КОБЫЧЕВ ИГОРЬ МИХАЙЛОВИЧ

 

KobychevIMКобычев И.М. - (14.05.1924 г. в г. Вятка - 30.03.2007 г. в г. Екатеринбурге) Активист физкультурного движения, спортивный арбитр по лыжному спорту (Свердловск, ДСО «Зенит», КФК УОМЗ).

 

Игорь Михайлович участник Великой Отечественной войны.

В 1961 году окончил Свердловский механический техникум, техник-технолог.

Имел первый спортивный разряд по парусному спорту (1957).

Работал слесарем-сборщиком на Уральском оптико-механическом заводе.

Судья республиканской категории по лыжному спорту.

Награжден орденом Отечественной войны  II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», юбилейными.

Ветеран спорта, войны и труда.

Похоронен в городе Екатеринбурге на Сибирском кладбище

 

С.Н. Гущин. Книга «Друзья моих военных лет»

Он громкую хвалу считает за отраву

«На этого невысокого молодого человека, недавно при­ехавшего в Свердловск с Дальнего Востока, наверняка об­ратили внимание не только те, с кем ему довелось общать­ся, но и... сотрудники комитета госбезопасности. Дело в том, что он настойчиво и целеустремлённо пытался разы­скать адрес одного из местных засекреченных оборонных заводов, выпускавшего оптические прицелы для военной авиации. Это сегодня любой житель Екатеринбурга пре­красно знает, что Уральский оптико-механический завод «сделал зрячей» знаменитую «Чёрную акулу», а в том да­лёком 1950 году о продукции почтового ящика № 942 не то что говорить, даже думать запрещалось. В сталинские времена каждому советскому человеку с юных лет напо­минали о враждебном капиталистическом окружении. А так как большинство промышленных предприятий стра­ны производило военную продукцию, то соответствующие службы старались засекретить буквально всё, требуя от каждого человека постоянной бдительности. Так что о «любознательном» дальневосточнике в областное управ­ление КГБ наверняка одно за другим поступило несколько «сигналов». Пришлось вчерашнему авиамеханику Игорю Кобычеву объяснять, что в годы его службы в морской авиации Тихооокеанского флота ему пришлось постоянно иметь дело с прицелами, которые производил п/я 942. О том, что это предприятие находится в Свердловске, Кобычев случайно узнал из сопроводительных документов. Высокое качество уральских прицелов произвело на мо­лодого авиамеханика столь сильное впечатление, что по­сле демобилизации он твёрдо решил устроиться на работу именно на этот завод, тем более, что к тому времени его родители переехали в Свердловск.

Родился Игорь Кобычев в 1924 году в городе Вятка, который в 1934 году переименовали в город Киров, в се­мье агронома. Когда в 1929 году в соответствии с решени­ями XV съезда ВКП(б) началась коллективизация сель­ского хозяйства страны, в деревню для организации кол­хозов из городов были направлены наиболее сознатель­ные и подготовленные специалисты, в числе которых оказался и его отец Михаил Николаевич. Агронома Ко­бычева направили в Уральскую область, объединявшую тогда четыре губернии, и большая семья, где кроме пяти­летнего Игорька было ещё две младших дочери, перебра­лась в Камышлов. Несмотря на то, что тот уже почти сто пятьдесят лет считался городом, однако всё же он больше походил на село. Украшением Камышлова были доволь­но полноводная река Пышма и великолепная по своей ар­хитектуре церковь. Правда, как и большинство подобных культовых заведений в коммунистические времена, она не функционировала, а в её помещении располагался... склад. В годы учёбы в школе №2 Игорь с большим удо­вольствием занимался лыжами и коньками, но всегда мечтал лишь об одном — летать на боевых самолётах! В довоенные годы служба в рядах Рабоче-крестьянской Красной Армии была очень привлекательной и почётной, а одной из самых престижных профессий считалась про­фессия военного лётчика. В 1940 году после окончания восьмого класса Игорь уговорил отца отвезти его в Свердловск, чтобы попытаться поступить в спецшколу ВВС. Трудно описать радость камышловского мальчиш­ки, когда строгая медицинская комиссия признала его годным к лётной службе! Однако через день другая не менее строгая комиссия — мандатская — не допустила Кобычева к экзаменам, потому что в его школьной справ­ке стояла одна тройка — по математике, а на вопрос председателя комиссии, «почему же товарищ Кобычев не подтянул этот предмет до оценки «хорошо», Игорь про­стодушно заявил: «Да я эту математику не шибко люб­лю!». Этот честный ответ решил его судьбу, и Игорь вер­нулся в Камышлов. Его искреннее огорчение скрасило со­здание в их городе планёрного клуба, куда он тут же за­писался. Занятия с такими же бредившими небом маль­чишками вёл бывший военный лётчик, который сумел дать своим воспитанникам достаточно хорошую общете­оретическую лётную подготовку. Вообще-то, у них в клу­бе не было своего буксировочного самолёта, и поэтому планёры запускались с помощью натяжной резины. Во время пробных полётов весной 1941 года далеко не каж­дому удавалось взлететь с первой попытки. Зато те, кому посчастливилось совершить круг над их учебным импро­визированным аэродромом, чувствовали себя настоящи­ми покорителями неба. Когда началась война, их инст­руктора призвали в армию, и занятия в клубе, естествен­но, прекратились. Большинство мальчишек, которым уже исполнилось восемнадцать лет, тоже ушли на фронт, а семнадцатилетний Игорь Кобычев, подавший заявле­ние в райвоенкомат и слёзно умолявший военкома на­править его в лётное училище, оказался в Свердловской авиационной школе пилотов первоначального обучения, созданной на базе аэроклуба. В октябре 1941 года курсан­ту Кобычеву выдали справку о том, что его зачислили в военное училище, но при этом сказали: «Жди вызова!».

Время тогда было очень тяжёлое, большую часть муж­чин призвали в ряды Красной Армии, и каждая пара мо­лодых сильных рук была на вес золота. Камышловский во­енком в ожидании вызова из областного центра направил Кобычева на работу на эвакуированный из Ленинграда за­вод. Лишь 6 июня 1942 года Игоря вновь вызвали в военко­мат и вручили ему направление в Военно-морское авиационно-техническое училище имени В. М. Молотова в городе Перми, (город тогда тоже носил имя Молотова), где он про­учился чуть больше года, и в июле 1943 года в звании сер­жанта был направлен в распоряжение командования ВВС Тихоокеанского флота в качестве механика по вооруже­нию. Там ему довелось участвовать в выполнении специ­ального правительственного задания по переоснащению поступающей из-за океана американской авиационной техники на наше отечественное вооружение. В 1945 году их воинская часть принимала участие в боевых действиях против Японии. Сержант Кобычев в соответствии со свои­ми служебными обязанностями занимался на аэродроме техническим обслуживанием летавших на задания само­лётов. Японская авиация периодически совершала налё­ты на наши аэродромы, и во время одного из них Кобычев получил лёгкое ранение. Его воинская служба была отмечена медалью «За боевые заслуги» и несколькими другими медалями.

После капитуляции Японии часть, в которой служил Игорь Михайлович, перебросили на остров Сахалин. Здесь Игорь познакомился с симпатичной девушкой Верой, ко­торая в качестве вольнонаёмной работала в штабной бух­галтерии. После демобилизации из рядов Вооруженных сил Кобычев приехал в Свердловск со своей молодой же­ной Верой Васильевной.

А потом 34 года, вплоть до выхода на пенсию Игорь Ми­хайлович проработал на оптико-механическом заводе. Он и сегодня с нескрываемой гордостью вспоминает, что на работу его принял сам директор тогда еще почтового ящи­ка № 942 Александр Петрович Андреев. Интересно, что уже работая на заводе, Кобычев увлёкся парусным спор­том, выполнил норматив первого разряда. Он принимал участие в областных, республиканских и даже всесоюзных соревнованиях по парусным гонкам. А зимой Игорь Михайлович вновь становился на лыжи. И хотя сам он не достиг высоких спортивных результатов в лыжных гонках, однако сумел стать судьёй республиканской кате­гории.

Когда я впервые встретился с Игорем Михайловичем и сообщил, что собираюсь написать о нём статью, он, по-мо­ему, даже испугался. По крайней мере, очень долго отне­кивался, считая, что прожитая им жизнь ничем не приме­чательна. Однако я с ним тогда не согласился, и в резуль­тате наших встреч и разговоров появились вот эти замет­ки об очень скромном и интересном человеке».

 

scroll back to top