ЧУВАРГИН ПАВЕЛ СЕРГЕЕВИЧ

 

ChuvarginPSЧуваргин П.С. - (07.11.1921 г. в деревне Старо-Калмыково Щучанского района Курганской области – 08.06.2013 г. в г. Екатеринбурге) Игрок команды мастеров ОДО по футболу  (Свердловск, ВС, ОДО УрВО).

Павел Сергеевич в 1940-41 годы – работал сталелитейщиком. В 1941 году призван в ряды РККА. 1941-1943 годы – старший инструктор отряда специального назначения «Команда № 21», затем преподаватель военной подготовки снайперской школы, командир танкового учебного взвода.

В 1947 году поступил в Свердловское художественное училище и окончил его в 1952 году.

1950 год – обладатель Кубка РСФСР по футболу в составе команды ОДО, г. Свердловск.

1951 год – чемпион РСФСР по футболу.

С 1955 по 60-е годы – избирался депутатом в городской и районный Советы депутатов трудящихся.

1951 г. – защитил диплом в Свердловском художественном училище, работал в мастерских Художественного фонда РСФСР.

С 1968 года – член Союза художников РСФСР, постоянный участник городских и зональных художественных выставок, автор ряда персональных.

C 1968 года Павел Сергеевич участвовал в российских и международных выставках.

Награжден государственными наградами: медаль «За отвагу», Орден «Великов Отечественной войны» I степени.

Похоронен в городе Екатеринбурге на Восточном кладбище, секция №2.

 

 

Спорт-Аншлаг (22 июля – 28 июля 2003 г.)

ChuvarginPS1В таком крупном культурном центре, каким стал в последние годы наш Екатеринбург, открытием персональной выставки даже очень известного ху­дожника вряд ли кого-то удивишь, И все-таки один из июльских вернисажей привлек наше внимание. Во-первых, удивительно тонкой лиричностью и неж­ной любовью к родному краю в представленных в нем полотнах и, во-вторых, личностью самого художника, выставившего на суд зрителей свои работы. Имя живописца Павла Сергеевича ЧУВАРГИНА хорошо известно в художест­венных кругах не только Среднего Урала, но и всей России. Эта персональная выставка уже десятая в его творческой биографии. А если учесть участие Пав­ла Сергеевича практически во всех зональных, всесоюзных, а теперь всерос­сийских художественных выставках, то станет понятным, насколько широк круг почитателей этого талантливого и самобытного художника. А вот то, что Чуваргин в молодые годы играл в футбол в знаменитой команде Свердлов­ского ОДО, завоевав в ее составе алую ленту чемпиона РСФСР и, став облада­телем Кубка России, знают, к сожалению, очень немногие.

Скажем откровенно, этот товарищес­кий футбольный матч, состоявшийся днем на одном из московских стадионов, виде­ли очень немногие любители спорта, так как на рекламных щитах столицы не было ни одной афиши о его проведении. А ведь на футбольном поле встретились две сильнейшие армейские команды, готовя­щиеся к разным, но очень важным для них турнирам. Футболисты ЦСКА, являвшиеся чемпионами СССР, через несколько дней отправлялись в Югославию на чемпионат Дружественных армий, в котором прини­мали участие сильнейшие армейские кол­лективы из стран Варшавского договора, такие как «Црвена звезда» (Белград), «Стяуа» (Бухарест), «Дукла» (Йиеглава), «Легия» (Варшава) и другие. А команда Свердловского ОДО, хотя и занимала в футбольной табели о рангах значительно более скромное по сравнению с москви­чами место, но в тот год уже успела завое­вать звание чемпиона РСФСР, причем за весь сезон не проиграла ни одного матча! Уральцы оказались в Москве проездом по пути в Иваново, где им предстояло в очных встречах с командой «Красное знамя» по­бороться за право играть с чемпионом СССР по классу «Б». Старший тренер ЦСКА Борис Андревич Аркадьев, ранее планировавший перед отъездом в Бел­град провести игру со столичным «Локо­мотивом», узнав о приезде в Москву свердловских армейцев, срочно решил поменять спарринг-партнера. Уж очень ему хотелось воочию увидеть этих непо­бедимых уральцев! Так что оба соперника вышли на поле не только в своих боевых составах, но и с явным настроем на побе­ду. Когда уже в начале игры свердловчане открыли счет, чемпионы страны поняли, что им противостоит очень сильная и гра­мотная команда. А когда в середине тайма после сильнейшего дальнего удара Василия Бузунова вратарь ЦСКА Виктор Чанов с большим трудом отбил мяч, первым к нему успел полузащитник уральцев Павел Чуваргин и направил мяч в сетку ворот москвичей. Игроки ЦСКА были в шоке и попытались «поставить на место» команду гостей. Однако атакующий порыв чемпио­нов умело гасили свердловские защитни­ки во главе с Иваном Доминским, а в сере­дине поля по-прежнему хозяйничали по­лузащитники ОДО Александр Морозов и Павел Чуваргин. А буквально на послед­ней минуте первого тайма счет стал по­просту оскорбительным для чемпионов СССР: Василий Бузунов забил третий гол! В перерыве Б.А. Аркадьев искренне позд­равил своего свердловского коллегу Алек­сея Никитовича Базового с великолепной игрой его команды и выразил желание... взять с собой в Югославию одного из уральских игроков - Павла Чуваргина. В Советской Армии просьба вышестоящего начальника была равносильна приказу, а приказы, как известно, в армии не обсуж­дают. Тем не менее, в данном случае нужно было согласие самого игрока. К чести на­шего земляка он не прельстился заманчи­вой поездкой и твердо ответил: «Нашей команде предстоят два очень ответствен­ных матча. Покинуть ее в такой момент равносильно предательству». Много лет спустя кое-кто упрекал Павла Сергеевича: «Ведь ты, Паша, в составе ЦСКА наверня­ка стал бы мастером спорта СССР, да и медаль чемпиона страны мог получить. А что тебе тогда дало ОДО?» И невдомек этим прагматикам, что Чуваргин просто не мог пойти против совести и своих жизнен­ных принципов. Тем более, что вскоре он заканчивал Свердловское художествен­ное училище и уже твердо решил рас­статься со спортом, связав свою дальней­шую судьбу с творчеством.

Природа наделила Павла отличными физическими данными, но в своей род­ной южноуральской деревне Староколмыково ни о каких занятиях спортом он даже и не помышлял. Главным его увлече­нием в те годы было чтение книг, которые привез с собой из Ленинграда председа­тель их колхоза Николай Иванович Чурин, входивший в число знаменитых при со­ветской власти «двадцатипятитысячни­ков». Правда, когда семья Чуваргиных пе­ребралась в таежную деревню Новодубровка Западносибирского края, Павел, как и все местные жители, стал постоянно ходить на лыжах, однако по-прежнему почти все свое свободное время отдавал чтению книг, которые теперь ему давал директор местной школы Кожевников. Пришлось Паше тогда внести посильный вклад и в скудный семейный бюджет. Правда, денег он не получал ни копейки, зато полностью снял в семье проблему с молочными продуктами. Дело в том, что он устроился редактором и художником стенгазеты на местный молокозавод. За выпуск очередного номера ему «платили натурой»: молоком, сметаной, творогом, маслом... Появилось у Чуваргина и еще одно увлечение - игра на балалайке. У них в деревне жила одна семья, которая спе­циализировалась в изготовлении струн­ных музыкальных инструментов: балала­ек, домбр, мандолин, гитар... Односельчанам деревенские умельцы уступали свои изделия за продукты, а то и просто дарили. Так что вскоре в Новодубровке появился своеобразный оркестр народ­ных инструментов, хотя чаще всего по на­строению играли в каждом из дворов.

Когда Павлу было 14 лет, они перееха­ли в Челябинск, и в седьмой класс он по­шел уже в городскую школу номер 53. Там сразу же оценили его способности. Рисунки Чуваргина на городской художе­ственной выставке учащихся были отме­чены дипломом и ценным подарком: брюками и двумя рубашками. А в лыж­ных соревнованиях на первенство Челя­бинска среди школьников Павел стал призером и был включен в сборную ко­манду города.

А вот знакомство Чуваргина с футбо­лом носило некоторую анекдотичную ок­раску, хотя фаталист безусловно скажет, что это судьба. Однажды во время трени­ровки юношеской команды завода Колющенко Павел лежал в тени на траве и, как обычно, читал книгу. Когда у футболистов пришел черед двухсторонней игры, ока­залось, что им не хватает одного игрока. Вот тут-то и вспомнили про Павла: «Слу­шай, хватит валяться без дела, иди хоть постой в защите!» Чуваргин отложил кни­гу и вышел на поле, да так «постоял в за­щите», что его тут же включили в заявку для участия в чемпионате города. Бук­вально после 2-3 тренировок Павел де­бютировал в игре против команды «Локо­мотив», а уже через год его включили в состав юношеской сборной Челябинска.

Все это не мешало Чуваргину отлично учиться в школе. Очередной класс он не­изменно заканчивал с похвальной грамо­той, а в его аттестате об окончании сред­ней школы стояли одни пятёрки. Золотых медалей тогда еще не учредили, но отлич­ный аттестат давал право поступать в лю­бое высшее учебное заведение без экза­менов. Павел не хотел ни о чем думать, кроме Академии Художеств. Он даже по­слал запрос в Ленинград и получил обна­деживающий ответ. Но, как гласит народ­ная мудрость, мы предполагаем, а жизнь располагает! Павел не решился оставить свою маму, тем более, что ей, всю жизнь проработавшей уборщицей, уже не хвата­ло сил «тянуть лямку» на двух работах. Так что Павлу нужно было думать о хлебе на­сущном, да чтоб его хватило на всю се­мью! И тут неожиданно председатель спортивного коллектива завода Колющенко предложил Чуваргину должность игра­ющего тренера, определив ему зарплату... рабочего сталелитейного цеха. «Академия от меня все равно никуда не денется», - подумал про себя Павел и... остался в Че­лябинске. «Золотой» аттестат позволил ему тут же без экзаменов поступить на фа­культет русского языка и литературы заоч­ного отделения педагогического институ­та. Выбор факультета, безусловно, опре­делило многолетнее увлечение Чуваргина художественной литературой. Когда Па­вел закончил первый курс, началась вой­на. Завод Колющенко сразу же стал «но­мерным», Чуваргина немедленно напра­вили в тот самый цех, где он до этого лишь числился. Но зато теперь он неожиданно для себя получил броню. Однако уже в де­кабре Чуваргина вызвали в горспорткомитет и предложили службу в специальном отряде, носившем кодовое название «Команда номер 21». В этот отряд по всей стране набирали высококлассных спортс­менов, которые должны были осуществ­лять боевую и физическую подготовку бу­дущих бойцов. Чуваргину, в частности, предложили заняться обучением ново­бранцев владению лыжами. А если учесть, что многие из его подопечных вообще впервые вставали на лыжи, а на весь курс обучения выделялось всего два месяца, то можно себе представить, в каком режи­ме должны были работать инструкторы этой «команды номер 21». Павел сделал попытку отправиться на фронт вместе со своим выпуском, но ему твердо сказали: «В настоящее время подготовка хороших бойцов является сверхважной задачей». Весной Чуваргин сам оказался на кратко­срочной учебе, после которой ему присво­или офицерское звание. Младшего лейте­нанта Чуваргина перебросили в учебный лагерь «команды номер 21», располагав­шийся в Пермской области, а затем в на­чале 1943 года перевели в 9-ю снайпер­скую школу, где курс обучения был рас­считан на 9 месяцев. Долгожданную побе­ду старший лейтенант Чуваргин встретил уже в танковом училище родного Челя­бинска.

В футбол Чуваргин вернулся, можно сказать, по приказу. Когда высшее ар­мейское руководство страны приняло ре­шение о проведении первого послевоен­ного чемпионата Вооруженных Сил СССР по футболу, в Уральском Военном округе обратились во все воинские соединения с просьбой командировать в Свердловск тех военнослужащих, которые до войны играли в футбол. Чуваргин получил пер­сональный вызов из штаба округа, над текстом которого смеялось все училище: «...явиться в распоряжение командования с бутсами». Тренером будущей сборной назначили капитана Михаила Ивановича Созинова, тренировавшего до войны свердловский «Локомотив». Тренер сразу же поставил челябинца на место правого защитника, на котором Павел выступал в течение нескольких сезонов. Однако Чу­варгина, отличавшегося хорошей физи­ческой подготовкой и умением разгадать замыслы соперника, можно отнести к ка­тегории универсальных игроков, способ­ных сыграть практически на любом месте. В свердловском ОДО, игравшем еще по системе «дубль-В», Чуваргину приходи­лось выступать и в роли центрального за­щитника, и правого полузащитника, и по­лусреднего нападающего. Но всегда, при любых тренерах Павел неизменно был иг­роком основного состава. Сегодня Павел Сергеевич с большим удовольствием и нежностью вспоминает те годы, когда Уральским военным округом командовал маршал Георгий Константинович Жуков. Именно тогда свердловские армейцы за­воевали Кубок РСФСР и стали чемпиона­ми России.

ChuvarginPS3В 1952 году Чуваргин получил диплом об окончании художественного училища и, уволившись в запас, навсегда распро­щался со спортом. В течение нескольких лет он работал в Художественном фонде, располагавшемся тогда на улице Карла Маркса в здании Крестовоздвиженского мужского монастыря. Уже в конце 1953 года состоялась его первая персональ­ная выставка. В 1955 году Чуваргин по­ступил в Ленинградский институт живо­писи, скульптуры и архитектуры им. П.Е. Репина. Деканат назначил его старостой группы. Однако по семейным обстоя­тельствам (а у него тогда уже было две дочери) закончить учебу в «Репинке» Па­вел Сергеевич, к сожалению, не сумел. Но его талант художника креп год от года. И хотя с первых шагов Чуваргин тяготел к пейзажу, среди его работ есть немало прекрасных полотен с натюрмортами, цветами, портретами, бытовыми сюже­тами... В качестве иллюстрации мы пуб­ликуем один из портретов, который сам автор назвал «Дед». Художники хорошо знают, что портрет нужно писать так, что­бы зритель, глядя на него, не столько ду­мал о том человеке, который изображен на полотне, сколько воспринимал его как художественный образ. Ибо после того, как портрет написан, он начинает жить своей собственной жизнью — жизнью произведения искусства. Вот и у этого портрета со временем появилось второе название: «Ровесник XX века».

Сегодня Павел Сергеевич, несмотря на свой возраст, полон творческих сил и пла­нов. Одна из его последних работ «Соко­лята» недавно экспонировался в Москве, где проходили дни Свердловской области.

Сергей ГУЩИН,

профессор кафедры

теплофизики и информатики

в металлургии УГТУ-УПИ.

 

 

 

 

 

ChuvarginPS3

scroll back to top