СОРОГИН НИКОЛАЙ МИХАЙЛОВИЧ

 

SoroginNMСорогин Н.М. – (01.01.1947 г. в Свердловской области) Заслуженный тренер России по волейболу (Екатеринбург, Профсоюзы)

Николай Михайлович в 1971 году окончил Свердловский Радиотехникум, в 1975 году факультет физвоспитания Свердловского государственного педагогического института.

Тренер-преподаватель мужских волейбольных команд.

Среди воспитанников Н.М. Сорогина победители и призеры первенства Европы по возрастам: мастер спорта международного класса П. Иванов, мастера спорта СССР и России Б. Якимушкин, О. Шкиндер, А. Сосунов, Д. Чумаченко и другие.

 

Один из первых тренеров Гамовой займётся

казанской «молодёжкой»

«Николай Михайлович Сорогин является не просто заслуженным тренером России, он один из тех людей, кто подготовил и вырастил величайшего игрока российского женского волейбола – знаменитую Екатерину Гамову. Более того, под руководством Николая Сорогина в Челябинске играли также Евгения Старцева и Мария Самойлова, выступающие сейчас за «Динамо-Казань». И поэтому мы уверены, что молодые волейболистки казанского фарм-клуба в следующем сезоне окажутся в хороших руках, вырастут в серьёзных профессионалов и покажут достойные результаты в Молодёжной лиге.

- Раз вы из Екатеринбурга, можно сказать, из цитадели российского волейбола, то первый вопрос: связаны ли вы как-то с Николаем Васильевичем Карполем? Или вы работали в то время больше в мужском волейболе?

- С Карполем я не связан, а, действительно, связан с мужским волейболом. Я 17 лет отработал в команде «Уралэнергомаш» (ныне «Локо-Изумруд»). Начиная с детской спортивной школы и заканчивая постом главного тренера этой команды. Вот и всё, наверно, что можно сказать по этому периоду. Своим учителем считаю Посаженникова Геннадия Михайловича, который создал мужской волейбол в городе Екатеринбурге. Понятно, что я смотрел, интересовался, следил за работой Карполя в «Уралочке», но работа моя была связана с мужским волейболом.

- Затем в начале 1990-х годов вы переходите в челябинский женский клуб «Автодор-Метар». Что побудило сменить мужской волейбол на женский?

- Это дела спортивные, дела спортивных тренеров. Мне бы не хотелось подробно на этом останавливаться. У всех бывают случаи, когда приходится резко изменить жизнь. Пришлось покинуть пост главного тренера «Уралэнергомаша», переехать в Челябинск и перейти на женский волейбол. Что для меня явилось, в общем-то, полной неожиданностью. Но это судьба тренера, как говорится.

- Ну и к тому же время тогда было жуткое: 90-е годы.

- Да, если сейчас вспоминать, то время было тяжелое. Тяжело было и в «Уралэнергомаше», и в Челябинске. Но понимаете, какая штука: если тренер всецело занят работой, то он не замечает ту среду, которая его окружает, трудности. Если он отдаётся, конечно, своей работе полностью. Да, переход был сложный – но в спортивном смысле: от мужчин к женщинам. Вот это было главным.

- А каковы были именно спортивные сложности этого перехода?

- Это совершенно два разных вида спорта. Главное – это психология. Но и как вид спорта другой: просто по физическим возможностям мужчины играют в другой волейбол, как бы ни было обидно женщинам. Любая игра, где играют мужчины и женщины, всё-таки, идёт от мужчин. То есть они первопроходцы всех начинаний этого спорта. Но главное – это разница в психологии.

- С «Автодором» вы проработали долгое время: значит, этот переход оказался успешным?

- Во-первых, сразу надо учесть, что в Челябинске всегда был женский волейбол. В отличие от Казани, кстати. В «Автодоре» давние традиции: до этого были «ЧМС», «Политехник». Были великие тренеры: Макагонов и его предшественники, - это большие тренеры женского волейбола, они воспитали много хороших игроков. Поэтому я пришёл не на «пустое место». Когда мне пришлось стать главным тренером команды, то помимо первых трудностей относительно психологии, я тоже стал переучивать женщин «Автодора» на мужской волейбол. В то время, когда я начинал, было ещё не принято акцентированное нападение с задней линии. И «Автодор» стал одним из первых. Хотя исполнительно я был ограничен и в финансовых ресурсах, и в человеческих. Но на тройной блок я уже тогда тоже заставлял девчонок. Однозначно же известно, что результат приносят, в первую очередь, блок и атака. Как бы мы ни говорили, что достаём что-то в защите – но именно блок и атака. Это я попытался привнести в «Автодор».

- Вместе с «Автодор-Метаром» вы фактически стояли у основ Суперлиги, были в первом наборе команд. Может как-то оценить развитие Суперлиги в ретроспективе?

- Как Суперлига менялась? В то время были сильны «Уралочка», ЦСКА и ещё «Динамо» московское. Не было многих команд, которые сейчас появились. Поэтому с Челябинском мы бы всегда где-то в четвёрке, дважды выиграли Кубок страны, играли в еврокубках. А что изменилось с тех пор? Основное и, пожалуй, страшное изменение – это финансы. С тех времён, когда всё решала работа на местах и приносила на местах, теперь главным стало другое – финансы. У кого есть финансы, те стали сильнее. Вот весь ответ на изменения в Суперлиге.

- У вас в челябинской команде начала выступать на профессиональном уровне знаменитая Екатерина Гамова. Можете что-то рассказать о её первых шагах?

- Я много могу рассказать, но это слишком длинная история, слишком серьёзная и больная. Катя – это моё больное место. Такие рождаются раз в сто лет! Нужно понимать, сколь много пришлось сделать, сколько с ней пришлось пройти. Потому что Екатерину все знают, какая она сейчас. А что было тогда – думаю, ни мне, ни ей не надо рассказывать. Оставим это. Я могу одно только сказать: Катя вышла в Суперлиге – в Суперлиге! – за несколько дней до своего 15-го дня рождения. Сейчас представить, чтобы кто-то в 14 лет вышел на матч в Суперлиге, это практически невозможно! А она вышла в 14 лет: это был тур в Свердловске (ныне Екатеринбург), через несколько дней ей исполнилось 15 лет. И на ней основывался результат команды. Уже с детских лет я её приучал, что она не просто игрок – она отвечает за результат. Не просто играть, а отвечать за результат. И она за него отвечает: и тогда, и сейчас.

- И, во-вашему, у Гамовой главное – это больше талант или подготовка с раннего детства?

- Вопрос задаёте интересный, конечно. Это комплекс. В первую очередь, естественно, талант. Второе – это её мама, её тётя (тренер по волейболу Гамова Л.Б.), это я, это её команда в Челябинске, которая ей помогла. Это много-много факторов, которые в сумме способствовали, чтобы она стала такой. Но во-первых, конечно, её физические возможности. Но и её трудолюбие: об этом можно говорить часами годами, – сколько она вытерпела. Потому что мой характер, моя система тренировок – это было очень тяжело в её возрасте выдержать это. Но она выдержала, вынесла, и в «Уралочку» пришёл уже практически сформировавшийся игрок. Потому что до этого она уже три года стояла в составе «Автодора».

- Но затем, на рубеже веков в «Автодоре» возникли трудности: с чем они были связаны – непосредственно с уходом Гамовой или с чем-то ещё?

- Вы имеет в виду мой уход из «Автодора»? Во-первых, стало тяжело работать тренером, когда готовишь игроков, а они потом уходят. Понятно, что Гамова – это величина, но помимо неё было воспитано ещё несколько хороших, перспективных девушек. Но в те времена это заканчивалось одним и тем же – команду покидали и покидали игроки. Мы не могли финансово держать команду на том уровне, который был нужен. Просто тренеру, если он хочет чего-то добиться, очень тяжело в таких психологических условиях работать. И когда поступило предложение из Липецка, где были на тот период более-менее комфортабельные условия по подготовке игроков, то это и послужило мотивом для смены команды. Хотя Челябинск устраивал меня во всех отношениях – особенно по работе: не зря говорят про «уральский характер». То есть люди, привыкшие терпеть – по умению терпеть с уральцев надо брать пример. Поэтому Челябинск меня устраивал всем, кроме одного: только там подготовишь команду, она, вроде, заиграет, - но выхватили одну, выхватили другую… Выхватили Беликову – если кто помнит, тоже была игроком сборной страны, – забрали Гамову, отправили Белову на год в Турцию – специально, чтобы ослабить Челябинск. Бороться с таким очень сложно… Это как сейчас тяжело бороться с финансами.

- В следующей вашей команде – липецком «Стиноле» – вы работали вместе с нынешним тренером «Динамо-Казань» Ришатом Гилязутдиновым. Можете что-то рассказать о нём, о совместной работе?
- Во-первых, он там работал уже задолго до меня, стоял у истоков липецкой команды. Его жена там играла. Поэтому когда я пришёл туда, он помогал мне приспособиться, и я могу сказать о нём только хорошее. Вдумчивый тренер, старался вникать – и это его сразу выделяет. У меня потом было много помощников. И даже в том же Челябинске я всё время поражался, что там есть волейбольные традиции, но позвали меня из Свердловска – неужто у них нет своих тренеров. В Челябинске не мог найти человека, который бы прислушивался и учился. Так вот, возвращаясь к Ришату, это как раз тот человек, который вникал и учился у тех тренеров, с которыми работал до меня; когда я пришёл – у меня брал что-то; после меня – тоже. Вот так он и сформировался. Это одно из лучших качеств. Потому что я вспоминаю себя, как начинал работать тренером – это был ещё Советский Союз, тогда играли турами. Когда приезжали к нам команды, то я, не обладая образованием – у меня техническое, работал до этого в научно-исследовательском институте, – я наблюдал за всеми: за Авхледиани, за Винером, за Черновым. Это великие тренера Советского Союза. Никогда не возьмешь что-то из учебников – только из личного наблюдения, общения. Ришат и отличался тем, что брал лучшее у всех, с кем работал. Отсюда, вот, его и прогресс.

- Затем был «Факел» из маленького Нового Уренгоя. И в связи с этим вопрос, скорее, общеспортивного характера: спорт связывает, цементирует страну, но может ли он развиваться в таких вот маленьких городках? Ведь тот же «Факел» недавно прекратил существование, интересный проект «Хара Морин» получился одноразовым…

- Отвечать на этот вопрос – особенно в нынешних социальных и финансовых условиях – отвечать можно коротко. Такие команды – «Факел» и ему подобные – это искусственно созданные команды. С одной стороны, они нужны для решения социальных проблем. Потому что в маленьком городке – вдобавок это сибирский, северный городок, – то развлечений в нём очень мало. И поэтому спортивная команда или искусство: хор или театр, – это всегда плюс. Но это всегда недолговечный проект. По моему опыту, когда пришёл туда работать: как можно было сравнивать Челябинск, который хоть и колебался на грани вылета, – но зато в Челябинске всегда был, есть и будет женский волейбол. А «Факел» из тех проектов, которые сегодня есть, завтра – нет. Если это нужно для решения каких-то местных социальных проблем, то это надо делать. Потому что там очень сложные условия проживания, и народу подобное нужно. Они там болеют очень ярко, поскольку это редкое дело, где они могут проявить свои чувства. Но с точки зрения развития спорта – особенно такого как волейбол – там нет никаких потенциальных данных: там никого не наберёшь, там люди все приезжие. Там нет ресурса, из которого можно брать людей для этого вида спорта: что для мужского, что для женского.

- А после «Факела» чем вы занимались?

- После «Факела» я ещё на год возвращался в Челябинск и потом закончил карьеру. После этого я уже не работал.

- Я видел в интернете, что вы проводили некие семинары для тренеров?

- Не то чтобы семинары… Если меня спрашивали, то я помогал молодым. Я делился своим видением волейбола. Потому что я сам брал и получал опыт в своё время тоже из разговоров с опытными тренерами. Иногда из разговора с великим тренером можно узнать какую-то маленькую информацию, но она тебе западёт и потом очень поможет. Поэтому я считаю очень нужным поделиться своим опытом. Может, и не всё кто-то возьмёт, но если посчитает нужным, то что-то возьмёт из моего опыта. Если это ему подойдёт, то я буду рад, что смог помочь. Поэтому если кто-то меня спрашивал – но именно про волейбол: я не люблю говорить про финансовые какие-то вопросы и тому подобное, поскольку это не моя стезя. А вот именно про игру всегда делился, если люди желали.

- В Казань вас пригласил Ришат Гилязутдинов?

- Нет, пригласил меня Сергей Николаевич Чернышов. Но я думаю, что они посоветовались с Ришатом. Это хорошие люди, хорошая атмосфера в команде. Здесь играет Катя Гамова, с которой мы, всё-таки, встречаемся иногда – редко, но говорим-спрашиваем друг друга. Я вижу, что ей здесь нравится, она играет. Отсюда у меня, значит, создалось хорошее впечатление о клубе. И поэтому когда Сергей Николаевич позвонил, то я приехал помочь.

- Давно приехали в Казань?

- Нет, совсем немного. Полмесяца работаю.

- С девочками, с молодежной командой познакомились?

- Командой назвать их ещё сложно. Потому что когда в республике, как мы говорили, нет своих традиций, своего ресурса, то в команду приходят девочки разные, из разных регионов – отсюда сложность. Если во взрослой команде играют звёзды, профессионалы, уже умеющие играть, то там по-другому. А в детской команде, когда приходят 14-,15-,16-летние от разных тренеров, из разных городов, разного стилей волейбола, то создать из них единую команду или вырастить хотя бы игрока, то это сложно. С чем я здесь столкнулся. И чего не было в Челябинске: там, всё-таки, была своя основа, база, свои воспитанники. Когда один-два игрока пришлых – это одно, а когда вся команда не из Татарстана, а собрана из разных регионов – для меня это нонсенс. Столкнулся с этим и пытаюсь по мере возможности разбираться.

- Конкретно кого-то из перспективных молодых игроков уже приметили?

- Ну, в этом возрасте нельзя даже говорить ещё об этом. Пока отмечу одно: все стараются – и делают. То что меня поразило: когда все собраны из разных мест, то бывают какие-то проблемы, организационные сложности. То здесь все организационные вопросы были решены. И другой положительный момент в том, что девочки все трудятся пока. А сказать в этом возрасте, кто и что из них получится потом, это тот же самый разговор, как про Гамову – это множество разных совпадений, разных нюансов, чтобы всё это совпало. А то может быть много-много хорошего, но одного чего-то не хватает – и сразу срыв. По своему опыту скажу, что заранее говорить, что из кого-то вырастет новая Катя Гамова, вообще нельзя.

- Если не по игрокам, то вопрос более общий: имеется ли уже какой-то план на сезон, цель, стратегия подготовки?

- Пока цели перед нами клуб не ставил. Я сам поставил перед девочками две цели: первая – индивидуально подготовить каждую, чтобы хоть кто-то из них попал в команду мастеров; а вторая – создать свою маленькую команду, которая тоже чтобы могла решать свои локальные задачи. Т.е. выступление в молодёжном первенстве страны. И эти задачи нужно выполнять при любом варианте: хоть их будут вызывать во взрослую команду, хоть они будут тут со мной играть. Раз они пришли в такую знаменитую команду как «Динамо-Казань», они чётко должны представлять свою цель, почему они здесь оказались. Не просто потому, что Казань – красивый город, а для конкретных задач в волейболе. И одна из задач – повысить своё индивидуальное мастерство, чтобы попытаться попасть в эту команду. Хотя бы в тренировочный состав, хотя бы в 12 – и потом дальше и дальше. И эта задача не может решиться без второй: всё-таки, у нас командный вид спорта. Нужно создать команду, которая была бы способна выступать в молодёжном чемпионате России. Если не будет команды, то повысить и индивидуальное мастерство будет невозможно.

- Это, возможно, поможет решить проблему с переходом игроков из Молодёжной лиги в Суперлигу. А то сейчас есть некая пропасть между лигами.

- Да, именно. Раньше, как бы мы ни ругали Советский Союз, но практически у всех, кто играл в Высшей лиге, были свои молодёжные команды. Все команды Высшей лиги были связаны и выстроены вертикально: игроки вырастали внутри команды. Редко тогда кого-то привозили, с переходами тогда было очень строго и тяжело. А сейчас – обрыв. Есть команда, утрируя, «Динамо-Казань», а особенно «Факел» – а за ней больше никого. Есть 10—12 человек – и они только играют. Поэтому когда приезжаешь работать в такую команду, то ставишь цель создать хотя бы маленькую лестницу по выращиванию своих игроков. А если останется обрыв, то потом будет тяжело.

- Будут ли Дарья Малыгина, Татьяна Романова и др. играть в молодёжной команде или они уже полностью перешли во взрослую?

- Это вопрос к главному тренеру: он решает. Я сформирован в старых традициях и для меня важна субординация: есть главный тренер и он решает, как формировать команду, стратегию и т.д. Будут ли они привлекаться или нет, моё дело – решать те задачи, которые я назвал, в любых условиях.

- Много новых игроков пришло в «Динамо-УОР»?

- Из тех, что сейчас со мной тренируется, как я спросил: из старого состава осталось два человека. Остальные все приезжие – и не давно приехали, а только-только. Они со мной знакомятся, я – с ними. Процесс только начинается. Они приехали из разных мест, а попали сразу в команду – даже не просто в команду Суперлиги, скажем, седьмую-восьмую. Они приехали не просто в команду-чемпиона страны, а в команду-чемпиона мира среди клубов, в команду-победителя Лиги чемпионов. Поэтому спрос с них должен быть совершенно другой. Они к этому ещё совершенно не привыкли, не приучены. Значит, с этого будем начинать.

- А можете ли с высоты своего опыта дать какие-либо рекомендации по созданию базы, по подготовке своих игроков в республике?

- Здесь два условия должно быть. Первое – это, естественно, финансовое. А второе – желание клуба чётко сориентироваться, найти людей и расставить каждого на своём месте. Вот чем гениальна система Карполя: мало того, что он сделал эту систему, он расставил всех на свои места. Одни работали на наборе, другие занимались молодёжным составом. У детских команд была строго выработана система отбора и система своих соревнований, на следующем этапе – у молодёжи – тоже были свои конкретные цели поставлены, и, наконец, первая, взрослая команда. И вся эта линия соблюдалась. Но что самое главное – для всей этой линии он находил людей. То есть задача – набор тех кадров, которые и решат эту поступательную задачу подготовки игроков. Тогда и появятся в Татарстане свои игроки, появится вторая команда, третья. Появятся свои – и тогда уже все будут болеть за родное.

- Но это зависит больше даже не от клуба, а от местной федерации волейбола.

- Да, конечно. Клуб может быть отдельным, изолированным кусочком: он может даже хорошо существовать, если позволяют финансы. Но если нет широкой базы, если не будет приходить какой-нибудь Иван Иваныч и говорить: Николай Михайлович, у меня девочка появилась перспективная в группе такого-то года – не посмотрите ли вы её, нельзя ли её взять в группу подготовки «Динамо-Казань»? Только если мы будем все вместе работать, тогда и решатся проблемы подготовки своих игроков в регионе.

Источник: Пресс-служба Динамо-Казань

http://www.dinamo-kazan.com/news/?id=1276

scroll back to top