ЕГОРОВ ВАЛЕРИЙ АРСЕНТЬЕВИЧ

 

EgorovVAЕгоров В.А. – (08.03.1925  г. в г. Тюмень - 08.06.2018 г. в г. Екатеринбурге) Председатель Свердловского областного совета ДСО «Красная Звезда» (Свердловск, Райспорткомитет – ДСО «Красная Звезда»).

Валерий Арсеньевич окончил Киевское военно-медицинское училище в Свердловске (1945).

Участник Великой Отечественной войны, служил в армии до 1949 года.

Работал председателем Октябрьского районного спорткомитета г. Свердловска до 1954 года, председателем областного совета ДСО «Красная звезда» с 1954 по 1958 года, заместителем генерального директора фабрики «Уралобувь» с 1958 по 1967 годы, заместителем председателя Кировского райисполкома г. Свердловска с1968 по 1973 годы, заместителем директора издательства «Уральский рабочий» с 1974 по 1988 годы, директором базы «Союз-книга» с 1989 по 1994 годы.

Судья республиканской категории по лыжным гонкам.

Ветеран труда. Ветеран спорта.

Похоронен на Ивановском кладбище г. Екатеринбурга, секция № 4.

 

С.Н. Гущин. Книга «Друзья моих военных лет»

Участник штурма Берлина

Он всегда больше всего ценил настоящую дружбу, но никогда не пользовался своими связями и добрым к себе отношением для решения любых, даже самых сложных и важных проблем. За это его уважали и любили все его сослуживцы, однополчане и друзья. Он и сегодня, буду­чи на заслуженном отдыхе, может спокойно и прямо смотреть в глаза любому человеку, с которым ему при­шлось когда-либо контактировать. Однако однажды Ва­лерий Арсеньевич Егоров всё-таки решил воспользо­ваться знакомством с нужным ему человеком и «по бла­ту» решить один волновавший его на тот момент вопрос. Случилось это в 1943 году.

Незадолго до этого на Свердловском инструменталь­ном заводе в результате несчастного случая ученик то­каря Егоров лишился большого пальца правой руки. Ма­ло того, что сурово были наказаны мастер и начальник цеха, так и сам пострадавший, давно уже стремившийся попасть на фронт, став инвалидом, казалось, навсегда потерял всякую надежду осуществить свою мечту. И вот тут-то Валера вспомнил, что его симпатичная соседка работает в Октябрьском райвоенкомате. Устоять перед натиском молодого, видного парня девушка, естествен­но, не смогла, и через несколько дней Егоров получил официальное направление в Троицкую школу стрелков-радистов. Проучился он там чуть больше месяца, пока дело не дошло до стрельбы. Не имея большого пальца, Валерий просто не мог надавить на верхнюю гашетку пушки, и его тут же отчислили, отправив обратно в Свердловск. И хотя «военкомовская» девушка не скры­вала своего сожаления при встрече с Валерием, однако он вновь сумел уговорить ее сделать ещё одну попытку. На этот раз Егорова направили в Миасскую школу авиа­механиков, где он сумел «продержаться» целых две не­дели, а затем после «разоблачения» его отправили об­ратно в Октябрьский военкомат, где Валерий сумел уже стать штатным призывником. В третий раз уже сам во­енком направил его на трехмесячные курсы, имевшие весьма красноречивое название «Выстрел». Однако и тут

Егоров потерпел очередное фиаско: во время первой же стрельбы он не удержал в изуродованной руке пистолет. Казалось, пора бы заканчивать все эти эксперименты, но восемнадцатилетний Валерий не оставил надежды «про­рваться» в действующую армию. В четвёртой попытке он безуспешно поучился на курсах радиосвязистов, где для передачи в эфир радиосигналов ключ надо было держать тремя пальцами правой руки. Его очередное возращение в военкомат вызвало искреннее сочувствие. Военком даже сказал расстроенному неудачнику:

- Вы, Егоров, настоящий патриот. Мне очень нравится ваши настойчивость и упорство.

Сегодня просто очень трудно себе представить, что восемнадцатилетний мальчишка, которого медицинская комиссия на законном основании освободила от службы в армии, упорно ищет любую возможность «прорваться» на фронт. И его, казалось бы, бесперспективная, борьба длилась не день, не два, а несколько долгих месяцев. Его­ров регулярно приходил в военкомат и ждал встречи с военкомом, с надеждой глядя ему в глаза. Наконец, воен­ком уже в пятый раз (!!!) предоставил Егорову возмож­ность призыва в Киевское военно-медицинское учили­ще, дислоцировавшееся тогда в Свердловске.

Прибыв к месту назначения, Егоров честно расска­зал о своих призывных неудачах начальнику училища полковнику Гаврось. Тот немного подумал, а потом под­писал приказ о зачислении Егорова на первый курс. В апреле 1945 года младший лейтенант медицинской службы Валерий Арсеньевич Егоров после окончания училища был направлен в распоряжение 1-го Белорус­ского фронта, где его назначили военфельдшером 270-го гвардейского миномётного Черновицкого, орденов Крас­ного Знамени и Богдана Хмельницкого полка Первой танковой армии.

Родился Валерий Егоров в марте 1925 года в городе Тюмени в семье служащих. Когда ему исполнилось 8 лет, его отца Арсения Ильича перевели в Новосибирск. Там Валерий поступил в школу и закончил семь классов. И ведь надо же такому случиться: именно 22 июня 1941 го­ды семья Егоровых — отец, мать и трое детей — сади­лись в поезд Новосибирск—Москва, чтобы перебраться на постоянное жительство в Свердловск. Весть о начале войны им на каком-то полустанке принес пассажир, краем уха услышавший по станционному радио голос Левитана. Лишь доехав до Свердловска, они узнали все страшные подробности вероломного нападения на СССР гитлеров­ской Германии. А когда Красная Армия, отступая, стала отдавать врагу один город за другим, для большинства старшеклассников школа сразу же отошла на второй план. Многие из них, достигшие призывного возраста, тут же надели солдатские гимнастерки. Шестнадцатилетний Валерий начал свою жизнь на новом месте, сразу же по­ступив на работу в качестве ученика токаря. Из-за трав­мы руки его перевели из механического цеха в отдел во­енпреда. В 1943 году в армию призвали главу семейства Егоровых, который пропал без вести под Днепропетров­ском, а затем на фронт ушел старший брат Геннадий, служивший в военно-морском флоте. Несмотря на уго­воры и слёзы матери, заявление в военкомат подал и Ва­лерий.

Попав на фронт весной 1945 года, Валерий Арсеньевич в составе Первой танковой армии Маршала бронетанко­вых войск М.Е. Катукова принял участие в одном из самых главных сражений Великой Отечественной войны — штурме Берлина. В беседе со мной Егоров с некоторым смущением, как бы даже извиняясь, сказал: «Я более двух лет рвался на фронт, а воевать-то мне довелось чуть боль­ше двух недель!».

Зато каких недель, хотелось мне ответить Валерию Арсеньевичу. Ведь это был кромешный ад, в котором в наших солдат стреляли буквально из-за каждого камня или укрытия. И выйти оттуда живым, было большим счастьем!

Общий план берлинской операции был разработан Ставкой Верхнего Главнокомандования. 16 апреля в 5 часов утра по московскому времени наши войска начали наступление. Артиллерийская подготовка продолжа­лась тридцать минут. Впервые в ходе войны для освеще­ния поля боя были включены сто сорок мощных зенит­ных прожекторов, ослепивших пехоту противника. Од­новременно авиация нанесла мощные удары по опорным пунктам и артиллерийским позициям немцев. Однако подавить полностью систему вражеской обороны не уда­лось, и германские войска оказали ожесточённое сопро­тивление. Используя выгодный характер местности, не­мецкое командование создало глубокую и прочную обо­рону на подступах к Берлину. Особенно ожесточённые бои развернулись за Зеёловские высоты, хорошо укреп­лённые и являющиеся ключевыми позициями на даль­них подступах к столице Германии. С 19 по 25 апреля со­ветские войска вели кровопролитные бои по окружению и расчленению берлинской группировки немецких войск. 25 апреля 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты замкнули кольцо окружения вокруг двух изоли­рованных группировок противника. Война перешла на улицы Берлина. Но и в этих условиях Гитлер не расста­вался с надеждой, что борьба за столицу ещё не проигра­на. Вечером 25 апреля гросс-адмирал Дениц получил ра­диограмму от Гитлера, в которой сражение за Берлин было названо «битвой за судьбу Германии». Немецкое командование рассчитывало в упорных боях за каждый дом и квартал «перемолоть» силы советских войск. Од­нако в ночь на 29 апреля, форсировав реку Шпрее, наши части приступили к подготовке штурма рейхстага, под­ход к которому прикрывали большие каменные здания, откуда немцы вели прицельный артиллерийский и пулемётно-автоматный огонь. В 11 часов 30 апреля начался штурм рейхстага, однако первый натиск был отражён. Тем не менее, через три часа атакующие подразделения ворвались в рейхстаг, и бои с нарастающей силой раз­вернулись уже в здании рейхстага. Только утром второ­го мая остатки гарнизона рейхстага капитулировали. Со­ветское командование, чтобы избежать бессмысленного кровопролития, потребовало немедленной и безоговорочной капитуляции всего берлинского гарнизона, но это требование было отвергнуто. Пришлось продолжить штурм германской столицы. Борьба продолжалась ещё один день и ночь, а затем весь гарнизон сложил оружие. Всё это происходило на глазах и при непосредствен­ном участии двадцатилетнего гвардии лейтенанта Вале­рия Егорова. Молодой офицер вместе со своими однопол­чанами радостно встретил долгожданную победу на ули­цах разрушенной столицы «непобедимого рейха», всей ду­шой стремясь побыстрее вернуться домой, но немецкую речь ему пришлось ежедневно слышать еще более трех лет! Валерию Арсеньевичу пришлось продолжить служ­бу в своей части, входившей в Группу советских войск в Германии. Прослужив там до октября 1948 года, уже в звании старшего лейтенанта медицинской службы Его­ров был откомандирован в Москву в Главное медицин­ское управление Вооруженных сил СССР. Здесь ему вручили новое назначение — в Уральский военный ок­руг, и Егоров ещё в течение года служил фельдшером 177-го автотранспортного батальона, который был рас­квартирован в Верхней Пышме. В конце 1949 года он де­мобилизовался и поступил на работу в управление «Главметаллосбыт» в должности начальника админист­ративно-хозяйственного отдела. В 1952 году Егорова из­брали председателем Октябрьского районного комитета физкультуры и спорта, а ещё через два года он стал председателем облсовета ДСО «Красная Звезда». В 1958 году Валерий Арсеньевич расстался со спортивной дея­тельностью. Девять лет он был заместителем генераль­ного директора производственного объединения «Уралобувь», пять лет работал зампредседателя Кировского райисполкома города Свердловска, затем четырнадцать лет был заместителем директора издательства «Ураль­ский рабочий», а последние перед пенсией пять лет ди­ректорствовал в книжно-экспедиционной базе «Союзкнига». Егоров и сегодня с большим удовольствием и нескрываемой гордостью вспоминает о том, как ему на средства спонсоров удалось построить Дом культуры на Изоплите, или о том, как при его непосредственном уча­стии сто котельных Кировского района были переведены с твёрдого топлива на газ. И таких ярких событий и до­стижений в жизни Валерия Арсеньевича было немало. Такой же богатой и насыщенной была и общественная деятельность Валерия Арсеньевича Егорова. Его триж­ды избирали депутатом в Кировском районе и дважды в Октябрьском, два срока он проработал в Комитете на­родного контроля Кировского района, много лет был чле­ном Кировского райкома КПСС.

Несмотря на столь большую производственную и, об­щественную нагрузку, Егоров умудрился сохранить свою связь со спортом, став судьей Республиканской категории по лыжному спорту. А сегодня он является одним из ак­тивнейших членов Совета ветеранов войны, труда и спор­та города Екатеринбурга.

 

scroll back to top