ЛЮБОВСКАЯ ИРИНА

 

LjubovskayaIA

Любовская И.А. - (1965 г.р.) Мастер спорта России по гандболу (В-Пышма, Профсоюзы, СК «Уралэлектромедь»).

«В 1984 году я окончила Свердловский строительный техникум. Пока училась в техникуме, занималась в  волейбольной секции. Однажды преподаватель, которая вела у нас секцию, предложила попробовать свои силы в гандболе. В начале я не согласилась, так как волейбол, которым я занималась в то момент, уж очень сильно отличался от гандбола. И в первую очередь своим каким-то аристократизмом. Гандбол же мне показался очень агрессивным видом спорта, игра в котором идет в постоянном контакте с противником… Но посмотрев несколько тренировок команды гандболисток, которых тренировал Алан Иванович Пеннер, я постепенно увлеклась гандболом, во мне проснулся какой-то спортивный азарт, появилось желание заниматься именно этим видом спорта. С этого момента и началась моя спортивная карьера в гандболе.

Когда я пришла в гандбол, еще не было команды «Екатерина». Алан Иванович ее только создавал, набрав девочек из 6-7 классов и начав их тренировать. Я их всех была старше и уже могла играть за взрослую команду. Единственной женской гандбольной командой достаточно высокого уровня на тот момент была команда «Калининец» (Свердловск), но я чем-то не понравилась ее тренеру, и он не только не взял меня в свою команду, но и постарался сделать так, что я не смогла устроиться ни в одну другую команду Свердловской области. Что мне оставалось делать? Пришлось самой искать подходящую команду, в которой я смогла бы проявить себя. К тому же нужно  было на что-то жить, а в жизни вне игры я себя не представляла. Поэтому один из сезонов я отыграла за команду «Арагац» (Армения), еще один за «Экономист»  (Алма-Ата), потом несколько месяцев играла за «Кубань» (Краснодар). Но ни в одной из этих команд, я так и не прижилась, хотя в плане мастерства, по отзывам специалистов, конечно, добавила. Все это время я не теряла связи с Верхней Пышмой. И вот однажды звонит Алан Иванович и говорит, что у него уже почти готова молодая команда и ему для вывода ее на соответствующий уровень нужен такой игрок, как я.

А дальше мне пришлось тренироваться по 3-4 раза в день, учиться и учиться. Затем началась борьба за выход «Екатерины» за выход в высшую лигу. Я и до этого уже не строила никаких иллюзий относительно профессионального спорта. Но того, с чем столкнулась наша команда в Ростове, даже я не ожидала. Там против нас играли не семь игроков, как должно быть по правилам, а девять плюс два судьи. Что пришлось пережить нашим молодым игрокам, знают лишь они.

Буквально в это же время мне пришел вызов в национальную сборную России, где говорилось, чтоб я к такому-то сроку прибыла на сборы. А в это время решался вопрос, быть или не быть «Екатерине» в высшей лиге. Я не смогла предать девчонок, хотя и понимала, что, если не приеду на сборы, то второй вызов в сборную вряд ли получу. В дальнейшем так и оказалось. Но зато наша Верхнепышминская «Екатерина» пробилась в высшую лигу, где мы и отыграли прошлый сезон.

За годы выступлений пришлось поработать и тренером, и «мертвой душой» и даже техничкой – все это у меня отражено в трудовой книжке.

Выступая в турне по Германии, я получила приглашение остаться за рубежом и заключить очень выгодные контракты. Но все предложения я вынуждена была отклонить по той же причине, по которой не смогла поехать в свое время на сборы сборной России. Я знаю, что не могу бросить девчонок, с которыми тренировалась на протяжение нескольких последних лет, именно в тот момент, когда мы попали в высшую лигу. Сейчас они просто психологически не готовы играть по 60 минут, пусть даже некоторые из них более талантливы, чем я. Им нужен кто-то, кто бы смог подбодрить их на площадке, а я могу это сделать.

Да, я все понимаю, понимаю и то, что максимум 3-4 года отыграю на таком же уровне, а потом, скорее всего, придется уходить. Ну, вот такая я, и все».

1994 год.

 

scroll back to top