ИН-ФА-ЛИН СЕРГЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

 

In-Fa-LinSVИн-фа-лин С.В. - (03.06.1966 г. в г. Н-Тагил) Мастер спорта СССР международного класса по хоккею с мячом (Свердловск, ВС, СКА)

Серебряный призер чемпионата Мира 1997 года.

Серебряный призер первенства Мира среди юниоров 1984 года.

Победитель первенства Мира среди юношей 1983 года.

Бронзовый призер чемпионата СССР 1990 года

Серебряный призер чемпионата СНГ 1992 года.

Финалист Кубка России 1995 года

Звание «Мастер спорта СССР» присвоено в 1986 году.

Сергей, выступая за «СКА-Свердловск» отыграл 10 сезонов (1985-1993, 1995). В чемпионатах страны провел 192 матча, забил 41 гол. Играл также в командах «Уральский трубник» (Первоуральск), «Молилла», «Эдсбюн», «Стонгебру», «Мутала», «Ветланда», «Стьернан» (все Швеция). Был играющим тренером шведской команды «Стьернана» в 2007-2008 годы.

В 1989 году входил в состав списка «22 лучших игрока сезона»

После окончания спортивной карьеры перешел на тренерскую работу. В 2008 году тренировал красногорский «Зоркий». Живет в Ветланде (Швеция), работает тренером в одноименной команде.

 

Сказ про СКА (Свердловск) (История клуба, 2011)

Одного из лучших полузащитни­ков СКА второй половины 1980— начала 1990-х годов мне удалось разыс­кать в шведском городе Ветланде, где Сергей Ин-фа-лин сейчас живет и рабо­тает.

— Сергей, в вашей биографической справке, опубликованной в энциклопе­дии хоккея с мячом, я прочитал о том, что в 1995 году вы стали финалистом Кубка России. И все бы ничего, но чуть выше указано, что в том же самом се­зоне вы выступали за шведский клуб «Стонгебру». А за российский - «СКА-Свердловск» — играли только до весны 1993-го... Можете прояснить ситуацию?

               Конечно. Я прекрасно помню тот кубковый турнир! Я действительно в нем участвовал — в качестве игрока СКА. Провел пять игр и забил три мяча. Дело в том, что в те годы существовало положение, что в финальных турнирах Кубка страны за российские команды имеют право выступать трое их воспи­танников, уже освободившихся от учас­тия в текущем чемпионате Швеции. И кроме меня, в Архангельск, где прохо­дил кубковый турнир, в марте 1995-го приехал еще и Евгений Опытов.

               Кому вы уступили в решающем матче?

               В присутствии восьми тысяч зри­телей архангельскому «Воднику» - 5:6. Между прочим, этот матч я тоже не могу забыть. И не только потому, что он стал последним для меня в форме СКА и пос­ледним на сегодня финалом для всей армейской команды...

              Что случилось?

              Уже на первых минутах игры кто- то из соперников сломал мне палец на руке, вправил который — прямо на ста­дионе — доктор «Водника».

              Вправил успешно?

               Очень «успешно»! Этот палец до сих пор, вот уже 15 лет, «смотрит» в дру­гую от остальных сторону! (Грустно улы­бается.)

             Сергей, а почему в свое время вы выбрали хоккей с мячом? Вы ведь ро­дились в Нижнем Тагиле — городе хок­кея с шайбой и футбола?

                 Еще в детстве я вместе с мамой и папой, известным в те годы тяжело­атлетом (Владимир Ин-фа-лин — чем­пион Свердловской области. — прим. авт.), переехал в ставший родным Пер­воуральск. Так что особого выбора у меня, по сути, и не было. Скажем, одним из моих соседей и спортивных кумиров тех лет являлся Владимир Анищенко, иг­равший в хоккей на траве за московское «Динамо». Кстати, в одном подъезде с нами жил чемпион мира по тяжелой ат­летике Василий Колотов — хороший то­варищ моего отца.

               Звездные, однако, у вас оказа­лись соседи!

              Повезло. А однажды к нам в гости приезжал сам Давид Адамович Ригерт — олимпийский чемпион по тяжелой ат­летике 1976 года. Он дружил со сверд­ловским штангистом Робертом Шейерманом, работавшим тогда тренером в УПИ.

               Сын и сосед столь известных на Урале штангистов не хотел по их при­меру тоже увлечься тяжелой атлети­кой?

Честно говоря, в папиной секции я некоторое время все же позанимал­ся. Но всегда с куда большим удоволь­ствием принимал участие в футбольных и баскетбольных поединках штангис­тов, нежели в силовых занятиях. Прос­то у меня с самого детства душа лежа­ла именно к игровым видам спорта. Уже в восьмилетнем возрасте я начал тре­нироваться в детском хоккейном клу­бе «Бригантина» у Салеха Григорьевича Ешпанова. А еще через два года пере­шел к Владимиру Ивановичу Кондрашову в «Уральский трубник», в составе «старого за четыре сезона трижды вы­игрывал чемпионаты страны по своему возрасту и один раз стал серебряный призером первенства.

             За четверть века вы выходили на лед в форме восьми клубных команд, в том числе шести шведских. Любо­пытно, а состав какой из них, и в каком именно сезоне, вы могли бы назвать столь популярным ныне термином «дрим-тим»?

               Считаю, что лучше нашего СКА, причем на протяжении всех проведен­ных в нем лет, не было, нет и, к сожале­нию, никогда уже не будет! Помню, что когда я, 18-летним мальчиком, только приехал в 1984 году в свердловский СКА, тренировал который тогда Валентин Фе­дорович Хардин, и впервые вышел в ос­новном составе этой великой команды, то моими партнерами в нем сразу же оказались просто легендарные люди. Такие, как Валерий Эйхвальд, Алек­сандр Сивков, Сергей Пискунов, Леонид Вострецов и многие другие уже вполне сложившиеся, в отличие от меня, мас­тера! И тот же Валерий Иванович (Эй­хвальд. — прим. ред.) стал для меня не только одноклубником, но и настоящим Учителем. Именно так, с большой бук­вы! Он помог мне сформироваться и как хоккеисту, и как человеку.

                Современный хоккей с мячом имеет сразу несколько названий, в том числе и «русский». В связи с чем у меня, уж простите, достаточно личный воп­рос. У вас ведь очень необычная для коренного россиянина фамилия Ин-фа-лин. Ваши предки переехали на Урал откуда-нибудь из Кореи?

               (Улыбается.) Да уж, действитель­но редкая фамилия. Переиначивали ее, признаться, кому как вздумывалось! (Тот же Роберт Шейерман в своей кни­ге «Урал богатырями славен» фамилию Владимира Ин-фа-лина написал слитно, «обрусил» своего товарища по спорту. — Прим. авт.) Ну, а что касается «истори­ческой родины», то, по некоторым све­дениям, моя фамилия, скорее, китайс­кая.

               Вы не единственный Ин-фа-лин в российском хоккее с мячом. Некогда в «Уральском трубнике» и националь­ной сборной Казахстана играл ваш брат Денис, позднее тоже перебравшийся в Швецию. Чем он сейчас занимается?

               Денису всего 30, так что закан­чивать играть ему еще рано. Несколько лет назад мы вместе с ним выступали за «Ветланду», но потом Денис перешел в другой шведский клуб - «Венерсборг».

               А вы сами, повесив коньки на «гвоздик», чем сейчас занимаетесь?

                По-прежнему живу в Ветланде, веду уроки физкультуры в одной из об­щеобразовательных школ. А параллель­но работаю преподавателем в местной хоккейной гимназии. У меня учатся и тренируются ребята из седьмых-девятых классов. То есть находящиеся сей­час в возрасте становления и возмужа­ния.

              Вы единственный россиянин, пе­реехавший после распада СССР в этот шведский город?

                 Нет, и даже не единственный здесь свердловчанин! Неподалеку от меня живет одноклубник по СКА Анд­рей Санников!

              Он что - еще играет?

Недавно закончил и нашел себе работу вне хоккея и льда, но вполне позволяющую обеспечивать семью и двоих детей.

               Ровно 20 лет назад вы провели четыре матча в составе национальной сборной СССР. А позднее присовокупи­ли к ним еще и 13 официальных игр за сборную России, став серебряным при­зером чемпионата мира-96. А почему не получилось поиграть в националь­ной команде подольше, в чем причина?

                Возможно, что для того, чтобы закрепиться в сборной, мне попрос­ту не хватило каких-то физических ка­честв или ментальности. Честно говоря, я всегда, с самого детства, стремился приблизиться к какому-то эталону сов­ременного хоккеиста, очень много над этим «приближением» работая. Но, по­хоже, желаемого результата так и не до­стиг...

                 В екатеринбургском клубе вы провели 192 матча только в рамках чемпионатов страны. Какой из них вспоминаете сегодня с особым удо­вольствием?

             В марте 1992 года мы играли дома с «Зорким» матч, в котором практичес­ки решалась судьба медалей чемпионата. Шикарная была игра, за которой стоя на­блюдали в тот день несколько тысяч бо­лельщиков! При воспоминаниях о ней до сих пор мурашки по коже!

              СКА тогда выигрывал 4:2, но поз­волил будущим чемпионам сравнять счет за восемь минут до финального свистка.

              Тем не менее, прекрасный был и матч, и весь сезон, в котором мы выиг­рали серебро. Кроме того поединка с «Зорким», мне здорово врезались в па­мять сразу два дебюта — первая игра за «Трубник» и первая же тренировка в СКА. Когда меня, пацана, сразу же поста­вили в пятерку к Сивкову и Эйхвальду!

               Став весной 1992 года вице-чем­пионом СНГ, вы по примеру многих со­ветских игроков тех лет отправились осваивать Скандинавский полуостров, перейдя в шведский клуб «Молилла». Местный стиль хоккея с мячом сильно отличался от того, к которому вы при­выкли в Союзе?

                 Вначале мне, воспитанному на культуре паса и традициях нашего ком­бинационного хоккея, особенно при подготовке атак, было просто дико на­блюдать за тем, как играют шведы. Ока­залось, что у них вообще нет, если так можно выразиться, центра поля и паса как такового. Креативу и высокой ско­рости скандинавы предпочитали такти­ческую осторожность и силовую борь­бу. А передачи шли в основном верхом, по известному принципу «Бей — беги, встретимся у ворот!» Я бы даже срав­нил такой стиль с классическим канадс­ким хоккеем или британским футболом, хотя сейчас они, конечно, здорово изменились.

              И долго вы были этакой «белой вороной»?

             Не очень. Как говорится, «хочешь жить — умей вертеться!» Какое-то время «поварившись» в шведском хоккее и привыкнув к нему, я тоже стал, пусть и сам того не желая, действовать на поле по-шведски.

              Закончив выступления три года назад, вы, насколько я знаю, пару лет поработали потом тренером не только в Скандинавии, но и в России, в «Зор­ком». Больше не захотели?

                Почему не захотел? Я и сейчас тренирую — «Ветланду»! Просто рабо­таю с этой командой не как профессио­нал, а как тренер-«общественник».

             ?!

             Дело в том, что в Швеции нет про­фессионального хоккея с мячом. Почти все тренеры и игроки еще где-то или ра­ботают, или учатся, или то и другое.

                 Вы являетесь главным трене­ром «Ветланды» — одного из участни­ков розыгрыша Кубка чемпионов 2010 года в шведском Эдсбюне?

                Одним из двоих, вместе с моло­дым местным специалистом Матиасом Ренхольмом.

                 Как выступили в чемпионате страны-2010?

                Команда оказалась десятой. Но лично я к этому результату никакого от­ношения не имею, поскольку к работе приступил только по окончании сезона.

              Ну, а за российским и свердловс­ким хоккеем успеваете следить?

               В меру времени и сил. В основ­ном, благодаря Интернету. Скажем, регулярно захожу на сайт «Уральского трубника» и смотрю трансляции матчей этой команды, радуюсь успехам ребят и ее главного тренера Валерия Эйхвальда. А вот тому, что с карты российского хоккея с мячом практически исчез «СКА-Свердловск», даже огорчаться как-то уже нелепо. Сколько лет кряду он бо­ролся за выживание в элитном дивизи­оне, пока, наконец, не выжил!..

Юрий ОВОДОВ

 

 

scroll back to top