КУРОЧКИН ВИЛЬ ФЕДОРОВИЧ

 

KurochkinVF

Курочкин В.Ф. – (01.10.1926 г. в г. Свердловске – 24.03.2001 г. в г. Екатеринбурге) Почетный мастер спорта СССР, Заслуженный тренер РСФСР по стендовой стрельбе (Свердловск, ДСО «Труд», СК «Уралмаш»). Председатель Свердловского городского комитета по физической культуре и спорту   с 1959 по 1965 годы.

Виль Федоровичпотомственный уралмашевец. Всю Отечественную войну работал на заводе №9. После войны секретарь комитета комсомола завода №9. В 1948 года первый секретарь Орджоникидзевского райкома комсомола. Затем областная партийная школа, после окончания которой становится заведующим военно-физкультурного отдела Свердловского горкома ВЛКСМ. В 1959 году назначается председателем Свердловского городского комитета по физической культуре и спорту.

Звание «Мастер спорта СССР» присвоено в 1954 году.

Звание «Почетный мастер спорта СССР» присвоено в 1959 году.

Город Свердловск всегда был спортивным городом. Городской комитет особое внимание стал направлять на развитие физической культуры и спорта в коллективах физкультуры и спорта, понимая, что без этого не может быть общей подъем спорта. Свердловск стал пионером в массовом строительстве простейших спортивных сооружений при коллективах. Город стал передовым городом в стране по числу городом в стране по числу спортивных сооружений малых форм – хоккейных кортов, игровых площадок. Строились они главным образом общественным порядком, на субботниках. В то же время городской комитет добивался от партийных, советских, хозяйственных органов участия в создании мощной спортивной базы, строились стадионы, плавательные бассейны, спортивные залы.

Был построен лучший, не только в нашей стране, стрелковый стенд, оснащенный самой современной, импортной техникой. Команда стендовиков была лучшей в России, а на круглом стенде команда Союза состояла в основном из Свердловчан.

Присвоено звание "Заслуженный тренер РСФСР" по стендовой стрельбе.

 

Книга «Непобежденные» 2000 г.

 

О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Родился я в 1926 году. Коренной уралмашевец. В детстве был отчаянным и сме­лым, но не задирой. Весь в отца, который учил: первым не начинай, но и спуску не давай, умей постоять за себя. В школе был активным учеником.

Отец, Федор Осипович, вернувшись с фронта германской войны, стал на Урале боевым красным партизаном, красногвар­дейцем. После гражданской войны, рабо­тал на Уралмаше формовщиком в литей­ном цехе, а потом, неожиданно, рабочие завода избрали его председателем испол­кома Орджоникидзевского райсовета.

Отец любил охоту и часто брал меня с собой. Однажды я попросил на охоте ружье и в обход камышей направился за парой уток. Случайно я их вспугнул. А так хотелось выстрелить! И я влёт спустил оба курка. Одна утка упала - попал! Отец остался доволен. А я до сих пор считаю, что именно эти выстрелы предопределили мою дальнейшую судьбу в спорте на многие годы. С присущим мне от рождения азартом я увлекся стендовой стрельбой. Стрелял на стенде ЦПКиО им. Маяковского, где тренером был чемпион Советского Союза 1947-1948 годов Лев Дзюба и его помощник Комельков - оба стендовики.

В 1947 году вышло постановление Советского правительства о создании в стране системы трудовых резервов. Я решил (в 14 лет!) оставить школу и поступить в техническое училище № 1 Уралмашзавода. Отец и мать, Алевтина Михайловна, не стали меня разубеждать.

Учился я успешно и как-то на практике, вместе с другом придумал приспособление на сборке лыжных креплений. Помню, заработал тогда что-то рублей 300-400. С гордостью принес деньги родителям. Отец был рад, но сказал: «Сам заработал, сам и трать!»

В сердцах я отправился в охотничий магазин и на все деньги купил себе ружье и прочий охотничий инвентарь - полный комплект. Родителям понравилась моя самостоятельность.

Окончив училище, я пришел на артиллерийский завод № 9 (на Уралмаше) на должность электрослесаря. В цехе работал успешно, проявил свой активный и общественный характер. Меня молодежь избрала секретарем цеховой комсомольской организации, а затем и секретарем заводского комитета ВЛКСМ. Через некоторое время меня избрали уже первым секретарем Орджоникидзевского районного комитета ВЛКСМ. Работа шла хорошо, в стране, после Победы в Великой Отечественной войне, царил духовный подъем, комсомоль­цы были энергичными и инициативными. Заводские планы успешно выполнялись. В 1947 году приятной неожиданностью для меня стало награждение орденом Трудового Красного знамени. Такое в те годы было редкостью.

В 1951 году меня направили на учебу в Свердловскую областную партийную школу. После ее окончания весь наш выпуск распределили на партийную и советскую работу в сельское хозяйство области. Такое было постановление ЦК КПСС.

Меня же оставили в Свердловске по настоянию горкома партии с целью использования на физкультурно-массовой работе, так, как, в 1953 году мне было присвоено звание мастера спорта СССР по стен­довой стрельбе. Так, на двадцать седьмом году жизни определилась моя работа в спорте.

Вначале заведующим военно-физкультурным отделом горкома ВЛКСМ, а позже заместителем председателя городского комитета физкультуры.

В то время председателем был П. А. Репьёв, способный и ответственный руководитель физкультурно-спортивного движения в Свердловске. Работники комитета Рязанов, Андронников, Ковальская, Прохорова, Найдина хорошо знали свое дело и я легко и быстро вошел в работу комитета, тем более, что хорошо знал спортивный актив города. Тогда комитет размещался в двух комнатах дома контор, что на улице Малышева.

Свердловский городской комитет тогда не подчинялся областному, а непосредственно республиканскому, потому, что город был республиканского подчинения (таких городов в России было 10).

После упразднения титула городов республиканского подчинения П.А. Репьёв стал председателем облспорткомитета, а я председате­лем городского. Через несколько лет городской комитет вошел в состав областного, и я стал заместителем председателя облспорткомитета, но в мои обязанности входило и руководство городскими физкультурно-спортивными организациями.

Свердловск всегда был спортивным городом, а в те годы был сла­вен зимними видам спорта, особенно лыжными гонками, конькобеж­ным спортом, хоккеем с мячом.

В работе городского комитета особое внимание уделялось разви-физической культуры в коллективах, без чего невозможен был подъем спортивных достижений.

Для этого всеми возможными способами мы старались расширять спортивную базу города. Строили в коллективах крупные спортивные сооружения, стадионы, спортивные залы и зимние плавательные бассейны (Уралмаш, СКА, УралВО).

Свердловск был пионером в массовом строительстве простейших спортивных сооружений при коллективах физкультуры предприятий, школ, жилищных контор. Эту работу мы вели вместе с комсомольскими организациями города.

Благодаря энтузиазму свердловчан было построено много игровых, кортов на свободных территориях главным образом общественным порядком, субботниками. Главным в оценке работы физкультурных и комсомольских организаций было участие в строительстве спортивных баз малых форм.

Свердловск стал лучшим городом в нашей стране по числу простейших спортивных сооружений. А лучшими областными советами в области были ДСО «Труд» (председатель Ю.М. Задорин) и ДСО «Спартак» (председатель В.Д. Кот).

Партийные, советские и хозяйственные органы принимали самое активное участие в создании мощной спортивной базы города.

Огромную работу по созданию спортивной базы проводил коллектив завода им. Калинина. Директор завода М.В. Лавров, сам в прошлом прекрасный футболист, постоянно лично занимался вопросами создания спортивной базы.

Я очень уважал его и при встречах и разговорах с ним брал много полезного для себя. Однажды я был у него (он очень болел, второй глубокий инфаркт), когда к нему зашел А.И. Тизяков, парторг завода. Первый вопрос, который задал ему Лавров - как идет строительство? Тизяков стал обстоятельно рассказывать, и я понял, что речь идет не о заводе, а о стадионе. Перед уходом Тизякова М.В. Лавров требовательно попросил его: «Пока я болен, ты должен постоянно следить за ходом строительства!»

Вот так создавалась прекрасная спортивная база завода. Были и другие директора предприятий города, которые огромными усилиями создавали мощную спортивную базу.

Еще один яркий пример, где, к счастью, и я лично участвовал в строительстве с самого начала.

В Свердловске стрелковый спорт начинался с 20-х годов, а по некоторым источникам, он был еще и до революции. Сразу после Отечественной войны этот вид спорта получил дальнейшее развитие. В Свердловске появились чемпионы и рекордсмены Союза Николай и Вера Бурденко, Лев Дзюба. Стреляли в то время в парке им. Маяковского на одной площадке.

Появилось много желающих заниматься стрелковым спортом, в томчисле и я. Много это не значит масса, а много по сравнению с тем, что было до этого. Вообще стрелковый спорт не может быть массовым, как хоккей, волейбол и т. д. Это сложный технический вид - нужно оружие, патроны, метательные машинки, специальное стрельбище это все слишком дорого.

Однако народ пошел, а существовавший стенд военных охотников обеспечить всех желающих не мог. Военно-охотничье общество начало строить новый стенд в Нижне-Исетске, на берегу пруда.

В тот период первым секретарем обкома партии стал Кандидат в члены Президиума ЦК КПСС А.П. Кириленко. Мне и заместителю председателя Свердловского облисполкома (тоже стендовиком) А.В. Борисовым удалось побывать у А.П. Кириленко и рассказать ему обедах стенда. Мы выразили мысль, что хорошо бы привлечь к строительству стенда Командующего УралВО Д.Д. Лелюшенко. Я осмелел и пригласил А.П. Кириленко на стенд, пострелять. Он сразу согласился.

На следующее воскресенье он и секретарь обкома партии П.M. Мишин приехали на стенд. Приехали без всякой охраны, не побоялись, что на стенде есть оружие, снаряженные боеприпасы-патроны. Не то, что сейчас, руководители значительно меньшего ранга без охраны и в туалет не ходят.

Мы с А.В. Борисовым показали им стенд - развалюху. А.П. Кириленко попросил меня показать стрельбу, и я постарался не ударить лицом в грязь!

Андрей Павлович тоже пострелял из моего ружья, и было видно, что на стенде он стреляет не первый раз. После стрельбы Кириленко поручил мне в ближайшие дни представить проект нового стенда, Борисову - решить все вопросы с отводом дополнительной территории.

На другой день мы с И.Л. Игнатьевым (председатель окружного совета военных охотников) обратились в военпроект, где за несколько дней был составлен проект, консультантом которого был я.

 

На одном из заседаний бюро обкома партии А.П. Кириленко ехидно высмеял командующего округом Д.Д. Лелюшенко за плохое состояние стенда. Тот же, не подумав, заявил:

- Я все сделаю в самые короткие сроки, но не знаю, что это такое?

Кириленко, в свою очередь, ему заявил:

- Курочкин все знает и будет твоим помощником.

Вот так я и стал консультантом у командующего округом.

В этот же день мы с Лелюшенко побывали на территории стенда. Я рассказал, что и как надо сделать, а начальник Военпроекта показал ему черновик проекта.

Тут же на стенд был вызван заместитель командующего по строительству. Вот и началось! Приказав своему заму по тревоге поднять батальон строителей со всей техникой, командующий уехал, предварительно договорившись со мной через день в восемь утра бывать на строительстве.

Назавтра, приехав на стенд, я увидел картину, которую мне не забыть. Территория стенда была заставлена строительной техникой, офицеры и солдаты стояли почти на каждом метре. Я спросил у генерала, как же они будут работать, если им и повернуться нельзя. Мне ответили:

- Мы выполнили приказ командующего – весь батальон на месте.

Пришлось срочно звать Лелюшенко и объяснять ему, что так работать невозможно. Видимо он изменил свой приказ, и на стенде осталось техники и строителей значительно меньше и началось строительство.

Через день мы с Лелюшенко в 8 утра были на стенде. Ему-то что, он наезжал на ЗИЛе, а я с Уралмаша, когда на чем: такси, трамвай, автобус. Машины у меня не было. Я думал, что П.А. Репьёв догадается ичем-нибудь поможет. Не догадался. Вот так я себе сам нашел заботу вставать в 6 утра и добираться до Нижне-Исетска.

Строительство шло очень споро, почти месяц. Я через день встречался с командующим и всякий раз видел и слышал, как генерал армии дважды Герой Советского Союза ведет себя с подчиненными. Он мог вульгарно оскорблять генералов в присутствии солдат.

Находясь в обкоме партии у Кириленко я видел, как командующий подобострастно выслушивал Первого секретаря стоя по стойке «Смирно». Вот как он перевоплощался перед начальством.

Строительство заканчивалось, и я в разговоре с А.П. Кириленко рассказал ему, как ведет себя командующий с подчиненными. Андрей Павлович сказал мне: «Не обращай на это внимания». Н.С. Хрущев звонил мне и сказал, что переводит его Председателем ЦК ДО­СААФ. Но я попросил Н.С. Хрущева воздержаться: «Вот построю стенд, и я его отпущу».

Стенд был построен. Восемь стрелковых площадок, все в асфальте, отремонтирован павильон, однако оборудование стенда значитель­но уступало зарубежному.

Менялись секретари Обкома, но я находил всякую возможность пригласить их на стенд.

Когда первым секретарем стал Я.П. Рябов, он всех секретарей увлек стрельбой на стенде. Увидев у меня полуавтоматическое ружье Тульского производства, он сразу же уговорил председателя Облисполкома А.В. Борисова, секретарей Обкома Г.В. Колбина и Ю. Дудкина купить такие же ружья за собственные деньги.

Вместе с ними на стенд стали приезжать первый заместитель председателя Облисполкома Ф. Морщаков и директор Уралмаша Н.И. Рыжков.

Во время одной встречи я спросил у Я.П. Рябова, почему на стенд и на охоту приезжают все секретари Обкома, а Ельцин нет. Он ответил кратко - ему еще рано. Вот каким прозорливым был Я.П. Рябов. Он уже в то время определил характер Ельцина. Б.Н. Ельцин обратился ко мне с предложением поехать на стенд, а затем и на охоту, только тогда, когда сам стал Первым секретарем Обкома партии, а Я.П. Рябов ушел секретарем ЦК КПСС.

Стали ездить на стенд и на охоту Б.Н. Ельцин, А.А. Мехренцев (он после А.В. Борисова стал председателем Облисполкома), Ф. Моршаков, Ю. Петров, В. Житенёв, иногда Ю. Шкребнев.

Но и на стенде и на охоте Б.Н. Ельцин всем своим поведением подчеркивал кто тут первый, нередко, без всякой скромности, говорил об этом вслух.

Во время одной тренировки я показал проспект автоматической машинки французского производства (проспект привез Ю. Цуранов) и высказал мнение: «Вот бы нам такие иметь!»

Рябов и Борисов сразу поддержали и обратились к Рыжкову:

- Мо­жешь найти валюту? - тот ответил: - Могу, но на приобретение надо разрешение министра Патоличева (министр внешней торговли).

Борисов сразу сказал, что с Патоличевым он договорится.

Вот так решился вопрос оснащения стенда. Машинки Уралмаш приобрел и смонтировал да еще построил одну траншейную площадку, где была установлена уникальная автоматическая машинка, заменявшая 15 машинок!

Такого стенда, как свердловский, в то время не было не только в нашей стране.

По инициативе Ю. Цуранова и Б. Коньшина была модернизирована метательная машинка (обгонная муфта), изготовлен совершенно новый дозатор для изготовления мишеней.

После всего этого на нашем стенде выросли прославленные стрелки с мировыми именами и среди них первый - 11-кратный чемпион Мира Ю. Цуранов!

Заслуженный мастер спорта СССР Юрий Цуранов поистине Великий спортсмен. Он 21 год защищал спортивную честь нашей страны на многочисленных чемпионатах Европы, Мира, Олимпийских Играх! Рядом с ним были его коллеги по команде, прославленные Вадим Воробьев, Рудольф Полянский, Лариса Гурвич. У нас появились чемпионы России, СССР, Европы, Мира и среди взрослых, и среди юниоров.

На нашем стенде стали проводится крупнейшие соревнования России, Союза, все участники которых давали прекрасную оценку работе стенда.

Сборная команда Свердловска, где я в те годы был в основном составе ­участником и старшим тренером, была ведущей командой в России. Мы были всегда либо чемпионами, либо призерами соревнований и чемпионатов. Да и сборная команда России в основном состояла из свердловских спортсменов, а я был ее участником и тренером.

Команда стендовиков Свердловска отличалась от других команд России не только уровнем технической подготовки и психологического настроя на победу каждого стрелка, но и своей дружбой. Я старался делать все, чтобы мы как можно чаще встречались не только на тренировках и соревнованиях. Дни рождения проводили семейно. В охотничий сезон мы устраивали коллективные охоты. Душой коллектива были Ю. Цуранов, В. Воробьев. Часто участвовали в субботниках на стрелковом стенде, в озеленении территории и посадке деревьев всей командой. Для всех нас стенд был вторым домом. Настройку машинок, их ремонт делали сами. Все это очень сильно сплачивало команду.

В других командах (Ростов, Омск, Новосибирск) тоже были прекрасные стрелки, но между ними все время были какие-то недоразумения, каждый думал только о себе, о своем личном результате. Командный же результат у них был на втором месте. У нас же наоборот.

Приведу характерный пример, подобных которому за все время сво­ей тренерской деятельности я не встречал, ни в одном виде спорта, ни в одной команде.

На соревнованиях в Москве весной 1964 года в первый день все члены команды отстреляли хорошо. Особенно отличились «круговики». Юрий Цуранов стал лидером и на несколько мишеней опередил всех. Я в первой серии на траншейном стенде сделал 24 попадания из 25 мишеней. Выходя на вторую серию, я поскользнулся на льду площадки и, упав, сломал ребро, получил сильный ушиб левого бока. По правилам соревнований после начала стрельб замена стрелков зап­рещена. Мне со сломанным ребром пришлось отстрелять всю серию, превознемогая сильную боль. Но я все-таки разбил 17 мишеней. С пло­щадки меня врачи повезли в больницу, но я настоял отвезти меня в гостиницу.

На следующий день я должен был стрелять на командный результат еще 50 мишеней. Но какой же я был стрелок, если подняться с кровати не мог! В моем гостиничном номере собралась вся команда. Был там и главный судья соревнований Н.Н. Кузьменко, он же ди­ректор стенда. Я поставил перед ним вопрос: «Поскольку в моей трав­ме виной было нарушение техники безопасности на стрелковой пло­щадке (не был удален лед или хотя бы посыпан песок), необходимо разрешить замену на следующие 50 мишеней командной стрельбы».

Там же в гостинице было собрано совещание представителей команд и мое предложение было поддержано, с одним условием: заме­нить меня может стрелок участвующий в соревнованиях, но с моим результатом.

Сразу же на собрании команды я с большим сожалением сказал, что меня может заменить только Юрий Цуранов. Ни Воробьев, ни Полянский на траншейном стенде стрелять не умеют. А Юрий имеет стопроцентную возможность для золотой медали на круглом стенде. Как поступить?! Давайте решать вместе. Цуранов, несколько поду­мал, сам решил за себя и всю команду: «Поскольку другого выхода для командного результата у нас нет я буду достреливать 50 мишеней на траншейном стенде». Вот такие патриоты-спортсмены были в нашей Свердловской команде! Ради командного результата Юрий ли­шил себя золотой медали чемпиона, приза и всех почестей победите­ля чемпионата России. Мне было очень жаль своего друга, но я был искренне рад тому, что в нашей среде есть такие спортсмены как Юрий, имеющий редкий талант стрелка, отсутствие высокомерия, обладаю­щегоtext-align: justify; background: white;font-family: Arial; cofont-family: Arial;text-align: justify;lor: black; layout-grid-mode: line;MsoNormalp class= style= style= высоким чувством благородства.

На траншейном стенде он острелял достойно и свердловские спортсмены стендовики в комплексе двух упражнений стали лидерами первенства России, Юрий впервые за многие годы остался без медали...

Сам же я был чемпионом и призером первенств России, призером первенств Советского Союза.

В 1959 году мне, первому в России, присвоили звание «Почетный мастер спорта СССР». (Это звание получали спортсмены, выполнившие норму мастера спорта пять лет подряд).

В 1962 году мне, опять же первому в России, присвоили звание «Заслуженный тренер РСФСР» по стендовой стрельбе. В 1967 году в родном городе я завоевал звание чемпиона РСФСР по дуплетной стрельбе.

В памяти осталось приятное воспоминание: на одном из чемпионатов СССР, мне удалось выполнить норму мастера спорта ДЕВЯТЬ раз! Счастливые годы были у меня и о них я не жалею! Счастлив, что служил делу, людям, стране!

Виль КУРОЧКИН.

Занесен в Книгу Памяти Министерства спорта Свердловской области под № 167.

Похоронен на северном кладбище города Екатеринбурга, 5 секция

scroll back to top