ЗАХАРОВА ЕВГЕНИЯ СЕРГЕЕВНА

 

ZaxarovaEvgeniyaSergeevnaЗахарова Е.С. - (04.10.1994 г. в г. Новоуральске в Свердловской области) Мастер спорта России международного класса по конькобежному спорту, Мастер спорта России по шорт-треку (Новоуральск, филиал УОР №1 – Смоленск, СКА)

Бронзовый призер чемпионата Мира 2016 года в Сеуле (Южная Корея) в эстафете на 3000м

Серебряный призер первенства Мира среди юниоров на дистанции 1500 метров 2013 года.

Серебряный призер зимней Всемирной Универсиады 2013 года

Победитель и призер этапов Кубка Мира  

Участник чемпионата Европы 2021 года в Гданьске (Польша), заняла 9 место в многоборье, 5 место в беге на 1000 м, 9 место в полуфинале 1500м, PEN в эстафете на 3000м

 

Чемпион Европы 2015 года в Голландии в эстафете на 3000м

Серебряный призер чемпионата Европы 2016 года эстафете на 3000м

Победительница кубка Европы среди юниоров в многоборье 2012 года.

Чемпион России 2013 (1500м), 2015 (1500м), 2016 (500м, 1000м, 1500м, 3000м, многоборье), 2017 (500м, 1500м) годы.

Серебряный призер первенства России 2017 (многоборье)

Бронзовый призер чемпионата России 2008 (эстафета 3000м), 2013 (1000 м), 2015 (эстафета 3000 м, многоборье), 2018 (многоборье) годы.

Звание «Мастер спорта России» по шорт-треку присвоено в 2011 году

Звание «Мастер спорта России международного класса» по шорт-треку присвоено в 2013 году

 

ZaxarovaEvgeniyaSergeevna1Евгения Сергеевна – российская конькобежка, амплуа – шорт-трек, неоднократный призер чемпионата и первенства Мира, призер Универсиады, победитель и призер этапов Кубка Мира и Европы, победитель и призер чемпионата Европы, победитель и призер чемпионата страны, мастер спорта международного класса.

Начала заниматься шорт-треком в 2005 году

Тренер: А. В. Ельняков (первый и личный)

Окончила Уральский федеральный университет им. Б.Н. Ельцина (Екатеринбург)

В состав сборной России выступает с 2011 года

Выступает за ЦСКА и Свердловскую область

 

 

20 Февраля 2017 21:11

«В Новоуральске два пути — либо спорт, либо гулянки»

Свердловская шорт-трекистка о первом золоте за 14 лет и мечте об Олимпиаде

На днях свердловская спортсменка Евгения Захарова в составе женской сборной России завоевала золото в эстафете на 3 тыс. метров на шестом этапе Кубка мира по шорт-треку в Минске. Для женской сборной России это первая победа на Кубке мира за 14 лет. Евгения Захарова — родом из Новоуральска. Znak.com поговорил с Захаровой не только об этой победе, но и о шорт-треке вообще, великом Викторе Ане, допинговых скандалах и мечте об Олимпиаде.

— Как вы пришли в шорт-трек?

— В 2005 году в Новоуральске проходила спартакиада школьников, и нас с моей младшей сестрой папа привел посмотреть соревнования по шорт-треку. Мне было десять, сестре — восемь, ей очень понравилось, и она захотела записаться, взяла меня за компанию. Мы в итоге стали тренироваться. Меня затянуло сразу же, после второй тренировки. И желания бросить шорт-трек даже не появилось.

— И все-таки шорт-трек — это необычный выбор, у нас в стране это вид спорта не очень популярен…

— После олимпийских игр в Сочи он стал более-менее популярным, но в Новоуральске очень хорошие условия для тренировок, в городе — это один из самых популярных видов спорта, наряду с хоккеем и лыжными гонками. Раньше было больше проблем, мы могли кататься в 21.00, возвращалась домой я в 23.30, а утром нужно идти в школу; сейчас у детей таких проблем нет — тренировки ставят в удобное время. Поэтому в моем городе шорт-трек все-таки популярен. Если бы я жила не в Новоуральске, наверное, никогда бы не узнала об этом виде спорта. Я, конечно, пришла в шорт-трек довольно поздно — в десять лет, лучше, чтобы дети начинали заниматься в шесть лет, привыкали ко льду, к конькам. У меня быстро получилось схватить технику бега на больших коньках. Уже через полгода меня забрали в старшую группу, и там я тренировалась с теми, кто ходил на шорт-трек пять-шесть лет. В 12 лет я уже поехала на сборы со своим тренером в Москву на олимпийскую базу «Новогорск», где тренировалась сборная России.

— И в детстве всегда хотелось заниматься? 

— Да, мне все нравилось. Мысли всё бросить начали приходить только, когда был тяжелый сезон, когда пошли на спад результаты. Ты думаешь, что тренируешься больше всех, выкладываешься на сто процентов, а результата нет — это тяжело.

ZaxarovaEvgeniyaSergeevna6— Почему Новоуральск стал таким спортивным центром Свердловской области?

— У нас маленький закрытый город и два пути — либо спорт, либо гулянки. Другого не дано. Я шучу, конечно. Если говорить серьезно — у нас условия лучше. Если живешь в Екатеринбурге, то не каждый родитель имеет возможность возить ребенка на другой конец города ради тренировок. Мы можем сами добраться до любой точки Новоуральска за 15 минут, а на машине и вовсе за пять. Кроме того, в шорт-треке у нас очень хорошие тренеры, сейчас их пятеро, и они полностью отдаются этому процессу. Тренер живет этим спортом и хочет сделать из спортсменов чемпионов. Еще одна причина — наличие стадиона, который мы делим с хоккеистами и фигуристами. Раньше была проблема в том, что было много хоккейных команд, сейчас — их стало меньше и к нам стали относиться лучше. И сейчас у нас все идеально.

— Почему стали относиться лучше?

— Раньше ты чувствовал, что к хоккеистам относились лучше, а шорт-трек никому не нужен, хотя результаты были. Сейчас поменялось отношение, теперь все равны.

— Вы окончили школу с золотой медалью, значит, могли идти по любому пути, но все-таки выбрали спорт…

— На протяжении всей жизни спорт был у меня на первом месте. Но когда я только начала заниматься шорт-треком, родители поставили условие — это не должно вредить учебе. С пятого класса я привыкла брать задания, приезжать, сдавать их учителям. Утром в 7 утра тренировка, потом школа, потом домашние задания, потом вторая тренировка, потом снова задания. Когда я стала ездить на сборы, учителя отпускали и без заданий. Мне все шли навстречу, помогали понять материал, оставаясь со мной после уроков. 

— Правильно ли я понимаю, что вы окончили Высшую школу экономики и менеджмента УрФУ, по специализации — «экологический менеджмент»…

— Это произошло случайно, я хотела пойти в институт спорта в УрФУ. Я сдала набор экзаменов — математику, русский и обществознание. Другие предметы не сдавала. В тот год на то направление, которое я выбрала, не было бюджетных мест. Поэтому мне предложили пойти в высшую школу экономики, я подала на три разных факультета, и меня зачислили на «экологический менеджмент»…

— А что это такое?

— Три года у нас был общий менеджмент, потом на четвёртом курсе уклон в экологию. После окончания этой специальности можно стать сотрудником, который ездит с проверками по разным предприятиям и вычисляет вред, который наносят эти предприятия. Когда я закончу со спортом, в любом случае найду направление, которое будет мне интересным, — чтобы я жила и дышала этим. В этой сфере я пока себя не вижу, хотя, может быть. и пойду работать по специальности.

ZaxarovaEvgeniyaSergeevna7— Вы неоднократно говорили, что восхищаетесь Виктором Аном и Еленой Исинбаевой. Почему Аном? 

— Я почти все свое время провожу на базе и, конечно, все время вижу Виктора. Сейчас он стал более открытым, раньше чувствовал себя некомфортно, потому что не знал русский язык. Виктор все понимает, но раньше стеснялся говорить, теперь стеснение прошло, мы стали больше общаться. Он — сильный спортсмен и физически, и морально, он — настоящий герой.

— Виктор дает вам советы?

— В основном мы общаемся вне тренировок, потому что на льду мы катаемся отдельно. Иногда на разминке он может подойти и сказать, что ты не так делаешь, что нужно исправить. Но он спортсмен, а не тренер. И советы должен давать именно тренер, и Виктор это понимает. В основном сейчас мы разговариваем о его дочери Джейн и жене Нари, которая сейчас живет не на базе, а в доме. 

— Ан уже принял решение об участии в Олимпиаде 2018 года?

— Виктор примет это решение в олимпийский сезон, для него важно, сможет он подойти к этому старту или нет. Мне кажется, что это больная тема для него, у Ана много амбиций, чтобы выступить на этих Олимпийских играх. Мы тренируемся и готовимся к стартам. Когда мы пробежим пару этапов кубка мира в сентябре–октябре, он и примет это решение.

— Это будут для него принципиальные игры, у него на родине в Южной Корее…

— Его там очень любят, у него есть персональные фан-клубы. Когда мы бежим в Южной Корее, то за него даже больше болеют, чем за своих. Виктор такой человек — его любят во всем мире. 

— Не кажется ли вам, что всплеск интереса к шорт-треку был только на Олимпиаде в Сочи, когда Ан выиграл три золотых медали. Это был всплеск, а теперь упадок.

— Конечно, спад интереса есть — потому что никто не занимается развитием и популяризацией этого вида спорта. Был фурор и ажиотаж во время Сочи. Тогда зрители приходили на шорт-трек, может быть, даже в первый раз, и видели, что это круто и выигрывал не только Ан, но и наши ребята. Всплеск интереса был значительный, а потом… У нас в России, если проходит соревнование, то будет только одно объявление. Если бы эту волну после Олимпиады можно было подхватить, то шорт-трек был бы очень популярен. Сейчас, конечно, стало меньше людей задавать вопросы — а что такое шорт-трек?

ZaxarovaEvgeniyaSergeevna13— Задавали такие вопросы? 

— Когда мы раньше ездили в поездах, другие пассажиры видели, что мы спортсмены, и спрашивали: «Какой вид спорта?», ты говоришь — «Шорт-трек». И тебе отвечают — «Велоспорт?» Шахматы»? И после стольких лет расспросов в поездах мы стали отвечать — «Это подводные шахматы» — и уходили. Было немного обидно, потому что я считаю, что наш спорт очень зрелищный и ничуть не хуже конькобежного. Просто конькобежный спорт понятнее, а шорт-трек после первого просмотра — не очень. 

— Что нужно, чтобы вернуть эту популярность? Как вообще популяризировать шорт-трек?

— Трансляции на самом деле тяжело смотреть — у нас 15 минут забег, 10 минут заливка льда, снова 15 минут забега. В Минске на Кубке мира по шорт-треку, помимо самого соревнования, зрителей звали на конькобежный стадион, они сами могли покататься на коньках. Зрители не сидят и не мерзнут, а двигаются — это очень здорово. У нас в Новоуральске, когда проходят соревнования, делают очень странные плакаты — «Приходите, вход свободный», но выбирают такую отталкивающую картинку, непрофессиональный снимок. Почему не сделать фотографию Ана? Или просто профессиональный снимок? Лично мне, конечно, приятно, когда на трибунах есть люди, которые поддерживают тебя, но я на это не обращаю внимания. Я могу бегать и при пустых трибунах, как обычно это происходит в России. 

— Как-то обидно звучит…

— Но зато не отвлекаешься ни на что — бежишь и бежишь…

— Второй спортсмен, которого вы ставите в пример, — Елена Исинбаева…

— Лично я ее не знаю, но знаю ее историю. Она смогла собраться, когда у нее упали результаты, и снова смогла вернуться на вершину. И мне очень было обидно за нее, когда ее отстранили от Олимпиады в Рио. Я не знаю, что почувствовала бы, если бы я так долго шла к летним играм, а потом не попала… Мне было всех жаль, но особенно Исинбаеву. Люди спорта поймут ее больше, чем обычные зрители, которые говорят: «Ну ничего, попробует через четыре года снова». Они просто не знают, что значит идти к Олимпиаде четыре года, преодолевать разочарования и боль — идти к этой цели, но в итоге лишиться. 

— Вернемся к этапу Кубка мира по шорт-треку в Минске. Тогда вы победили в эстафете на дистанции 3000 метров. Это историческое достижение. Побед в этом виде не было с 2003 года? 

— Не первый раз у нас историческое достижение. Раньше шорт-трек был в России более успешен, потом пошел спад, особенно у женщин. Мы взяли медаль на чемпионате Европы в 2015 году, спустя длительный промежуток времени на чемпионате мира взяли медаль. Эта медаль для меня примечательна не тем, что мы творим историю, для нас она важна тем, что мы смогли отобраться на чемпионат мира, после ряда неудач. В этом сезоне все шло против нас — мы падали, нас дисквалифицировали, не совсем объективно судили. 

— Предвзятое отношение к России? 

— Нет, просто судейство — это субъективно, одну и ту же ситуацию рассматривают по-разному. Раньше в 80 процентах столкновений можно было предсказать, кого дисквалифицируют, а сейчас я даже в 20 процентах не могу это сказать. Это не только по отношению к России…

— Что еще мешало побеждать? 

— У нас не было сплоченности, мы не работали как единый механизм. Сейчас конец сезона, и у нас появилось понимание друг друга. Кроме того сменился тренер, это тоже на нас повлияло, мы не могли себя найти, но это, конечно, не оправдание. 

— Это одна из самых важных наград для вас? 

— Нет. Самые главные награды — это медали чемпионата мира и Европы. Это медаль для меня на четвертом месте. Самые главные медали — это личная, в 2013 году на чемпионате мира среди юниоров, потом чемпионат мира и Европы.

— Поступали ли вам предложения о рекламных контрактах?

— У меня нет рекламных контрактов, но все знают про рекламу Виктора Ана с «Дошираком», у него единственного из нашей команды — контракт. У нас это не так развито, как на Западе. Если говорить об экипировке — то у спонсоров контракты с федерацией. И вообще реклама может навредить тренировочному процессу. Единственное предложение, которое мне было, — о фотосессии, в которой я не смогла принять участия из-за слишком жестких условий. Я вообще не хотела бы иметь какие-то рекламные контракты, пока я профессиональный спортсмен. 

— Ваша мечта, как у любого спортсмена, — Олимпиада?

— Кончено! Если я 12 лет тренируюсь, я же не просто статист. Мне неинтересны тусовки и просто выезды на соревнования, мне важен результат. Мне важно доказать, что я конкурентоспособна. Главная цель — это, конечно, Олимпийские игры. И не просто приехать на них, а выступить на хорошем уровне.  

— Сейчас до сих пор есть неопределенность — выступит ли Россия или нет на этих стартах, это вас беспокоит?

— Все на нервах. Мы очень переживали, когда вышел доклад Ричарда Макларена, ни для кого не секрет, что в этом документе могли оказаться и наши спортсмены. И это было очень печально, так как у нас уже были скандалы с допингом. Наш доктор и наши тренеры не разводят панику и говорят, что будет всё нормально, — все спокойно продолжают тренироваться. Пока я не думаю, что нас не допустят, поэтому подвешенного состояния нет. Мы готовимся и тренируемся в спокойной атмосфере.

— Как вообще считаете, в этом докладе объективная информация? 

— Я вообще смотрю на всю эту ситуацию и поражаюсь, как могли в суде выставить такой запрет только на основании — «мне кажется». Не было никаких фактов, только косвенные улики. Как суд может выносить решение на косвенных уликах? Это невозможно. Мы никогда не узнаем правды, потому что доказательств, чтобы пробы поцарапаны нами, — нет. Их могли поцарапать при транспортировке. А почему, если мы могли поменять пробы нашим спортсменам, то почему мы не могли подмешать что-то запрещенное другим спортсменам и подняться, например, с четвертого на третье место? Если мы можем поменять грязную пробу на чистую, то почему не можем поменять чистую на грязную? Даже с тем же милдронатом была странная ситуация. Они просто не удосужились провести опыты и без них сделали выводы. Они говорили, что он выводится месяц из организма спортсмена, а он выводится год. Они потрепали нервы многим. Если бы наша федерация не стала расследовать это, то у нас полстраны были бы названы «допингерами» из-за милдроната. Милдронат никакой сверхсилы не добавляет, и пить его, чтобы показать какие-то результаты, зная о его запрете, — как минимум странно. Хорошо, что после этого спортсменов оправдали и встали на их сторону. 

Добавим, что впереди у Евгении Захаровой — военные игры в Сочи, чемпионат мира и спартакиада сильнейших в Новоуральске. 28 марта сезон у шорт-трекистов заканчивается, а 10 апреля уже начинается новый. 

https://www.znak.com/2017-02-20/sverdlovskaya_short_trekistka_o_pervom_zolote_za_14_let_i_mechte_ob_olimpiade

 

 

 

 

 

 

scroll back to top