ЖУКОВ ГЛЕБ ДМИТРИЕВИЧ

 

ZhukovGDЖуков Г.Д. – (24.07.1925 г. в г. Сло­бодском Кировской области – 08.04.2015 г. в г. Екатеринбурге) Старший инструктор по футболу (Свердловск, ДСО «Труд», СК «Уралмаш»)

 

Глеб Дмитриевич участник Великой Отечественной войны. С 1943 года шофер авиачасти I Белорусского фронта. Награжден орденом и 5 медалями.

Выпускник Свердловского техникума физической культуры, учитель физкультуры.

Работал тренером по хоккею и футболу на заводе им. Сталина и Уралмашзаводе.

Судья республиканской категории по хоккею.

Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», юбилейными, нагрудным знаком «Отличник физической культуры и спорта»

Ветеран спорта.

 

Похоронен на Окружном кладбище города Екатеринбурга, секция № 23.

 

С.Н. Гущин. Книга «Друзья моих военных лет»

Эх, путь-дорожка фронтовая...

В маленькую тесную комнатку, которую организаторы финального турнира на призы Свердловского городского клуба «Золотая шайба» выделили под судейскую, вошёл тренер команды «Форвард» Владимир Иванович Уткин:

- Извините, у меня возникла небольшая проблема, и я бы хотел с вами посоветоваться, — обратился он к главно­му судье турнира. - Мы вышли в полуфинал, где должны встретиться с «Огоньком» из Кировского района, а в дру­гом полуфинале будут играть «Дружба» и «Чайка».

Главный судья отложил в сторону протоколы, которые он до этого просматривал перед тем, как их завизировать, и, не скрывая своего удивления, спросил у вошедшего:

- В чём, собственно, суть вашей проблемы? Ведь жере­бьёвку мы провели ещё до начала соревнований, и полу­финальные пары образовались в полном соответствии с турнирной сеткой. Что вас не устраивает?.

Уткин присел на краешек стула и смущённо рассказал, что его воспитанники потребовали у него объяснений, по­чему их игру будет судить арбитр республиканской кате­гории, а встречу соперников — всесоюзной. В судейской раздался гомерический хохот.

- Это надо же, теперь свои назначения судейская кол­легия должна согласовывать с хоккеистами? — вытирая выступившие слёзы, сквозь смех выдавил из себя кто-то из присутствующих. — Игры дворовых команд судят луч­шие свердловские арбитры, а им, видите ли, подавай «меж­дународников». У вас к нашей коллегии есть претензии? — сурово спросил главный судья. — Нет? Так что же вы всё-таки хотите?.

Владимир Иванович попытался прояснить эту дейст­вительно забавную ситуацию:

- Я приучил своих довольно хулиганистых мальчишек к дисциплине и порядку, и мы не прощаем друг другу не­искренности или обмана. Речь в данном случае идёт не о недоверии к судейской коллегии или замене назначенного арбитра, а об объяснении, почему так получается: все иг­ры «Дружбы» судили арбитры всесоюзной категории, а наши — только республиканской? Если можно, очень вас прошу, объясните это мальчишкам.

Все находившиеся в судейской арбитры, словно под­солнухи к солнцу, повернули головы в сторону «шефа», который всегда славился своей принципиальностью и не­укоснительным соблюдением существующих правил. Чувствуя двусмысленность возникшей ситуации, главный судья, немного подумав, сказал тренеру:

- Очень жаль, что вы не смогли сами всё объяснить сво­им хоккеистам. Придётся это сделать мне. В чисто воспи­тательных целях я поговорю с вашей командой.

Войдя в раздевалку, главный судья, которого все хоро­шо знали, поздоровавшись, начал без предисловия:

- Поднимите руки, кто из вас имеет звание мастера спорта? Ну, или хотя бы первый разряд? Понимаю, вы ещё только начинаете свой путь в большой хоккей. И скажу от­кровенно, начинаете не совсем правильно. Своими требова­ниями вы и себя показали не с лучшей стороны, и тренера своего подвели. Президент всесоюзного клуба «Золотая шайба» Анатолий Владимирович Тарасов вообще рекомен­дует назначить на игры дворовых команд не взрослых, а юных арбитров. Может, кто-то из вас хочет сегодня выйти со свистком? Ах, вот как, это не ваше дело! Что ж, согласен. Вот и занимайтесь своим делом — играйте в хоккей! А ведь вас, между прочим, должен судить не просто отличный ар­битр, а очень интересный человек. Глеб Дмитриевич Жуков в годы Великой Отечественной войны в семнадцать лет ушёл на фронт. Два года на передовой, боевые ордена и ме­дали. Да вы должны гордиться, что вас судит такой человек. Вопросы есть? Вот и хорошо! Успехов вам!.

После финального свистка к главному судье сразу же подошёл капитан команды «Форвард» и, глядя ему прямо в глаза, твёрдо сказал:

- Мы были не правы. Извините нас, пожалуйста. Жуков судил нас очень хорошо, и, если можно, назначьте его на финальный матч.

И хотя финал судил другой арбитр, назначенный ещё до полуфинальных встреч, Глебу Дмитриевичу было очень приятно, что он своей отличной работой сумел пол­ностью развеять недоверие ребят, которые, может быть, впервые задумались над тем, кто же выходит вместе с ни­ми на лёд в полосатой рубашке, чтобы во время игры обес­печить соблюдение всех существующих правил.

Родился Глеб Жуков 24 июля 1925 года в городе Сло­бодском Кировской области, расположенном на реке Вятке. Здесь он поступил в среднюю школу № 7, славив­шуюся своими спортивными традициями. Учитель физ­культуры Емельян Яковлевич Целищев приучал своих воспитанников к занятиям спортом, в особенности лыж­ным гонкам, что позволяло их школе быть лучшей в го­роде. А вот с хоккеем дела в Слободском обстояли очень неважно, так как у местных мальчишек не было ни клю­шек, ни коньков. Правда, многие из них, в том числе и Глеб Жуков, использовали в качестве клюшек загнутые ветки деревьев и гоняли самодельный мяч не на льду, а прямо во дворе и без коньков. Вообще-то, в городе имел­ся один каток, где по вечерам устраивали массовое ката­ние, но ребят туда не пускали. Зато летом Глеб вместе с друзьями целыми днями играл в футбол, и, когда ему ис­полнилось четырнадцать лет, его пригласили в юношес­кую футбольную спортшколу.

Перед самой войной отцу Глеба, который работал про­рабом на стройках города, предложили должность главно­го инженера строительно-монтажного управления в горо­де Кировграде, и он, естественно, дал согласие. Но мама осталась в Слободском, чтобы дать Глебу возможность за­кончить среднюю школу в знакомом и проверенном кол­лективе. А потом началась война! Старший брат, закон­чивший рязанское пехотное училище, сразу же оказался на фронте и погиб под Харьковом. Отца тоже призвали в армию, но после ранения он вскоре вернулся домой. В школе № 7, где учился Глеб, разместили госпиталь, и те­перь учиться пришлось в маленькой деревянной школе на окраине города в три смены. Помимо учёбы Глебу, как и другим учащимся и их учителям, приходилось работать в соседнем совхозе. Здесь шестнадцатилетний Глеб научился косить траву, скирдовать сено, запрягать лошадей, да­же пахать землю.

В городе Слободском до войны имелись лишь меховая и деревообрабатывающие фабрики, но уже зимой 1941 года сюда эвакуировали несколько военных заводов, нуждав­шихся в рабочих руках. Так что сразу же после окончания школы летом 1942 года Жуков устроился на один из этих заводов. Работать приходилось по 10—12 часов в сутки, зато все рабочие получали дополнительное питание и про­дуктовые карточки. А в начале 1943 года Жукова по линии райвоенкомата направили на курсы шоферов, где всем курсантам пришлось пройти 100-часовую военную подго­товку. Уже в июне 1943 года Глеба призвали в армию и на­правили в автомобильный полк, располагавшийся в горо­де Богородске Горьковской области. Закончив здесь крат­косрочные военные курсы, Глеб Жуков вскоре оказался на Брянском фронте, который в конце сентября занял важнейший железнодорожный узел Брянск, но немецкая группа армий «Центр» оказала ожесточенное сопротивле­ние, застопорив дальнейшее продвижение наших войск в оршанском и могилёвском направлениях.

Работы у военных шоферов было очень много. Они должны были обеспечивать снабжение наших войск сна­рядами, горючим, продовольствием. Вывозить с передовой раненых бойцов тоже приходилось им. Сколько раз Жуков попадал под атаки и бомбардировки вражеской авиации, когда казалось, что живым из этого пекла уже не выбрать­ся. Но, как поётся в известной песне военного времени, «мы вели машины, объезжая мины, по путям-дорожкам фронтовым». За участие в боях в Белоруссии Жуков был награждён медалью «За Отвагу». Вместе с войсками 2-го Белорусского фронта под командованием генерала армии Георгия Фёдоровича Захарова, Жуков участвовал в осво­бождении Литвы, Польши и Восточной Пруссии. Здесь он был награждён медалью «За боевые заслуги».

После завершения войны их воинскую часть перебро­сили в город Бобруйск Могилёвской области. Глебу Дмит­риевичу тогда просто не повезло, потому что во вторую всеобщую демобилизацию попали военнослужащие 1924 года рождения и старше, а ему, как более молодому, при­шлось продолжить службу в Белорусском военном округе. В 1947 году Жукова перевели с грузовой машины на лег­ковую, и он в течение нескольких лет возил командира ди­визии. Глеб Дмитриевич с удовольствием вспоминает, как однажды во время боевых учений ему довелось возить знаменитого советского лётчика, Героя Советского Союза, генерал-полковника авиации Михаила Михайловича Гро­мова, который приезжал в Белоруссию в качестве пред­ставителя Министерства обороны СССР. Именно Громов в 1934 году установил мировой рекорд по дальности полёта, а в 1937 году совершил беспосадочный перелёт из Москвы через Северный полюс в Америку. Во время войны Громов командовал воздушной армией, а затем занимал ответст­венные командные должности в ВВС. Так что встреча с та­кой легендарной личностью запомнилась Жукову на всю жизнь. В общей сложности Глеб Дмитриевич отслужил в Советской Армии семь лет!

Демобилизовали его в мае 1950 года, и несколько меся­цев Жуков работал шофёром в Нейво-Рудянском строи­тельно-монтажном управлении. А уже осенью, сдав при­ёмные экзамены, Глеб Дмитриевич поступил учиться в Свердловский техникум физической культуры. Специа­лизации по футболу и хоккею там не было, и Жуков за­нялся баскетболом, несмотря на свой явно не баскетболь­ный рост. В составе сборной команды ТФК по баскетболу ему в 1952 году довелось стать победителем Спартакиады техникумов физической культуры Российской Федера­ции, проходившей в городе Энгельс Саратовской области. Закончив техникум с отличием, Жуков по распределению попал на Свердловский завод имени Сталина, который тогда был больше известен как завод № 9. Здесь Глеб Дми­триевич тренировал детскую и юношескую футбольные команды завода и сам выступал за команду «Зенит» в чем­пионатах города по хоккею с мячом и футболу. Когда в 1954 году на заводе появился известный хоккеист Влади­мир Широких, заводские хоккеисты переключились «на шайбу». В 1957 году завод № 9 включили в состав Уралмашзавода, и Жукову поручили проводить заводские чем­пионаты по футболу и хоккею. А это были очень серьёз­ные турниры, в которых принимали участие 60 футболь­ных и 40 хоккейных команд! Вот тогда Глеб Дмитриевич начал судить эти игры, и его вскоре заметили корифеи уралмашевского судейского корпуса Виктор Петрович Лучинин и Степан Хрисанфович Климов, оказавшие дей­ственную помощь в становлении молодого арбитра. Вмес­те с Климовым, которого Жуков считает своим учителем, они судили игры чемпионатов города, области, РСФСР, класса «Б» и многие другие. Глеб Дмитриевич в течение многих лет входил в состав Президиума городской и обла­стной коллегий судей и по хоккею, и по футболу. В мае 1967 года Жуков был награждён знаком «Отличник физи­ческой культуры и спорта».

В 1985 году Глеб Дмитриевич стал пенсионером, но су­дить игры городских и областных чемпионатов не бросил. Последний раз в качестве арбитра он выходил на лёд, ког­да ему уже было 74 года!

 

scroll back to top