ЕРЕМИН СТАНИСЛАВ ГЕОРГИЕВИЧ

 

EreminCG

Еремин С.Г. – (26.02.1951 г.р. в г. Свердловске) Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России по баскетболу (Новоуральск, СК «Кедр» - Свердловск, ДСО «Труд», СК «Уралмаш» – Москва, ВС, ЦСКА)

Бронзовый призер Олимпийских игр 1980 года.

Чемпион Мира 1982 года в Кали (Колумбия), серебряный призер 1978 года в Маниле (Филиппины).

Чемпион Европы 1979 года в Турине (Италия), 1981 года в Праге (Чехословакия). Серебряный призер 1975 года в Белграде (Югославия). Бронзовый призер 1983 года в Нанте (Франция).

9-ти кратный чемпион СССР (1976-1985 гг.). Трех кратный обладатель межконтинентального Кубка 1975, 1977, 1979 годы. Чемпион Спартакиады народов СССР 1979 года.

Станислав Георгиевич игрок команд мастеров высшей лиги «Уралмаш» и «ЦСКА». Выпускник политехникума.

Азы баскетбола получил у заслуженного тренера РСФСР М.Г. Гусевой в Новоуральске. Затем команда мастеров «Уралмаш». В 1972 году присвоено звание «Мастер спорта СССР». С 1974 года в Москве, выступает за ЦСКА, с 1975 в сборной СССР.

Звание «Заслуженный мастер спорта СССР» присвоено в 1979 году

Дважды его включали в символическую сборную Европы. В сезонах 1973-1974 годов признан лучшим защитником России

1986-1988 годы – тренер в Сирии («Техат-Реад-Аскари» (Дамаск)), затем инструктор спортивных игр в ЦСКА.

1989-1992 годы – второй тренер, 1992-2000 — главный тренер БК ЦСКА (Москва). Вместе с командой был чемпионом СССР 1991, чемпионом России (1993—2000), завоевал 3-е место в финале 4-х Евролиги (Париж, 1996).

1996-1998 – признавался лучшим тренером России.

С 1997 года тренер сборной России, бронзового призера ЧЕ-97, серебряного призера ЧМ-98. В 1999-2002 — главный тренер сборной России.

Главный тренер команды «УНИКС» (Казань) (2000-2006), обладателя «Серебряной корзины» — главного приза лиги ФИБА-Европа (2004).

По итогам сезона 2004/2005 годов Станислав Еремин стал лауреатом ежегодной премии за достижения в области российского баскетбола «Золотая корзина».

В сезоне 2006/2007 годов занимал должность генерального менеджера БК УНИКС.

С 2007 года по июнь 2010 года работал генеральным директором и главным тренером БК «Триумф» (Люберцы).

 С 22 ноября 2010 он подписал контракт по системе «1+1» с Красными Крыльями (Самара), но по окончании сезона руководство самарского клуба решило не продлевать с ним контракт.

Достижения как тренера:

Сборная России:

Серебряный призер Чемпионата Европы среди юниоров 1990 г.

Серебряный призер Чемпионата Мира 1998 г.

Бронзовый призер Чемпионата Европы 1997 г.

Клубы:

Чемпион России сезонов 1991/92-1999/00 гг.

Серебряный призер чемпионата России 2000/01, 2001/02, 2003/04 гг.

Бронзовый призер чемпионата России 2002/03, 2004/05 гг.

Чемпион Суперлиги 1994/95, 1995/96, 1999/2000, 2000/01, 2001/02, 2003/04 гг.

Серебряный призер чемпионата Суперлиги 1996/97, 97/98 гг.

Обладатель Кубка России 2002/03 г.

Чемпион NEBL (Северной Лиги) 1999/2000 гг., 2002/03 гг.

Чемпион Лиги ФИБА-Европа 2004 г.

Присвоено звание «Заслуженный тренер России»

Кавалер орденов «Знак Почёта» (1982), Почета (1998)

Награжден почётным знаком «За заслуги в развитии физической культуры и спорта» (1982) медалью «За доблестный труд» (Татарстан) (2006)

 [3]

Полковник российской армии в отставке.

 

 

«Сейчас, когда до торжественного открытия фестиваля  остаются считанные часы, испытываю лее большее и большее волнение. Волнение это сродни ожиданий желан­иях друзей. Я очень хочу, чтобы всем гостям фестиваля понравилась Москва, чтобы они почувствовали, себя здесь как дома. Уверен, что так и будет. Вот уж истинно: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!

Фестиваль молодежи и студентов проводится в знаменательный год — год 40-летия Победы над фашистской Германией. И сегодня главный вопрос, который волнует всех людей, — это вопрос мира, крепкого и прочного, не омраченного угрозой войны.

40 лет мирной жизни были не в состоянии стереть в памяти те жестокие испытания, которые выпали на долю моей Родины в Великой Отечественной. Наше поколение родилось после войны. Но и мы не прошедшие сквозь ее ад, знаем, что это такое. Смертоносное дыхание тех горьких лет не коснулось редкой семьи. Поэтому и память наша вечна, поэтому вечны и тревожный набаты Хатыни и Саласпилса, никогда не гасну­щий огонь у могилы Неизвестного солдата.

Когда слышу песню «Хотят и русские войны», то в горле стает жгучий комок. Выступая на соревнованиях в капиталистических странах, видел и слышал, как с экрана телевизора лилась явная ложь, что, мол, Советский Союз угрожает миру на планете. Хотелось в тот же миг оказаться в телестудии и рассказать людям правду.

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать... И верю, что молодые люди со всех концов планеты, которые стали гостями фестивальной Москвы, принесут по миру истиннуюправду о нашей стране, расскажут у себя дома о советских юношах и девушках, своих ровесниках, которые всегда боролись, борются и будут бороться за мир.

Спорт — друг мира. Поля мирных сражений — это спортивные площадки и стадионы. Они как бы в противовес полям войны. Я видел и сам участвовалв искрометных спортивных баталиях, когда, отстаивая честь страны, не жалеешь ни сил, ни мастерства, ни живота своего, как говорили в старину. Но в основе любого спортивного поединка, каким бы решающим и напряженным он не был, лежит честность и уважению к сопернику. Это закон настоящего спорта. И в том законе - его непреходящий гуманизм. Потому и ува­жают во всем мире советских спортсменов. Они плоть от плоти своей Родины, своего народа, правого в своих благо­родных начинаниях и сверше­ниях.

Мне повезло в жизни. Вме­сте с командой ЦСКА и сбор­ной увидел жизнь многих стран Европы, Азии, Африки и Америки. И во многих по­ездках до и после соревнова­ний возникали, в общем-то, стихийные «вечера» вопросов и ответов. Прежде всего, в об­щении с молодежью. Нам за­давали сотни вопросов. Наши «аудитории» в капиталистиче­ских странах, к примеру, прежде всего, интересовало, сколько стоит учеба в ин­ституте, занятия физкульту­рой и спортом, медпомощь, жилье... Я иногда диву давал­ся, как же мало эти ребята зна­ют о Советском Союзе! Ну ладно, вопрос о том, ходят ли медведи по Москве (ведь и об этом спрашивали!) вызывает улыбку. Но когда тебя вполне серьезно спрашивают: зачем вы, то есть наша страна, уст­раиваете гонку вооружений и грозите миру войной? — тут уже не до веселья. Вот и на­чинаешь разъяснять, благо ан­глийским немного владею, все с самых азов, видя, как удивленно-недоверчиво меняется взгляд собеседника. И если этот человек по-настоящему ду­мает о мире на планете, то попытается разобраться, кто ко­му войной угрожает.

Вспоминаю, как в 1975 году в составе молодежной сбор­ной страны выступали в Ар­гентине. График игр был очень насыщенным, и к концу поезд­ки вымотались мы изрядно. А тут наше посольство попроси­ло провести еще два товари­щеских матча в отдаленных провинциях. — Надо, значит, надо. Не для себя ж стараемся, для дела. А там, куда приеха­ли, советских спортсменов во­обще впервые увидели. Игры не из трудных были, но внут­реннюю ответственность от того, что мы — советские люди, испытывали огром­ную, словами непередаваемую. Ведь нас не только впервые видели, но и слушали, и вопро­сы задавали. И как потом ска­зали нам в посольстве, вот та­кое непосредственное обще­ние с людьми, которые хотят знать правду о Советском Со­юзе, Ни с чем сравниться не может.

Фестиваль, XII Всемирный... II Жду его начала с нетерпени­ем. И на правах одною из многомиллионного отряда хо­зяев фестиваля говорю: «Доб­ро пожаловать, дорогие гости, в красавицу Москву! Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!».

Вспоминаю сейчас те годы, когда учился в институте и иг­рал в баскетбол. И думаю, что это были лучшие годы моей жизни. Хотя порой сам не понимаю, как выдержал тогда. Мо­жет, беззаветная любовь к баскетболу помогла?

Поступал я в Свердловский институт народного хозяйства. К тому времени уже играл в «Уралмаше», и, конечно же, как спортсмену, мне бы могли предоставить кое-какие льготы. Но я хотел испытать себя и нигде не указывал, что у меня есть спортивный разряд. Естественно, никаких поблажек не было. Поступил сам, так и дальше учился — без снисхождения. Единственное, что мне разрешалось, — это пропускать заня­тия во время соревнований или опаздывать на первую, лекцию, когда тренировки начинались рано утром.

День мой выглядел в то время так. Подъем в семь утра, в восемь — тренировка. Потом 45 минут через весь город на трамвае ехал в институт. Там занятия часов до трех. Затем что-нибудь перехватывал в столовой и снова в трамвае — на вечернюю тренировку. Часов в восемь-девять вернешься в об­щежитие — сил нет. Возьмешь учебник, полистаешь и засыпа­ешь над ним.

Мне казалось, что я ничего не успеваю. Все ребята в груп­пе то в театр, то на концерт, то на танцы идут, а я только тре­нируюсь. Но, право, засыпал с чувством удовлетворения, что честно прожил день. Было бы не так страшно, если бы толь­ко трудности житейские меня преследовали. Но были труднос­ти и психологического порядка.

Сам я из-под Свердловска. Поступив в институт, впервые от дома оторвался, жил в общежитии. А это, я вам скажу, хо­рошая школа жизни. Но и это еще не все. Мне, 18-летнему пареньку, игроку провинциальной команды, предстояло войти в команду мастеров. А я мастера спорта до сих пор в глаза не видел.

Представляете ситуацию: в «Уралмаше» в то время играли Кандель, Дворный, Болвачев и много хороших защитников. И вдруг появляюсь я —180 сантиметров ростом и 72 килограмма весом. Меня тогда никто всерьез не принял. Помню, когда Майя Георгиевна Гусева — мой первый тренер — подвела меня к тренеру «Уралмаща» Густылеву, то он смерил меня таким взглядом, что я сразу почувствовал, насколько он разочаро­ван. А что ему, собственно, было радоваться? У него в коман­де уже в то время было шесть игроков ростом за два метра, а тут...

В это время в Свердловске проходило первенство России, воттогда я первый раз мастеров в игре увидел. Поразил меня Валера Милосердов. Он выступал за подмосковный «Спартак» и в одиночку все команды обыгрывал. Разве мог я предполо­жить, что буду играть с ним в одном клубе? Да мне такое и в голову не могло прийти.

В общем, как я уже сказал, никто меня всерьез не принял. И если бы я тогда ставил цель любым путем пробиться, под­страивался бы под других или пытался сделать больше, чем в то время умел, наверное, никуда бы и не попал. Но я играл в меру своего умения и очень старался. В условиях жесткой конкуренции, которая тогда была в «Уралмаше», именно это мне и помогло.

И все-таки не добиться бы, наверное, мне больших успехов, не встреть я Валеру Коростылева и Володю Азарова. Мы жи­ли в общежитии в одной комнате. С Валерой играл в паре. А Володя, по моим понятиям, был уже очень знаменит — высту­пал за юношескую сборную СССР.

В нашей комнате всегда было весело, мы любили шутки, юмор. Взаимопонимание, взаимовыручка не раз поддерживали нас в трудную минуту. Теперь бывает, встретимся, разговоримся, и выходит по нашим разговорам, что незаметно для себя мы взяли друг у друга лучшие черты. Уверен, любое общение должно способствовать росту человека, даже если общаешь­ся с людьми, казалось бы, другого уровня. Учиться никогда не поздно. Тем более не зазорно. Как и признаваться в ошиб­ках. Никогда не считал зазорным перенять что-либо хорошее у молодых ребят, приходящих к нам в команду.

Огромное влияние на меня оказал Александр Ефимович Кандель. Я хоть и играл с ним рядом на площадке, но для меня он был человек-легенда. Пример уникального спортивного ха­рактера, мужественности, порядочности, честности, принципи­альности. Сколько раз Канделя приглашали в другие клубы, сулили различные блага, обещали создать условия неизмеримо лучше. А у него и в мыслях не было перейти. Он был и ос­тается патриотом «Уралмаша». Александр Ефимович — мы, молодые, его только так называли — убеждал прежде всего делом. Великий труженик, беззаветно преданный баскетболу человек, он не признавал никаких болячек, никаких травм, он приучал и нас, молодых, терпеть, переносить боль. Свой знаменитый «крюк» Кандель одинаково хорошо исполнял обе­ими руками. Сначала освоил этот уникальный бросок только правой, но однажды ему не повезло - сломал правую руку. И за одно лето научился великолепно бросать левой. Причем, когда учился, одна рука у него еще была в гипсе.

В 1974 году я пришел в ЦСКА. Белов, Едешко, Жармухамедов, Милосердов, Ястребов, Коваленко — вот какие «звезды» играли там в то время. А таких игроков, как я, по четыре-пять человек каждый год приходило.

Попал я в ЦСКА почти случайно. Анатолий Астахов, тренер армейского дубля, где-то увидел меня и доложил Гомельскому. Сначала никто — ни игроки, ни тренер — не думали, что я по­паду в состав, но мне повезло. Вскоре началось первенство Вооруженных Сил, где, выступая в команде Уральского воен­ного округа, за матч я набирал по 20 — 30 очков, делал по 5 — 7 перехватов. Потом удачно сыграл на Спартакиаде дру­жественных армий. И тогда Гомельский сказал мне: «Я в тебя верю. Ты будешь играть в ЦСКА, а если станешь серьезно ра­ботать, то и в сборной». У меня на этот счет было куда больше сомнений, чем у него. Тем более что по его плану мне предстояло стать разыгрывающим.

Далеко не сразу заиграл я в ЦСКА. Если бы меня тогда за­пустили в гущу событий, я бы, может, и не выдержал испыта­ния. У разыгрывающего должен быть авторитет. Не может тренер приказать: слушайтесь его в игре. А не имея авторите­та, руководить трудно. Завоевывать же его приходится по крупицам. Я старался изучать партнеров. Кому какой пас удоб­нее получать, в каком месте. Если удавалось сделать такую пе­редачу, партнер начинал мне верить, слушался меня. Спасибо Гомельскому, выпуская меня на площадку, он специально под маня тактику строил.

Нередко слышу от молодых: мол, меня не ставят, а то бы я доказал... А выпустят его на площадку, он сразу старается по­казать все, на что способен, хочет прыгнуть выше головы — как будто не в баскетбол играет, а в лотерею. Отсюда частые срывы, перепады и, как следствие, неуверенность тренера в этом игроке, Когда мне давали шанс, старался использовать его на все сто процентов. Эго не значит, что я не промахивал­ся и мяч не терял, — все бывало. Но старался, делать только то, что умею. Думал, где и как принесу команда максимальную пользу. И то, что тренер требовал, то явыполнял.

На страницах газет и во время встреч со зрителями нередко задают один и тот же вопрос: а не разделить ли баскетбол по ростовым категориям? Отделить «больших» от «маленьких» и проводить раздельные чемпионаты. Часто этот вопрос задают «малыши», которым действительно трудна на равных сражать­ся с гигантами. Но я уверен, тот, кто думает, будто не сыграл из-за того, что ростом не вышел, и среди «малышей» ничего не добьется.

По-моему, дело не в том, в каких соревнованиях выступа­ешь. Глазное, чтобы научился преодолевать себя. Пусть ты ма­ленького роста, а вот сумел собраться и обыграл тех, кто по­выше, посильнее. Неважно, если это были соревнования напервенство района. Больших побед можно добиться на сорев­нованиях любого ранга. Баскетбол, если его любишь и отда­ешься ему без остатка, принесет такие минуты радости, кото­рые нельзя забыть».

Станислав Еремин

span style=Чемпион Суперлиги 1994/95, 1995/96, 1999/2000, 2000/01, 2001/02, 2003/04 гг.Полковник российской армии в отставке. font-family: Arial; color: black; layout-grid-mode: line;

scroll back to top