ТЕРТЫШНЫЙ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

 

TertyshnySVТертышный С.В. - (03.06.1970 г. в г. Челябинске) Мастер спорта России международного класса, мастер спорта СССР по хоккею с шайбой (Челябинск, ХК «Трактор»).

Участник зимних Олимпийских игр 1994 года в Лиллехаммере (Норвегия). Занял 4 место.

Участник чемпионата Мира 1999 года в городах Осло, Хамар и Лиллехаммер. Занял 5 место. 

Серебряный призер первенства Мира среди молодежи 1990 года

Чемпион Евролиги 1999 и 2000 года.

Обладатель Суппекубка Европы 1999/2000

Чемпион России 1999 года

Победитель первенства СССР среди юниоров 1989 года

Серебряный призер чемпионата России 1998 года

Бронзовый призер чемпионата России 1993, 1994 и 2000 годы

 

Сергей Викторович советский, российский хоккеист и хоккейный тренер. Воспитанник челябинского хоккея – ДЮСШ ЧТЗ (тренеры – Н.Ф. Бец, В.Ф. Рякин, В.И. Шабунин,). Игровой № 18, 22, 2, 5. Чемпион СССР среди юниоров (1989). В составе молодёжной сборной СССР стал вице-чемпионом Мира 1990 года (игрок «Трактора»).

В чемпионате СССР провёл 55 игр.

За Трактор провел 7 сезонов, 303 игры, 65 (33+32)

Карьера игрока: Трактор – 1987/88, 1990/91-1993/94, 2003/04-2004/05, Металлург (Мечел, Челябинск) – 1987/88-1988/89, 2005/06, СКА (Свердловск) – 1989/90, Portland Pirates (AHL) – 1994/95-1995/96, Металлург (Магнитогорск) – 1996/97-1999/00, Лада (Тольятти) – 2000/01, Авангард (Омск) – 2001/02, молодежная сборная (U20) СССР, первая сборная России.

Два сезона провёл в США, где в составе Портленд Пайретс 104 раза выходил на лёд. Драфт НХЛ 1994 года выбран в 11 раунде под общим #275 Вашингтон Кэпиталз.

TertyshnySV3В высшем дивизионе российского хоккея провёл 359 игр. Во втором по силе дивизионе (высшей лиге) провёл 147 игр.

В составе сборной России принял участие в Олимпиаде - 1994, где наша команда стала лишь четвёртой. В составе сборной России принял участие в чемпионате Мира - 1999, где наша сборная не вошла в число призёров.

Достижения игрока: Чемпион СССР среди юниоров 1988/89 г. в составе Трактора, Серебряный призер чемпионата мира среди молодежи в 1990 г. в составе сборной СССР, Бронзовый призер Чемпионата МХЛ 1992/93, 1993/94,Чемпион России (РХЛ) 1998/99,Обладатель Кубка России – 1997/98, Чемпион Евролиги - 1998/99, 1999/00, Обладатель Суперкубка Европы - 1999/00, Серебряный призер чемпионата России (РХЛ) – 1997/98, Бронзовый призер чемпионата России (ПХЛ) – 1999/00 в составе Металлурга (Магнитогорск)

Родной брат Алексей и двоюродные — Дмитрий и Андрей также были хоккеистами. Все они — воспитанники челябинского «Трактора». 23 июля 1999 года Дмитрий погиб в результате несчастного случая, выпав из катера в воду, где лопасти винта перерезали ему шейную артерию. Это произошло на озере Оканаган, вблизи Келоуны, вместе с Тертышным в катере были партнёры по фарм-клубу  «Филадельфия Флайерз»  Фрэнсис Беланже и Михаил Чернов. Как сообщила канадская полиция, все хоккеисты, за исключением Беланже, находились в состоянии алкогольного опьянения.

Окончив игровую карьеру, работает в челябинском «Тракторе» тренером. Достижения тренера: в составе тренерского штаба Трактора – Бронзовый призер чемпионата КХЛ-чемпионата России – 2011/12, Серебряный призер чемпионата КХЛ-чемпионата России – 2012/13

 TertyshnySV1

Сергей Тертышный: Творец удачи

Когда в матче с усть-каменогорским «Торпедо» в самые ответственные минуты к «Трактору» пришла удача, творцом ее был Сергей Тертышный. Этот защитник вновь показал свое умение предельно сконцентрироваться в экстремальной ситуации и принести своей команде победу в упорно складывающемся матче. Не стоит удивляться, что голкипер гостей даже не пытался броситься под шайбу: со скоростью пули она влетела в угол ворот - сколько ярости и отчаяния было вложено в этот щелчок Сергеем. До финального свистка оставалось всею три секунды...

Удивительный защитник, давно слежу за его игрой. Мастерство Тертышного вроде бы незаметно. Но присмотришься к Сергею во время хоккейных баталий  и обнаружишь, немало достоинств. На коньках стоит здорово: отличное катание имеет немаловажное значение для хоккеиста обороны. Выбор позиции - безупречный. От силовой борьбы не уходит. Острый пас выдать - всегда пожалуйста. Ну, а если бросает по воротам - всегда в цель.

TertyshnySV2Возможно, тренеры и отмечают у Сергея какие-то недостатки в игре. Я, во всяком случае, во время последних матчей не обнаружил в его действиях ни одного промаха. На ударную позицию к своим воротам он никого не подпустил. Сергей Тертышный - воспитанник и старожил «Трактора». Как говорится, прошел весь путь от детской спортшколы через юношеские команды до команды мастеров. Мальчишки обычно рвутся в нападающие, а Сергей всегда играл в обороне. С самого первого шага. Ему нравится играть в защите - разрушать атаки нападающих, вовремя отдать пас, сделать голевую передачу, да и забивать есть возможность. Не случайно Сергей входит в число самых результативных игроков обороны в команде. А своими кумирами считает динамовца Валерия Васильева и земляка Николая Макарова. Чем нравились? Красиво играли. Оба были хороши в единоборствах. Всегда уверены в себе, в игре спокойны. А как поле видели, какие пасы отдавали, просто загляденье!

В семейной жизни у Тертышного все в порядке. Умная и симпатичная жена, квартира, есть машина, на жизнь хватает.

Как бы там ни было, но Сергей на хорошем счету. Член олимпийской сборной страны, боролся за «Приз Известий», не раз защищал цвета сборной на международных турнирах в Канаде, США, Швеции, Финляндии. Поэтому и появились предложения поиграть в столичных командах, сменить форму на более яркую, «крутую», зарубежную.

Но какой смысл уходить из «Трактора»? - говорит Сергей. - У нас отличная, мощная команда. Правда немало игроков ее покинуло. Но они уехали за границу. Спросите, не посматриваю ли я за рубеж? Есть планы -заманчивые предложения, но я всегда был верен Челябинску и пока твердо могу сказать, что сезон - другой проведу в «Тракторе».

Отточенная техника владения коньками и клюшкой позволяют Тертышному в каждом матче создавать множество голевых ситуаций, а когда «Трактор» играет в меньшинстве, то он, превосходный дриблер, умело выигрывает время, обводя одного противника за другим.

Если к этому редкому умению прибавить незаурядный игровой интеллект, темперамент, то можно смело говорить: Сергей Тертышный - игрок обороны высокого класса.

Традиционный вопрос: как пришли в хоккей?

Записался в хоккейную секцию при спортшколе ЧТЗ в 1977 году, где получил пер­вые азы у В.Ф. Рякина и В.И. Шабунина. Но ос­новную школу хоккея я прошел у Н.Ф. Беца. Об этом человеке можно сказать немало хо­рошего. Не хочу обидеть других тренеров, но знаю, что многие родители в прошлом (и сей­час) стремились отдать своих мальчишек толь­ко к Николаю Филипповичу.

У нас был очень сильный год (1970). Семь человек выступали в составе юношеских сбор­ных, но мы умудрялись занимать на союзных первенствах только вторые и третьи места. Победить удалось лишь в 1988 году, когда объе­динили одну пятерку 1970 и две пятерки 1971 годов рождения. Неоднократно входил в сбор­ные России и «Труда», побеждавшие на чем­пионатах страны.

Когда оказались во взрослой ком­пании?

Сначала меня понемногу подключали в «Металлург». Когда «Трактор» «вылетел» из высшей лиги первенства Союза, но остался в числе сильнейших благодаря расширению последней, в команду пришел Г.Ф. Цыгуров. И поставил меня в состав, причем не побоялся выпустить в первом же матче с рижским «Ди­намо».

Наиболее яркие воспоминания из того периода вашей жизни?

Это первая международная поездка в ГДР на турнир «Дружба». Мы тогда учились в 9-м классе и были разгромлены своими свер­стниками из Чехословакии.

А какая у нас была сборная на чемпиона­те мира среди юниоров в 1990 году! Практи­чески все ребята сейчас играют в «основе» за клубы НХЛ, причем на ведущих ролях: П. Буре, С. Зубов и другие.

Вы провели в первенствах СССР и МХЛ 252 игры и забили 30 шайб. Это очень хорошие для защитника показате­ли, и они сопоставимы разве что с ре­зультатами знаменитого Николая Мака­рова.

Это приятное сравнение, хотя, мне кажет­ся, что в те времена при таком количестве «звезд» обороняться и забивать было слож­нее. Николай Макаров всю жизнь был моим кумиром. Очень нравилась его техника ката­ния. Уважаю его как тренера и человека.

Вы участвовали в Олимпийских иг­рах 1994 года. Олимпиада произвела впечатление своим масштабом?

Да. Но особо и не видели того, что про­исходило вокруг. Надо было готовиться к мат­чам. Болели за наших лыжников, так как жили в Олимпийской деревне в соседних домиках, и, естественно, общались.

У нас была молодая команда, составлен­ная из игроков многих клубов, и было мало времени на их притирку. И, хотя по ходу тур­нира сборная набирала мощь, шансов занять призовое место у нас не было. Слишком силь­ными и опытными оказались наши соперники.

Не получилась игра у челябинцев. Пона­чалу тренеры хотели сделать из нас даже удар­ную пятерку, но прихватило спину у Гомоляко. Надеялись и на Варицкого с Карповым - чем­пионов мира.

То обстоятельство, что вы стали в сезоне-93/94 лучшим защитником пер­венства МХЛ в паре с Андреем Сапожниковым, повлияло на результаты драфта НХЛ-94?

В ходе сезона поговаривали, что меня поставят на драфт. В частности, несколько раз беседовал со скаутом «Вашингтона» по Рос­сии Алексеем Юдиным. В итоге «Вашингтон Кэпитапз» заимел права на меня в одном из последних раундов и прислал условия контрак­та. Они меня устроили, хотя сумма могла быть и больше.

После некоторых проволочек из-за ком­пенсации «Трактору» и ожидания в Москве (10 дней не был на льду) вылетел в Штаты и по­пал на сбор команды в самый его пик, непос­редственно перед выставочными матчами. Провел четыре игры: с «Квебеком», «Филадель­фией», «Флоридой» и «Оттавой».

Как вы оценили свое выступление в тех встречах?

Проиграли только «Филадельфии». Ос­тальных соперников победили. Я отдал три голевые передачи. Слабо выступил в проиг­ранном матче: в то время, когда находился на льду, мы пропустили две шайбы. А с «Квебе­ком» и «Флоридой» игра получилась, сделал мало ошибок, и это отметили даже тренеры.

Что же их не удовлетворило?

Там обычно много не говорят, все видно по отношению к тебе: хорошо отыграл - улы­баются, хуже - глаза отводят. Короче, вызвали меня к старшему тренеру (в прошлом защит­ник, провел в НХЛ более тысячи матчей, прав­да, мало забил). И он сказал: «Не расстраи­вайся - направляешься в фарм-клуб. Тебе надо привыкнуть к североамериканскому хоккею». Все то, что говорят в таких случаях.

Как сложился для вас сезон в фарм- клубе «Портленд Пирэтс»?

Если честно, то очень недоволен (взды­хает). Пару раз ключицу сломал.

В плей-оффе вы уже не играли?

Нет. Всего за сезон чемпионата АХЛ сыг­рал около 50 матчей из 80, то есть чуть больше половины. Не забил ни одной шайбы. Такой нефарт шел! А отдал 17 голевых передач.

То обстоятельство, что не забива­ли, здорово огорчало?

Не то слово. Как заклинило. В пустые ворота не попадал, один на один выходил, в штангу бросал - ничего не получается. А по­том неудача в голове засела. Есть хороший момент - а не веришь в успех! Короче, комп­лекс появился.

На базе «Трактора» в составе коман­ды готовятся к сезону-95/96 ваши бра­тья: родной Алексей и двоюродный Дмитрий. Они пришли в хоккей благода­ря вам?

Ребятам нравится играть в хоккей. В про­тивном случае они бы просто прекратили им заниматься, несмотря на то, что их старший брат - известный хоккеист.

Очень рад за Диму, который попал на драфт клуба НХЛ с традициями - в «Филадель­фию Флайерз».

Валерий Китченко. Июль 1995 г.

 

Сергей Тертышный: В работе тренера нет предела

Тренер «Трактора», в прошлом известный защитник и член большой хоккейной семьи – о своей игровой карьере, переходе на тренерскую работу и знаменитых братьях. Откровенное интервью магнитогорскому порталу «Хоккейная семья».

Многие бывшие коллеги Тертышного по «Металлургу» перешли на тренерскую работу. Сергей рассказал о своем пути:

Я сам пришел. Правда, большинство игроков «Металлурга» тех лет, которые перешли на тренерскую работу, подольше играли. Я пораньше закончил. И подумывал о том, что делать дальше. Из хоккея уходить не хотелось. Пошел в школу «Трактор» к тренеру, который меня воспитал – Николаю Бецу. Там отработал год, может даже меньше. А в то время в «Тракторе» работал еще один мой тренер - Геннадий Цыгуров, который меня знает с детства. Я играл у него в молодежной сборной. Он привлек меня в «Трактор» в 1987-м году, когда мне было 17 лет. И он же порекомендовал меня тренером в фарм-клуб, сказал, что мне надо двигаться дальше. Там я отработал год. Затем Цыгуров ушел, вскоре пришел Андрей Назаров. И он мне предложил: «Сергей, почему бы нет? Давай, рискнем, попробуем в КХЛ показать что-то». И потихонечку, помаленечку дело пошло.
По большому счету, профессия тренера мне нравится. Работа нравится – она интересная. С молодыми работаешь и наблюдаешь тот процесс, как они превращаются в хороших игроков. Работа интересная, специфическая. Не дал результат, и тогда уволят. (улыбается)

Два младших брата Сергея - родной Алексей и двоюродный Дмитрий пошли по стопам брата – тоже стали хоккеистами:

Я родился и вырос на ЧТЗ в таком районе, так называемом, седьмом участке, где расположен старый дворец. Сейчас в нем играют молодые пацаны. Я там жил. Из моего окна полполя было видно. Я в хорошем смысле был больным по хоккею. Хотя мои родители особого отношения к спорту не имели. Тогда все пацаны тех лет болели этим: летом - футбол, зимой - хоккей. Поэтому, как только мне исполнилось семь лет, я сразу же записался в школу ЧТЗ. По большому счету братья все свободное время проводили вместе, поэтому их можно назвать родными. Наверное, они пошли в хоккей по моим стопам.

Дмитрий Тертышный погиб в 1999 году в возрасте 22 лет.
Для меня это был шок. У пацана было все хорошо. В первый сезон за Philadelphia Flyers в 21 год он отыграл 55 матчей. И подошел именно в «Филадельфию» к Бобби Кларку, который к русским хоккеистам по разговорам не особо тепло относился. Он очень понравился своим трудолюбием, отношением к делу. Димка такой был, специфический. И поехал он в тренировочный лагерь пораньше, понимал, что нужно добавлять физически. И такая трагическая нелепость.

Родной брат, Алексей Тертышный, еще два года назад играл в «Тракторе». Сергей рассказал, как у него дела:

Он закончил с карьерой из-за проблем с коленями. Пока дома, занимается детьми. Я в тренеры тоже не сразу пошел. У меня был период с полгода, когда взвешивал, думал, отдыхал от хоккея. После окончания профессиональной карьеры непросто найти себя в жизни. Что дальше? Чем заниматься? Действительно, первый шаг после карьеры в новую жизнь достаточно трудный. Когда я пришел помогать к Бецу, у него были большие воспитанники - по 12 лет. Когда они увидели, что я могу что-то показать, они с уважением стали относиться. Да и мне работа тренера понравилась. Она сама по себе интересная. Некоторые хотят получать сразу большие деньги. Однако этой профессии нужно для начала научиться. Играть в хоккей и тренировать - две совершенно разные темы. Чтобы стать хорошим тренером, нужны десятилетия. Я стараюсь учиться у людей, которые работают тренерами по 25-30 лет. В этой профессии нет предела.

Однажды Сергей накануне важного матча за «Металлург» повредил ногу в душевой. Он вспомнил этот случай:

Это было в Тольятти. Я поскользнулся в душе со скатом. Нога попала в то место, куда мыльная вода стекает. Между полом и перегородкой было десятиметровое расстояние, туда и попала нога. Появился рубец, рана была в таком месте, что невозможно было затянуть конек. Игру пропустил, но уже в следующем матче играл.

Были и более серьезные травмы:

Когда в Канаде играл, два раза ключицу ломали. Операцию делали. Ногу ломали. Сотрясения были.

В свое время Тертышный не пробился в основной состав Washington Capitals.

Тяжело было пробиться. В то время все первые драфты у «Вашингтона» были защитниками. В том числе Сергей Гончар. Мы с ним в локаут отыграли в фарм-клубе, потом его подняли. То есть, тяжело было пробиться. Человек семь было миллионеров: Тинорди, Котэ, Йоханссон. Там же еще есть определенные подразделения: один защитник разрушительного плана, другой – созидательного. У меня не было агента. Может быть, надо было не сразу в Магнитку. Но мне позвонил Постников, его предложение устроило, и я, не раздумывая, поехал. Может быть, сейчас я бы сделал по-другому…

Сергей переезжал в Америку на условиях двустороннего контракта. Сумма – триста тысяч долларов.

Это были огромные деньги! Можно было пол-Челябинска купить. По тем временам квартира стоила семь тысяч долларов. Первые этажи котировались дешевле. А что такое сейчас первые этажи, - сами знаете. Я не был богачом, не зацепился в основном составе, хотя и в фарм-клубе нормально платили. Богачом никогда не был. (улыбается) Не прилипают ко мне деньги.

После Магнитогорска Тертышный играл в Омске, но у него были проблемы со здоровьем:

У меня спина проблемной давно была. Геннадий Цыгуров взял меня в Омск. Игра игрой, но когда заснуть не можешь со снотворным, и не можешь сидеть. В самолетах лежал на баулах. Допустим, в АН-24. Сидеть было невозможно, спина отстегивалась. Кататься еще можно было. Все это ухудшалось до такой степени, что заработал две грыжи. В военном госпитале Казани лечился два месяца. Куда только не ездил. А потом год не играл. Когда «Трактор» выступал в Высшей лиге, позвал Тимофеев: «Сережа, давай, помоги молодым ребятам». Почему бы и нет? Продлил карьеру на два сезона в «Тракторе» и на один – в «Мечеле». Закончил все равно рано. Может из-за того, что рано начал играть? Насытился хоккеем. Во время тренировок начал посматривать на часы, ждал, когда они закончатся. Это все, предел. Желание тренироваться уходило. Однажды пришел домой, сказал жене, что, мол, все, с хоккеем как игрок завязал. Взял большой гвоздь, вышел на балкон и забил его в деревянную стену, повесив на него коньки. Хотя в ту пору было предложение из Тюмени. Хотел было ехать, но передумал в последний момент.

В начале 90-х «Трактор» дважды подряд выигрывал бронзовые медали. В прошлом сезоне – феерическое выступление в регулярном чемпионате и снова «бронза».

Думаю, ситуация в корне отличалась. Определенное количество хоккеистов посчитало, что в принципе первое место в регулярке для них – это сверхзадача. Надо было из себя еще выжать чуть-чуть, и можно было бы спокойно играть в финале. Невозможно выигрывать серию десятью игроками. Если два хоккеиста в таких играх выпадают, - уже проблема. Думаю, в этом корень причины. Это мое мнение. 

http://www.chelyabinskhockey.ru/pub/news/799/

 

Тертышный: финал Евролиги-99 вспоминаю до сих пор

09.10.2012

Тренер «Трактора» Сергей Тертышный рассказал о своей карьере и времени, проведённом в «Магнитке».

Карьера Сергея Тертышного началась и закончилась в челябинском «Мечеле». Этот отрезок включил в себя 20 лет хоккейной жизни. Четыре сезона незаурядный защитник отдал магнитогорскому «Металлургу».
Наш сегодняшний герой - один из хоккеистов того знаменитого поколения «Трактора», которому не хватило чуть-чуть до золотых медалей чемпионата страны. Дважды подряд! Лучшие представители той бронзовой команды вместе со своим тренером спустя несколько лет привели «Магнитку» к золотому дублю в Евролиге и чемпионате страны. Тертышный был одним из тех, кто после двух сезонов пребывания за океаном так и не смог закрепиться в НХЛ, хотя играл за «Портленд» вместе с Сергеем Гончаром, а затем вместе с Валерием Карповым, Андреем Кудиновым и другими именитыми челябинцами усилил ряды «Металлурга».

Многие хоккеисты «Металлурга» из первого «золотого» состава стали тренерами. Вы тоже пошли по этому пути. Кто вас привёл в тренеры?

Я сам пришёл. Правда, большинство игроков «Металлурга» тех лет, которые перешли на тренерскую работу, подольше играли. Я пораньше закончил. И подумывал о том, что делать дальше. Из хоккея уходить не хотелось. Пошёл в школу «Трактора» к тренеру, который меня воспитал, – Николаю Бецу. Там отработал год, может, даже меньше. А в то время в «Тракторе» работал ещё один мой тренер - Геннадий Цыгуров, который меня знает с детства. Я играл у него в молодёжной сборной. Он привлёк меня в «Трактор» в 1987 году, когда мне было 17 лет. И он же порекомендовал меня тренером в фарм-клуб, сказал, что мне надо двигаться дальше. Там я отработал год. Затем Цыгуров ушёл, вскоре пришёл Андрей Назаров. 

И он мне предложил: «Сергей, почему бы нет? Давай рискнём, попробуем в КХЛ показать что-то». И потихонечку, помаленечку дело пошло.

С тех пор вы уже определились, тренер - это ваша профессия или нет?

По большому счёту она мне нравится. Работа нравится – она интересная. С молодыми работаешь и наблюдаешь тот процесс, как они превращаются в хороших игроков. Работа интересная, специфическая. Не дал результат, и тогда уволят (улыбается).

Родной брат Алексей и двоюродный Дмитрий моложе вас. Можно сказать, что они пошли по стопам старшего брата?

Думаю, да. Я родился и вырос на ЧТЗ в таком районе, так называемом седьмом участке, где расположен старый дворец. Сейчас в нём играют молодые пацаны. Я там жил. Из моего окна полполя было видно. Я в хорошем смысле был больным по хоккею. Хотя мои родители особого отношения к спорту не имели. Тогда все пацаны тех лет болели этим: летом - футбол, зимой - хоккей. Поэтому, как только мне исполнилось семь лет, я сразу же записался в школу ЧТЗ. По большому счёту братья всё свободное время проводили вместе, поэтому их можно назвать родными. Наверное, они пошли в хоккей по моим стопам.

Трагическую гибель Дмитрия переживали сильно?
Ну конечно. Для меня это был шок. У пацана было всё хорошо. В первый сезон за «Филадельфию» в 21 год он отыграл 55 матчей. И подошёл именно в «Филадельфию» к Бобби Кларку, который к русским хоккеистам по разговорам не особо тепло относился. Он очень понравился своим трудолюбием, отношением к делу. Димка такой был, специфический. И поехал он в тренировочный лагерь пораньше, понимал, что нужно добавлять физически. И такая трагическая нелепость.

Напомните читателям, что с ним произошло?

Дима вместе с Михаилом Черновым и Фрэнсисом Беланже совершал прогулку по озеру на взятом в аренду катере. Находясь на носу катера, Дмитрий из-за ударившей волны потерял равновесие и упал в воду. Удар гребного винта катера пришёлся на шею хоккеиста, Дмитрий был доставлен в госпиталь, где скончался.

Помните случай, когда вы накануне важного матча за «Металлург» в рамках плей-офф сломали ногу в душевой?

А я её не сломал. Это было в Тольятти. Я поскользнулся в душе со скатом. Нога попала в то место, куда мыльная вода стекает. Между полом и перегородкой было 10-метровое расстояние, туда и попала нога. Появился рубец, рана была в таком месте, что невозможно было затянуть конек. Игру пропустил, но уже в следующем матче играл.

 Более серьёзные травмы за карьеру были?

Когда в Канаде играл, два раза ключицу ломали. Операцию делали. Ногу ломали. Сотрясения были.

Наверное, из-за того, что дважды ключицу ломали, в состав «Вашингтона» так и не пробились…

Тяжело было пробиться. В то время все первые драфты у «Вашингтона» были защитниками. В том числе Сергей Гончар. Мы с ним в локаут отыграли в фарм-клубе, потом его подняли. То есть тяжело было пробиться. Человек семь было миллионеров: Тинорди, Котэ, Йоханссон. Там же ещё есть определённые подразделения: один - защитник разрушительного плана, другой – созидательного. У меня не было агента. Может быть, надо было не сразу в «Магнитку». Но мне позвонил Постников, его предложение устроило, и я, не раздумывая, поехал. Может быть, сейчас я бы сделал по-другому…

В те годы воспитанники челябинского хоккея - Карпов, Кудинов, вы - возвращались на родину из-за океана в «Металлург», а не в «Трактор». Вами ощущалось серьёзное давление со стороны челябинских болельщиков?

Если честно, нет. Здесь уже работал и Белоусов. Это для меня имело большое значение.

В начале 90-х прошлого столетия «Трактор» становился дважды подряд бронзовым призёром чемпионата Межнациональной хоккейной лиги. И оба раза не хватило буквально чуть-чуть. Сначала в полуфинале с «Динамо» нужно было в «Лужниках» выстоять буквально несколько секунд. Не получилось. Потом в регулярном чемпионате от того же «Динамо», ставшего вторым, отстали всего на одно очко. Чего тогда не хватало «Трактору»?

Я хочу сказать, «Динамо» ничем не хуже было. Я знаю, что когда мы в первый раз, ведя 2:0 в Москве, проиграли за несколько секунд ту встречу, игрок просто не выполнил установку Валерия Белоусова. От него требовалось подержать шайбу в зоне соперника, прикрыв её корпусом. Вместо этого последовал бросок вдоль лицевой линии, контратака – гол. Играли в Москве. Определённая тема судейства. Не сложилось.

И прошлой весной полуфинальная серия с «Авангардом», и опять - бронзовые медали. Есть какое-то ощущение похожести данной ситуации с бронзой тех лет? 

Думаю, в корне отличалась. Определённое количество хоккеистов посчитало, что в принципе первое место в «регулярке» для них – это сверхзадача. Надо было из себя ещё выжать чуть-чуть, и можно было бы спокойно играть в финале. Невозможно выигрывать серию 10 игроками. Если два хоккеиста в таких играх выпадают - уже проблема. Думаю, в этом корень причины. Это моё мнение.

Вы два сезона играли за «Портленд» в АХЛ. Тогда в этой лиге чему-то научились как защитник? Многие говорят, что хоккей в низших лигах строится по принципу «бей-беги» и там мало чему научишься.

Это неправда. У нас команда была довольно сильная. В нападении небольшого роста техничные игроки. Я научился реально держать силовую борьбу. Когда некоторых ребят с НХЛ туда опускают, они не хотят ехать, потому что знают, что, например, в АХЛ каждая игра как последняя. Все хотят попасть наверх и постоянно доказывают это тренерам главных команд: «Вот я какой, посмотрите на меня!» То есть отдаются полностью игре. Для меня карьера в АХЛ имела большое значение, не жалею, что там отыграл. Серьёзный навык получил в плане мастерства. Маленькие площадки, быстрое мышление. Когда ко всему этому привыкаешь и потом возвращаешься в Россию, то понимаешь, что здесь совершенно другой хоккей.

В КХЛ нужны маленькие площадки?

Понимаете, я бегать особо не люблю. Мне нравятся маленькие площадки. С другой стороны, быстрота мышления. Хоккей намного зрелищнее. Мне на канадских площадках больше нравится играть.

Олег Твердовский сказал, что на больших площадках был рождён фирменный советский стиль игры. 

Он, конечно, прав. Хочу сказать, что, возможно, раньше не все канадцы умели хорошо кататься. Сейчас наоборот. Вопросу катания уделяют много внимания. В Канаде очень много людей занимается хоккеем. У нас недобор, а там – отбор. Помню, как в школу ЧТЗ было непросто попасть. Набор проходил два раза в год: осенью и весной. Тренеры дополнительно ездили по другим школам, смотрели перспективных пацанов.

В тот период, когда вы перешли из «Трактора» в «Вашингтон», я учился в школе. И по радио прозвучала информация о вашем переходе в клуб НХЛ, о том, что Тертышный подписал двусторонний контракт на сумму 300 тысяч долларов. Почему-то эта сумма тогда хорошо запомнилась. Это были большие деньги? Что можно было тогда купить на них в России?

Огромные! Можно было пол-Челябинска купить. Так и напишите. По тем временам квартира стоила семь тысяч долларов. Первые этажи котировались дешевле. А что такое сейчас первые этажи - сами знаете. Я не был богачом, не зацепился в основном составе, хотя и в фарм-клубе нормально платили. Богачом никогда не был (улыбается). Не прилипают ко мне деньги.

Однако эта сумма вашего контракта тогда почему-то запомнилась.

Конечно, в те времена 100 долларов считались баснословной суммой.

Из «Магнитки» уходили со слезами на глазах? Когда после бронзового сезона 2000-01 гг. в «Металлурге» состоялась реорганизация команды, многие из игроков, с кем пришлось расстаться, со слов Белоусова, просто плакали.

Я так понял, что намечалась определённая перестройка. Понимал, что «Металлургу» была нужна свежая кровь. Когда игрок нужен, то с ним начинают вести переговоры по ходу сезона, чуть ли не в Новый год. Мне предложения, чтобы остаться, не было. И тут возник вариант из Тольятти. А потом были предложения из Омска, Ярославля.

Вы в Омске не много отыграли…

Да. Из-за спины. Она у меня проблемной давно была. Геннадий Цыгуров взял меня в Омск. Игра игрой, но когда заснуть не можешь со снотворным и не можешь сидеть… В самолётах лежал на баулах. Допустим, в АН-24. Сидеть было невозможно, спина отстегивалась. Кататься ещё можно было. Всё это ухудшалось до такой степени, что заработал две грыжи. В военном госпитале Казани лечился два месяца. Куда только не ездил. А потом год не играл. Когда «Трактор» выступал в Высшей лиге, позвал Тимофеев: «Серёжа, давай, помоги молодым ребятам». Почему бы и нет? Продлил карьеру на два сезона в «Тракторе» и на один – в «Мечеле». Закончил всё равно рано. Может из-за того, что рано начал играть? Насытился хоккеем. Во время тренировок начал посматривать на часы, ждал, когда они закончатся. Это всё, предел. Желание тренироваться уходило. Однажды пришёл домой, сказал жене, что, мол, всё, с хоккеем как игрок завязал. Взял большой гвоздь, вышел на балкон и забил его в деревянную стену, повесив на него коньки. Хотя в ту пору было предложение из Тюмени. Хотел было ехать, но передумал в последний момент.

Хорошо запомнился ваш возглас «Где «Динамо», где «Динамо»?!» на исторических кадрах после победного гола Владимира Антипина в финале Евролиги в Москве.

«Башню» сорвало конкретно! Когда приехали в Москву, в газетах читал о том, что «Динамо» фаворит, а «Магнитка» играет в старый, советский, медленный хоккей. Это меня возмутило. И на стрессе выпалил. До гола Маркова всё было спокойно, а когда он нам забил, пошли опять «качели». И можно ведь было проиграть в овертайме и стать опять вторыми. Это было бы несерьёзно. Я уже один раз в этом участвовал на молодёжном чемпионате мира. Хотя у нас такая сборная была: Юшкевич, Зубов, Карповцев, Наместников, я – в защите; Жамнов, П. Буре, Коваленко - первое звено атаки. Бригада была серьёзная, и нам надо было обыграть шведов. Мы вели 5:3 за пять минут до конца, но пропустили пятый гол, когда на табло горели цифры 59.59. Сыграли 5:5, и мы стали вторыми. И потом в финале Евролиги тот гол Маркова. Подумал: ну что у меня за судьба? Опять быть вторым? Эмоции взыграли после того, как Антипин забил победную шайбу, и я сказанул в камеру, эту ставшую знаменитой фразу.

Интервью вел Артур Иванников

http://kbmmg.ru/news/nashi-ne-byvshie/nashi-ne-byvshie-sergey-tertyshnyy-final-evroligi-99-vspominayu-do-sih-por

 

 

scroll back to top