ВУЛЬФСОН СОФЬЯ СОЛОМОНОВНА

 


VulfsonSSВульфсон С.С.
– (05.05.1917  г. в г. Пенза – 07.12.2017 г. в г. Екатеринбурге) Спортивный врач  (Свердловск, ДСО «Локомотив»)

Софья Соломоновна окончила Ленинградский государственный институт физической культуры им. П.Ф. Лесгафта и Свердловский медицинский институт (1941).

Участница Великой Отечественной войны, военный врач-хирург полевого госпиталя 1707, капитан медицинской службы. Западный, 3-й Белорусский, 2-й Дальневосточный фронты. Участвовала в боях за города Калуга, Смоленск, Минск, Калининград.

Работала в Свердловском медицинском училище (20 лет) и в областном врачебно-физкультурном диспансере (16 лет).

Известна, как разносторонняя спортсменка 30-50х годов ХХ века. Хоккеистка и теннисистка. Играла в волейбол, баскетбол и хоккей с мячом на чемпионатах РСФСР и СССР. Серебряный призер Кубка СССР по хоккею с мячом.

Награждена орденом Отечественной войны II степени и восемнадцатью боевыми и юбилейными медалями.

Ветеран спорта.

 Похоронена в городе Екатеринбурге на Северном кладбище

Книга «Непобежденные» 2000 г.

ЧЕРЕЗ ДВЕ ВОЙНЫ

СО СКАЛЬПЕЛЕМ В РУКАХ

Шла война. Студенты последнего курса мединститута Свердловска уже доучива­лись и потому осаждалиVulfsonSS2 военкоматы. Даже девушки, кому завтра предстояло получить дипломы, требовали отправки на фронт. В их числе была и Софья Вульфсон. Она уже прошла хирургическую практику и потому добивалась направления на фронт особо настойчиво. И ее просьбу, конечно же, в военкомате удовлетворили в первую оче­редь: Софья была зачислена врачем-хирургом во фронтовой госпиталь № 1707, который находился на Запад­ном фронте.

К Калуге, где должен был быть развернут госпиталь, ехали в ваго­нах-теплушках с двухэтажными нарами. Молодежь, конечно, навер­ху, кто постарше - с возможным комфортом устроились на нижних нарах. Настроение у всех было приподнятым: как же, ведь ехали в прифронтовую зону, где, наверняка, раненые бойцы и командиры ждали их помощи.

До места назначения оставалось уже недалеко, как вдруг налетели вражеские самолеты. К счастью, вагоны с медперсоналом и госпи­тальным оборудованием не пострадали, но железнодорожный путь впереди был разрушен основательно. Помогали путейцам в восста­новлении дороги и потому в Калугу прибыли уже глубокой ночью.

Госпиталь пришлось разворачивать своими силами. А какие они, эти силы - женские, в основном, слабенькие. Но худо-бедно к утру управились. И тут почти без перерыва пошел к ним поток раненых. Работали дни и ночи, почти без сна и отдыха. Операции, перевязки и сплошные стоны. Софья, было, растерялась, но главврач, пожилой майор медицинской службы, как-то сразу вдохновил ее:

- Помните, мадемуазель: вы - врач. А врач не слышит стонов, но видит рану. Извольте и вы обрести железные нервы. А не сумеете - будем прощаться...

- Слушаюсь обрести такие нервы! - на полном серьезе, ответила Софья и снова встала к своему операционному столу. А потом, уже к вечеру, когда к госпиталю были поданы свободные машины, заня­лась отправкой тяжело раненых в тыл.

Войска армии стали день за днем продвигаться вперед. Снялся со своих позиций и фронтовой госпиталь. Задача была одна: не отстать от штаба армии и не допустить большого перерыва в приеме ране­ных.

Следующей базой фронтового госпиталя стал город Смоленск. Правда, к назначенному сроку он не поспел, и это-то спасло раненых, и медицинский персонал. Оказалось, что при отступлении немцы за­минировали практически все оставшиеся здания, и перед самым при­бытием сюда госпиталя их взорвали. Наверняка, в одном из них был бы размещен госпиталь 1707 и тогда... Но, как говорится, Бог мило­вал. Облюбовали один из сорока сохранившихся в городе домов - им оказалась средняя школа - и снова закипела работа по спасению ра­неных.

Софья уже освоилась с фронтовой обстановкой и на своем посту хладнокровно выполняла все, что требовалось. Не могла она спокой­но переносить только частые налеты вражеской авиации, но со вре­менем освоилась и с этой напастью. Иногда даже в эти тревожные минуты не отходила от операционного стола.

Хуже было с освещением. Электрической энергии в разрушенном городе еще не было, и операции приходилось проводить при блеклом свете керосиновых ламп. Иногда, правда, медикам «подсвечивали» немцы, запуская в небо осветительные «свечи», которые медленно опускались на парашютах. Но тут было не до благодарности: засве­тили «свечи», значит, жди либо артналет, либо бомбардировку.

Профилем госпиталя, в котором несла медико-боевую службу стар­ший лейтенант Софья Вульфсон, были ранбольные с поражением по­звоночников и нижних конечностей. Эвакуироваться из палат во вре­мя воздушных и артналетов в укрытие самостотельно они не могли, и это тоже ложилось на хрупкие плечи медработников. Но чаще всего при неожиданных налетах врага они оставались в палатах и тем обо­дряли раненых. И так – дни и ночи. Ни сна, ни покоя. Только непо­сильный труд и труд.

После Смоленска был Минск. Он тоже представлял собой сплош­ные развалины. Все пережитые ранее трудности поджидали медиков и здесь. А вот в Вильнюсе вздохнули с облегчением. И условия разме­щения фронтового госпиталя были несравненно лучше, и бомбежки врага стали куда реже, чем прежде. Последней же точкой на карте войны для госпиталя стал город Кенигсберг, когда он был уже полно­стью очищен от немцев.

Здесь для фронтовиков госпиталя и закончилась война на Западе. Но впереди был еще Дальний Восток. Переформировавшись, госпи­таль влился в состав 2-го Дальневосточного фронта, и был развернут в Советской гавани. Капитан медицинской службы Софья Вульфсон и здесь встала за хирургический стол. Раненых тут было меньше, да и работать было совсем спокойно. Но ее ответственности за поручен­ное дело это не снижало, потому она работала с полным молодым напряжением. Помимо ведения операций на теле больных, она много времени отдавала эвакуации раненых в тыловые госпитали.

- А 3-го сентября сорок пятого, - пишет в своих воспоминаниях Софья Соломоновна, - Япония капитулировала, подошел конец и этой войне. Как я была рада этому!

Другой же ее радостью было то, что ей было приказано для про­хождения дальнейшей службы прибыть в Уральский военный округ – туда, где ее ждал родной дом. Некоторое время она работала препо­давателем военно-санитарных дисциплин в одном из институтов го­рода. В 1947 году Софья Вульфсон демобилизовалась и наконец-то смогли целиком отдать себя еще одному любимому делу - спорту. Как и до войны, она стала играть в составе сборной города в хоккей с мячом, баскетбол, волейбол. Не один раз фронтовичка успешно участвовали в играх на первенство СССР.

Да, славная биография у нее. И везде-то она была в числе лучших, в числе тех, кто оставлял заметный след в жизни.

VulfsonSS1

scroll back to top