ВЕРТИПРАХОВА ИРАИДА ФЕДОРОВНА

 

Вертипрахова1

Вертипрахова И.Ф. – (23.10.1931 г. в г. Красноуфимске Свердловской области – 2006 г. в г. Красноуфимске) Мастер спорта СССР по парашютному спорту (Свердловск, ДОСААФ, Аэроклуб – Красноярск, ДОСААФ, Аэроклуб)

Ираида Федоровна летчик, командир воздушного судна ИЛ-62, ТУ-154, первая женщина-летчик в России, удостоенная звания «Заслуженный пилот СССР», рекордсменка мира в парашютном спорте, обладательница наград ФАИ, мирового рекорда беспересадочного перелета.

Окончила аэроклуб ДОСААФ в Свердловске (1952). Окончила ЦОЛТШ в г. Саранск. Пилот-инструктор парашютной подготовки в Саранске.

Совершила 400 прыжков с парашютом. Чемпионка СССР по затяжным прыжкам с парашютом. Рекордсменка в групповых прыжках в ночных условиях.

Пилот Гражданской авиации. Освоила самолеты Як-12, Ан-2,Як-18, Ил-18, Ту-154, Ил-62.. Свыше 30 лет проработала в Красноярском УГА. Налет более 16000 часов. Одна из немногих женщин-командиров воздушных судов.

В 1977 году, возглавляемый ею женский экипаж в составе: Ираида Вертипрахова - командир, Тамара Павленко - 2й пилот, Евгения Мартова - 2й пилот, Галина Козырь - штурман, Галина Смагина - бортинженер, Нина Столярова - бортрадист, установил 5 мировых рекордов на дальнемагистральном пассажирском авиалайнере Ил-62. В том числе, мировой рекорд дальности полета без посадки (11074км).

До 1985 года была командиром экипажа Ту-154 в Красноярском Управлении Гражданской Авиации. В дальнейшем работала руководителем полетов, авиадиспетчером. 

Единственная в нашей стране женщина, удостоенная звания «Заслуженный пилот СССР». Награждена знаками «Отличник Аэрофлота», знаком «За безаварийный налет часов».

Последние годы жизни прожила в городе Красноуфимске.

Кавалер ордена Трудового Красного Знамени.

Почетный гражданин города Красноуфимска с 2006 года.

 

…Бывает же, что журналистам везет! Так везет, что хочется каждому похвастаться. Примерно с таким чувством мы вместе с фотокором «Воздушного транспорта» Володей Шевченко, гордясь редакционным заданием, летом 1978 года переступили порог красноярской квартиры будущей героини нашего будущего творения. Первое же впечатление от встречи несколько остудило наш пыл. Заранее продуманный вариант газетного рассказа о том, как слабому полу покоряются штурвалы могучих лайнеров, сразу приказал долго жить. Дверь открыла особа внушительных размеров, рядом с которой даже совсем немаленького роста Володя выглядел пацаном.

Что мы тогда уже знали о ней? Что почти год назад возглавляемый Ираидой Вертипраховой женский экипаж самолета Ил-62М установил сразу несколько мировых рекордов, пролетев по трассе Москва — Петропавловск-Камчатский — Москва. Этот же экипаж выполнил беспосадочный перелет по маршруту София — Владивосток, пролетев за 13 часов 01 минуту расстояние 11 074 километра и в три раза перекрыв рекорд американок.

Даже видавший виды знаменитый летчик летчик-испытатель Владимир Коккинаки не удержался от восхищения тем, как вела себя в этом полете командир. «Вертипрахова должна была выполнить две, пожалуй, самые ответственные операции — взлет и посадку. Отмечу, порты Софии и Владивостока для постоянных полетов такой тяжелой машины не используются: коротковаты взлетно-посадочные полосы. Представьте себе, как тяжело было поднять до максимума заправленный горючим Ил-62М в такой ситуации. Не легче и посадить донельзя «похудевший» самолет. Ираида с обеими задачами справилась блестяще...» Вне сомнений столь же высокой оценки заслужили и помощницы И. Вертипраховой: вторые пилоты Е. Мартова и Т. Павленко, штурман Г. Козырь, бортинженер Г. Смагина и бортрадист Н. Костыркина. Все они не были случайными людьми в том полете, не были «калифами на час», за каждой числились не только часы безаварийного налета, но и годы борьбы за право занять свое, подобающее их умению и мастерству, рабочее место в небе. Потому не случайными стали четыре мировых рекорда дальности и высоты, которые за неполные два месяца установил «сборный женский экипаж».

Знатоки истории гражданской авиации наверняка вам расскажут, по каким таким критериям именно красноярской летчице было доверено возглавить «рекордный» женский экипаж. Сразу скажем, она не была «блатной». Просто поспособствовала суета, возникшая тогда вокруг другой кандидатуры — космонавта Светланы Савицкой. В военно-воздушном ведомстве, где маршал Савицкий был крупной фигурой, прослышав, что «на самом верху» задуман чисто женский полет, очень захотели поспособствовать именно Светлане. Вот тогда, говорят, «гражданский» министр Борис Павлович Бугаев и закусил удила: «У нас что, своих не найдется?» А так как он, бывший личный пилот Брежнева, тоже был вхож к Леониду Ильичу, участие Вертипраховой в намеченном полете было предопределено. Тем более что в гражданской авиации — это знали все — ни у кого не было столь достойного послужного списка.

Один из ее бывших сослуживцев как-то написал в газету: «Более сорока лет я знаю этого замечательного человека. Все у нее было: и удачливость, и счастье, и достаток, и слава...». Могу присоединиться почти ко всем словам ветерана авиации, кроме одного. По журналистским делам я бывал у нее еще раз и в Красноярске, и позже – в ее родном Красноуфимске, что на Урале. Так вот, утверждаю: счастья в его общечеловеческом понимании ей не досталось. Да это никого в те времена и не удивляло: «Прежде думай о Родине, а потом о себе...». С юности заболев небом, она просто не оставила себе времени позаботиться о личном. Помню ее фразу: «Счастье — это когда ты в кабине самолета». Счастье было и в том, что на ее счету, пока она не села за штурвал своего первого самолета, были десятки мировых парашютных рекордов.

…Впрочем, воздав летчице и ее подругам по заслугам, в Аэрофлоте постарались больше о рекорде не вспоминать. Ну не любило начальство женщин за штурвалом — что поделать? А потому выглядит совсем не случайным финал карьеры Вертипраховой-летчицы. Он был, прямо скажем, удручающим — однажды в аэропорту Сочи управляемый ею Ту-154 выкатился за полосу. Как потом выяснила комиссия, не по ее вине — удержать штурвал этой машины на полосе не всегда удавалось даже очень крепким мужикам. То что у «тушки" был такой «каприз», знали все, но до поры до времени старались объяснить чем угодно, только не техническими свойствами. И в тот раз решили взяться за «человеческий фактор», благо человек случился подходящий. И чтобы другим неповадно было, «повесили» все на Вертипрахову. Приговор руководства летной службы отрасли был суров — во вторые пилоты более низкого по классу Ил-18. А устно из Москвы последовала еще более определенная депеша: на «кукурузник» Ан-2.

 Три года не привыкшая сносить несправедливые обиды Вертипрахова пыталась доискаться правды, но, поняв, что ее не хотят услышать, написала заявление об уходе из авиации. Чтобы, встречаясь с сослуживцами, душу не травить, сдала красноярскую квартиру и отправилась под материнское крыло в свой совсем не авиационный город детства — уральский Красноуфимск. Там и доживала свой век — одна-одинешенька...

Десять лет назад, в канун ее 70-летия позвонил в Красноуфимск. Поздравил с юбилеем, сообщил, что в Красноярском отряде ее именем самолет хотят назвать. Ираида Федоровна не сразу припомнила, с кем разговаривает, — лишь год назад перенесла инсульт, но, услышав приятную новость, встрепенулась: «Правда? Посидеть бы минутку за штурвалом...» И грустно добавила: «Да кому я сегодня нужна? Время такое».

Ираида Федоровна умерла в Красноуфимске в 2006 году.

…Я спросил председателя Клуба заслуженных пилотов Красноярского управления гражданской авиации Максима Герасимовича Жирова, помнят ли сегодня Ираиду Федоровну в Красноярске?

— Конечно! Мы ее очень уважали, сокрушались, когда так несправедливо с ней обошлись в министерстве, унизили. Мы просили за нее, понимали, что небо для Ираиды – все. У нее ведь не было семьи. Фразу «Экипаж — большая семья» сказали про нее. Память о ней хранят ее бывшие сослуживцы и музей, где ее фотография среди других на стенде «Человек-пилот». Выпущен и календарь, на котором запечатлены лица всех наших заслуженных пилотов, в том числе и ее. Она ведь в своем роде единственная, не только у нас в стране, но и в мире. Как же ею не гордиться! Собирались ее именем в 2001 году назвать самолет – да не получилось.

Получилось за рубежом. В честь выдающихся заслуг заслуженного пилота СССР, пилота первого класса, обладательницы множества рекордов в пилотировании и в парашютном спорте Ираиды Вертипраховой в городе Ванкувер (США) открыт барельеф, ее именем названа аллея. За океаном умеют ценить героев неба…

Анатолий ЖУРИН

по материалам сети Интернет

scroll back to top