из лучших русских гимназий Харбина в гимназии имени Достоевского. Почетным попечителем гимназии был Николай Львович Гондатти, крупный политический и общественный деятель дореволюционной России, шталмейстер двора Его Величества при императоре Николае втором. Директором гимназии был златоуст Василий Савельевич Фролов. Он стал жертвой чекистов в Харбине в 1945 году, как и тысячи российских эмигрантов. Под стать этому замечательному человеку были и остальные педагоги, воспитанные в свое время в традициях старой российской школы.

В этом же классе учился и Андрюша Шиляев. Истоки нашей дружбы с ним я не помню, но два года мы сидели за одной партой. Коренастый, широкоплечий был паренек, лицо слегка веснушчатое, простой и добрый характер. За хорошими отметками не гнался, но в целом учился неплохо: много времени у него отнимал спорт - был отличным пловцом, увлекался легкой атлетикой и рано стал заниматься боксом в спортивной секции при клубе ХСМЛ («Христианский союз молодых людей»). Это был прекрасный спортивный клуб. Кроме того, Андрей играл на тромбоне в школьном оркестре - тренировал дыхание...

И надо же было так случиться, что когда Гитлер стал преследовать евреев, то в Харбине оказался бежавший тренер чемпиона мира Макса Шмеллинга - Зейлих со своей женой. Опытным глазом он определил, что «из этого мальчика выйдет толк». Зейлих взялся сделать из Андрея хорошего боксера. И теперь тренировки стали поглощать все свободное время Андрея. В то время ему было 14 лет. Внимание знаменитого тренера льстило Андрею. Он делился со мной системой тренировок и даже кое-чему меня пытался научить, хотя между нашими физическими данными была большая разница.

Вспоминается, как периодически между Андреем и более старшими гимназистами, по договоренности, проходили поединки-драки – «сочка». На двух таких схватках я присутствовал. Эти схватки проходили после уроков, какой-то заброшенной веранде около кинотеатра «Азия» в Новом Городе, недалеко от гимназии Достоевского. Одна из таких схваток была с сильными семиклассниками (по-здешнему - девятиклассниками) Юрием Шевляковым и Фетисовым (его имя не помню), Андрей в то время учился в пятом классе. Я не помню «регламента» этих поединков, в том числе и продолжительности боя, но в обеих схватках победил Андрей, хотя ему доставалось по ходу обмена ударами. Помню только, что часто дело доходило и до крови на лице. Иногда и у Андрея на лице были следы прошедшего боя. Помню, как-то пришел в класс с «фонарем» под глазом, а как раз в этот день нас фотографировали. Андрей встал в профиль к объективу. Этой карточки у меня не сохранилось.

Запомнился бой Андрея с сильным японским боксером в кинотеатре «Азия», кажется в 1934 году (фамилию боксера не помню). Встреча была организована так, что билеты распространялись только среди японцев. Андрей же достал контрамарки для всего нашего класса, да еще в первый ряд, и пришло нас около 40 человек, включая девочек, - почти весь класс. До сих пор этот бой стоит перед глазами. Андрей «не играл мускулами», как теперь иногда показывают спортсменов. Он был очень «плотно сбит», с широкой грудью и мощной шеей. Запомнилось, как он был «неудобен» для противников. Легко и быстро двигался, запутывая соперника «финтами» ног, его трудно было «поймать на удар». Где-то слышал, что у боксеров половина силы в руках, а половина в ногах плюс работа головы - умение умно вести бой, навязывать противнику свою тактику. Во всем этом Андрей преуспел под влиянием своего опытного тренера, а его кроткие мощные удары обеих рук ошеломляли противника. Я не помню, сколько раундов длился бой, но перевес был явно на стороне Андрея - по очкам. Нокаута не было. Но по окончанию боя судья - японец объявил ... ничью. С таким решением Андрей и его тренер категорически не согласились и потребовали дополнительный раунд, от которого японец отказался. И судья вынужден был поднять руку Андрея. Естественно, что мы, соученики Андрея, во время боя, как могли, помогали Андрею психологически: хлопали в ладоши, стучали ногами, кричали – «браво Андрей!», «давай, Андрей!». К чести японской публики, такое наше поведение не вызывало у них раздражения.

Запомнился наш с Андреем «поход» в кинотеатр «Америкэн» на Страховой улице, на нашумевший тогда фильм «Кинг-Конг» («Америкэн» был самым большим кинотеатром в Харбине, там выступал, дав три концерта сам Федор Иванович Шаляпин. Я имел счастье побывать на его втором концерте). Конечно, фильм нам очень понравился (такой был возраст!), а потом мы с ним еще долго бродили по улицам, изливали друг-другу душу. О чем мог быть разговор мальчишек в 15 лет? О многом, очень многом. «О подвиге, о славе»... Все мы были воспитаны в Харбине в русском православном духе, в верности идеалам дореволюционной России, в непримиримости к коммунизму, справедливо считая себя истинно русскими патриотами. Для нас СССР и Россия были антиподами. А Андрей к тому же был сыном священника отца Павла Шиляева, которого, как я так же хорошо знал: так и стоит перед глазами его мощная высокая фигура. Насколько я помню, род Шиляевых происходит от уральских кузнецов, и это дало повод одному харбинскому поэту в стихотворении, посвященному Андрею, написать такие строчки:

  

   И толпа, не понявшая

   русскую быль,

   В преклоненье кумира

   встречала,

   И узнала она

   про российский ковыль,

   Про детин богатырских с Урала

  

Жил Андрей в подворье Благовещенского храма на Пристани, я далеко - в Саманном городке. Поздно закончилось то гулянье, но мы были юными и никакие расстояния нас не страшили.

Вот и настало время рассказать о головокружительной спортивной карьере «чудо-мальчика из Харбина».

В русском журнале, издающемся в США, «Вестнике» ?10 появился очерк Эдуарда Штейна (Оранж, Коннектикут) – «Боксер и поэт». В очерке автор сравнивает трагическую судьбу знаменитого боксера и знаменитого поэта Арсения Несмелова: оба они создали славу российскому зарубежью, и оба погибли от кровоизлияния в мозг.

Вот как в очерке впечатляюще обрисована спортивная карьера Андрея Шиляева: «Юному боксеру удалось провести на профессиональном ринге 29 боев с ошеломляющими спортивными результатами: 22 победы, 3 ничьи и только 4 поражения. Качество же побед почти «тайсоновские» - 19 побед или нокаутом, или бои прекращались из-за явного преимущества Андрея, три боя он выиграл по очкам и три таким же образом проиграл. Один раз вынужден был прекратить бой из-за повреждения руки. Такому «послужному списку» мог бы позавидовать любой чемпион мира. Эти выступления принесли Андрею Шиляеву не только всеэмигрантскую славу, но и звание чемпиона Северной Маньчжурии, затем чемпионские лавры Северного Китая, всекитайский чемпионский пояс и титул чемпиона Дальнего Востока.

   Возможно, самыми впечатляющими боями были победы Андрюши над экс-чемпионом Дальнего Востока негром Генри, известным на рингах Азии под кличкой Клевер (Умный). Этот боксер прославился победой над экс-чемпионом мира среди средневесов Тодом Морганом, которого негр послал в нокаут. Ему же удалось сокрушить австралийского короля средневесов Альфа Блатча. Манильские «тиффози» с нетерпением ждали поединка своего любимца с «чудо-мальчиком» из Харбина. Первая встреча между боксерами состоялась 23 января 1938 года и привлекла свыше десяти тысяч зрителей. Бой разочаровал болельщиков: все было закончено уже в третьем раунде, когда Андрюша отправил своего опытнейшего соперника в глубочайший нокаут, из которого последнего вывели лишь старания врача. Если к этому добавить, что во втором раунде Генри был вообще выбит за пределы ринга, то станет ясно, что русский боксер во время схватки господствовал безраздельно. Уже 5 февраля состоялся матч-реванш. Стадион был переполнен, и снова разочарование болельщиков - русский богатырь просто растерзал свою жертву: во втором раунде секунданты «Умного Генри» выбросили на ринг полотенце в тот момент, когда рефери отсчитывал положенные 10 секунд. Пояс чемпиона Дальнего Востока надел на русского спортсмена маршал Дуглас Мак-Артур, который в то время был военным советником филиппинского правительства.

 ..... В 15 лет Андрей соприкоснулся с боксом (по-моему раньше,- И.Н.) и своей новой страсти отдался целиком. Уже в июле 1936 года он переходит в профессионалы и свой первый бой с сильным японцем Огавой заканчивает нокаутирующим ударом в челюсть. Огаву унесли с ринга. Тот же июль месяц стал, пожалуй, самым значимым в спортивной карьере боксера - тогда именно окончательно решилась его судьба.

23 июля 1936 года в Харбине был проведен поединок за звание чемпиона Харбина и Северной Маньчжурии. В одном углу ринга чемпион В. Голдобин, в другом - претендент А. Шиляев. Публике огласили данные спортсменов: Голдобин - 23 года, вес 71 кг., рост 170 см. Шиляев - 16 лет, вес 64 кг., рост 166 см. Регламент матча - десять трехминутных раундов. Единодушным фаворитом считался В. Голдобин. Первый раунд по очкам выиграл А. Шиляев. Второй раунд приносит ничью. В третьем раунде только гонг спасает В. Голдобина от неминуемого фиаско. Четвертый раунд уже формальность. В. Голдобин деморализован, и прямой удар А. Шиляева решает все. Эта победа и очертила жизненную дорогу молодого самородка, начавшего восхождение на мировой Олимп профессионального бокса.

К началу 1938 года стало ясно, что ринги Дальнего Востока, Азии и Океании слишком малы для Андрея Шиляева. Вместе со своим тренером менеджером Г. Зейлихом он покидает Китай и отправляется в Америку. Остановка в Гонолулу остается излишней, поскольку находившийся там «Умный Генри» и претендент на звание чемпиона мира Карл Моро сделали все от них зависящее, чтобы избежать встречи с А. Шиляевым.

Престижный американский журнал «Ринг» посвятил А. Шиляеву большую статью, высоко оценивая его шансы в боксерском табеле о рангах. Какая-то из газет Сан-Франциско окрестила русского богатыря «Русский лев». Под этим псевдонимом он и выступал в этом городе. Первые три схватки с именитыми соперниками он провел элегантно и убедительно, и хотя первый бой был объявлен ничейным, в двух других А. Шиляев добился убедительной победы".

В 1936 году гимназия им. Достоевского стала распадаться, и Андрей Шиляев перешел в Правительственную гимназию (на Пристане, ближе к дому), я - в гимназию Бюро эмигрантов. Как говорится, наши дороги разошлись, да и наша «значимость» была «несоизмеримой» - перед ним открывалась мировая слава. Как мне потом рассказывали, всю ночь после матча с Голдобиным Андрей катался по городу на легковой машине и часто повторял: «Я побил Голдобина». И это была заслуженная гордость.

Окончил Правительственную гимназию Андрей в 1937 году. У меня есть общая карточка этого выпуска с виньеткой, но фото очень бледное. В центре карточки около преподавателя стоит Андрей, с другой стороны - его брат Павел, тоже способный спортсмен, но высот Андрея не достиг.

Что же произошло во время боя Андрея Шиляева с Филом Сальвадоре в Сан-Франциско, мы уже никогда не узнаем. Но обстоятельства таковы. Этот матч Андрей провел не лучшим образом и проиграл сильному сопернику по очкам. В раздевалке после боя ему стало очень плохо, но в этот момент рядом с ним почему-то не оказалось, ни тренера, ни менеджера. Установка диагноза в больнице продолжалась преступно долго, и хирургическое вмешательство запоздало. Как можно было понять, скончался Андрей от кровоизлияния в мозг после тяжелой травмы черепа.

Так все же: был криминал в смерти Андрея Шиляева или нет? Пожалуй, стоит привести две точки зрения. Первая - из-за высоких ставок на этот матч, спортивного азарта, нечестных игр бизнесменов были подкуплены судьи, а противник Андрея оказался человеком без спортивной и вообще человеческой чести. Вторая - никакого криминала не было, но нельзя было так часто выпускать на такие встречи совсем еще юного боксера, физические данные которого еще не были зрелыми к этому времени, нужны были солидный отдых и подготовка к таким серьезным матчам.

В августе 1984 года в Москве скоропостижно скончался бывший харбинец Игорь Константинович Ковальчук-Коваль, которого я знал еще по Харбину, и здесь мы с ним тоже встречались. Он вел серьезную исследовательскую работу в области русско-американских отношений. В поле его зрения попал и вопрос о трагедии Андрея Шиляева. По глубокому убеждению Игоря, криминала в его смерти не было, и вопрос о причине его смерти он решил выяснить до конца, но смерть Игоря прервала это исследование. Игорь выяснил в частности, что Фил Сальвадоре был на похоронах Андрея и плакал.

Со старшим братом Андрея - Павлом я был на Урале в 1946 году (Востокураллаг, ст. Азанка), где Павел умер от дистрофии (как, впрочем, и другой видный харбинский спортсмен Анатолий Карбовский). Смерть Павла случилась в 1946 или 1947 годах. Еще один старший брат Андрея - Евгений жил в США, с его женой я переписывался одно время. Запросил Евгения, что он знает о смерти Андрея, но получил ответ от его жены, в котором она сообщала, что Евгений знает об этом не больше, чем я. Но ведь, в конце концов, должна была остаться какая-то медицинская документация о вскрытии тела, должно быть заключение патологоанатома, спортивного юриста?!

Похоронен Андрей на сербском кладбище в Сан-Франциско. На мраморном памятнике высечено: «Здесь покоится юноша-боксер Андрюша Шиляев, 14 декабря 1919 год - 13 декабря 1938 года, трагически погибший на чужбине вдали от родных, но не забытый друзьями». И до сих пор чьи-то заботливые руки возлагают на могилу боксера цветы.

Примерно в 1940 году я как-то в летний вечер встретил на берегу реки Сунгари в Харбине отца Павла Шиляева. Немного поговорили, вспомнили Андрея. Тяжело было престарелому отцу вспоминать погибшего сына (но не знал он в то время еще, что чекистские щупальцы доберутся и до второго его среднего сына). Но вместе с тем чувствовалась огромная духовная сила в душе этого человека, и пастырское предназначение в жизни помогло ему в то время пережить потерю Андрея. Чем-то отец Павел напомнил мне в то время мощную фигуру протоирея Туберозова из «Соборян» Н. Лескова.

Выдающийся дальневосточный поэт Арсений Несмелов, тоже погибший от кровоизлияния в мозг, но не на боксерском ринге, а на полу пересыльной тюрьмы НКВД в Гродеково осенью 1945 года, посвятил Андрею стихотворение, в котором есть такие слова:

  

   «Но не исчез он. Нет, он с нами

   На бесконечные года:

   Он - наша вера, наше знамя,

   Он в нашем сердце навсегда»

  

Истинные слова о моем однокласснике, и великолепном спортсмене мирового значения Андрее Шиляеве, которого нужно причислить к той славной когорте людей, про которых сказано: «РОССИИ СЛАВНЫЕ ИМЕНА».

     

Примечание: старший брат Андрея Шиляева - Евгений, ученый синагог, скончался в США 27 октября 2003 года. Вдова покойного, тоже харбинка, проживает в США (данные на 2008 г.).

  

   И.Н. Пасынков 

  

По материалам сети Интернет

http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/xswrfvnhyik.shtml

scroll back to top