РЕЧКАЛОВ ГРИГОРИЙ АНДРЕЕВИЧ

 

Rechkalov GA

Речкалов Г.А. – (09.02.1920 г. в д. Худяково Свердловской области – 22.12.1990 г. в п. Бобровском Свердловской области) Воспитанник Свердловского аэроклуба (Ирбит – Свердловск, Осоавиахим, Аэроклуб – ВС – Москва, ВС).

Дважды Герой Советского Союза.

 

Речкалов Григорий Андреевич – командир звена 16-го гвардейского истребительного авиационного полка (216-я смешанная авиационная дивизия, 4-я воздушная армия, Северо-Кавказский фронт), гвардии старший лейтенант; заместитель командира 16-го гвардейского истребительного авиационного полка (9-я гвардейская истребительная авиационная дивизия, 7-й истребительный авиационный корпус, 5-я воздушная армия, 2-й Украинский фронт), гвардии капитан.

Григорий Андреевич родился в семье крестьянина-бедняка. Окончив шесть классов, Гриша поступает в ФЗУ на Верх-Исетский завод города Свердловска. Получив специальность электромонтера, начинает учиться без отрыва от производства в Свердловском аэроклубе, который окончил в 1936 году.

В армии с 1938 года. В 1939 году окончил Пермскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС (в Одесском военном округе).

Отечественная война застала лейтенанта Речкалова в Бесарабии (Молдавия). Он служил летчиком-истребителем 16 Гвардейского истребительного авиационного полка в эскадрильи А.И. Покрышкина. Уже в июле в бою над Днепром Григорий Андреевич, раненый в ногу, сумел привести свой самолет на аэродром. С июня 1941 года по сентябрь 1942 года на самолетах «И-16», «Миг-3» и «Як-1» произвел 158  вылетов из них, на штурмовку войск противника – 39 вылетов, на сопровождение бомбардировщиков – 76, на разведку  - 12, на прикрытие своих войск – 18, на патрулирование – 13.

Им уничтожено машин с грузом – 33, арторудий разного калибра – 15, железнодорожных вагонов – 2 и до двух рот солдат и офицеров противника.

Участвовал в 26 воздушных боях, сбил 4 самолета и в составе группы – 2 самолета противника. За это 30 декабря 1942 года награжден орденом «Красного Знамени».

С 19 апреля по 3 мая 1943 года на самолете произвел 36 боевых вылетов, участвовал в 28 воздушных боях, сбил 8 самолетов противника.

За проявленное мужество и отвагу 24 мая 1942 года Григорию Андреевичу присвоено звание Героя Советского Союза.

Через год на счету Героя было 54 сбитых самолета. Советское государство высоко оценило подвиг Речкалова, присвоив ему 1 июля 1944 года звание дважды Героя Советского Союза.

Всего за войну Г.А. Речкалов провел 128 воздушных боев, сбив 61 самолет противника, из них два над Берлином и пять в групповых боях, сделал 600 боевых вылетов и провел в воздухе 1260 часов.

Воевал на Южном, Северо-Кавказском, 1-м, 2-м и 4-м Украинском фронтах. Участвовал в оборонительных боях на юге Украины, обороне Северного Кавказа, освобождении Кубани, Донбасса, Крыма, Белоруссии и Польши, в Берлинской операции. Всего за время войны совершил более 450 боевых вылетов на истребителях И-153 «Чайка», И-16, Як-1 и Р-39 «Аэрокобра», участвовал в 122 воздушных боях, в которых сбил лично 61 и в составе группы 4 самолёта противника.

После войны продолжал службу в ВВС. В 1951 году окончил Военно-воздушную академию (Монино). Командовал полком, авиадивизией. В 1957-1959 – заместитель командующего истребительной авиацией Отдельной Дальневосточной армии ПВО. С апреля 1959 года генерал-майор авиации Г.А. Речкалов – в запасе.

17 апреля 1949 года на родине Героя установлен его бронзовый бюст.

Жил в Москве, в последние годы жизни - в городе Жуковский Московской области. Избирался председателем Всесоюзной федерации по бадминтону.

Автор книг «В гостях у молодости», «Дымное небо войны», «В небе Молдавии».

Многие годы на родине Героя проводится традиционный 30-километровый легкоатлетический пробег Зайково-Ирбит.

Умер 22 декабря 1990 года. Похоронен в посёлке Бобровский Сысертского района Свердловской области.

Награждён орденом Ленина, 4 орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, 2 орденами Красной Звезды, медалями.

 

ВО СЛАВУ РУССКОГО ОРУЖИЯ

22 июня 1941 года Григорий Речкалов вернулся из города, куда его посылали на врачебную комиссию проверить зрение. Он не мог различать цвета, и комиссия сделала отрицательное заключение. «Не летать мне теперь», - думал Григорий. Расстроенный, он вышел из вагона на перрон. И тут страшная весть: война. Григорий, не раздумывая, прямо с вокзала, вскочив в кузов первой попавшейся автомашины, поехал на полевой аэродром. Полк уже вёл боевые действия против гитлеровцев на юго-западе Украины. Войдя к командиру полка, Григорий доложил о своей печали. Тот, прочитав заключение, сказал:

- Эка беда, цвета не можешь различать! Чужой самолёт от своего отличишь?

- Отличу, товарищ командир.

- Так вот, видишь, - показав рукой в окно, продолжал командир, - вон стоит «Чайка» номер 13, садись и летай.

Вместе с другими лётчиками Речкалов в первый день шесть раз, а во второй - семь штурмовал на своей «Чайке» вражеские войска. Пересев затем на И-16, он сопровождал бомбардировщики и штурмовики, вёл воздушные бои. И вот первая радость: в воздушном бою Григорий сбил фашистский самолет Ю-88. Двенадцать «юнкерсов» несли бомбовый груз, чтобы сбросить его на Кишинёв. Три советских лётчика, в их числе и Речкалов, врезались в их строй и смелыми атаками заставили разгрузиться далеко от цели.

Однажды, когда истребители сопровождали «Чайки», штурмовавшие фашистскую колонну, в кабине самолёта Речкалова раздался сухой треск, по лицу потекла кровь, правая нога сползла с педали. Еле дотянул он до аэродрома, с трудом посадил машину, но вылезти из кабины сил уже не хватило.

Несколько месяцев Григорий пролежал в госпиталях, перенёс три операции. А как только раны затянулись, стал упрашивать врача выписать его в часть. Как-то раз врач сердито сказал:

- Хорошо, выпишем, но дадим ограничение, будете летать в тылу на лёгких самолётах.

Через несколько дней Речкалов приехал в лётную школу. Первым долгом он спросил:

- Что у вас за самолёты?

- Только У-2, - ответил офицер штаба.

- Значит, произошла ошибка, - нервно проговорил Речкалов и, взяв в руки свой чемоданчик, уехал обратно в штаб ВВС округа.

- Вы что, для смеха туда меня направили? Ведь я истребитель! - наседал он на офицера, выдавшего ему предписание ехать в школу.

Но тот был неумолим. Лишь командующий ВВС округа после долгого разговора разрешил послать Речкалова в запасной истребительный полк, в котором шло переучивание лётчиков на «ЛаГГи» и «Яки». Но Григория тянуло туда, где были его товарищи-однополчане, на фронт. Он пишет рапорт с просьбой направить его в действующую армию. Ему отказывают. Пишет второй, третий... И тут стала беспокоить нога: осколок. Речкалова уложили на операцию. Больше двух недель он провёл в госпитале. А когда выписался, пришёл к командиру запасного авиаполка проситься в отпуск, на родину. До этого были случаи, когда лётчики, получая отпуск, уезжали на фронт, в свою часть. Командир полка, приняв Речкалова, сказал:

- Ладно, ты на костылях никуда от меня не уйдёшь.

И отпустил. Григорий заехал на пару дней в Свердловск, к родным, и, ещё с костылем в руке, отправился в район Ростова-на-Дону, где воевал его родной полк.

В поезде ему кто-то дал свежий номер газеты. Из неё он узнал, что полку присвоено наименование гвардейского. Григорий обрадовался, ему не терпелось встретиться с боевыми друзьями и вместе с ними под гвардейским знаменем громить фашистов.

Вновь фронт, боевая жизнь. Григорий Речкалов быстро вошёл в неё. Осваивая накопленный лётчиками полка опыт, он ищет и применяет новые тактические приёмы воздушного боя, смело сражается с врагом. В течение короткого времени совершает более сотни вылетов, штурмовыми действиями уничтожает десятки автомашин, артиллерийских орудий, железнодорожных вагонов и много живой силы противника; в 20 воздушных боях, проведённых за это время, Речкалов сбил шесть вражеских самолётов: четыре лично и два в группе. В конце декабря 1942 года за эти успешные действия Речкалов был награждён орденом Красного Знамени.

На фронт шли новые самолёты. Получил их и 16-й гвардейский истребительный полк. Днём и ночью лётчики осваивали новую машину. В апреле 1943 года, в самый разгар воздушного сражения на Кубани, они вступили в бой на новых самолётах.

Стояли весенние солнечные дни. В кубанском небе с рассвета до поздней ночи носились десятки своих и чужих самолётов. «Не было ни одного вылета, - вспоминает Григорий Речкалов, - чтобы мы не вели бой. Вначале фашисты действовали нахально. Выскочит группа, навалится, смотришь, то один, то другой наш самолёт, загоревшись, летит к земле. Но мы быстро разгадали тактику фашистских лётчиков и стали применять новые приёмы: ходить парами, а не звеньями, лучше использовать для связи и наведения радио, эшелонировать группы самолётов так называемой «этажеркой». Именно в эти дни в нашем полку родился «соколиный удар», разработанный Александром Ивановичем Покрышкиным». Григорий Речкалов, служивший тогда в эскадрилье Покрышкина, был его верным помощником.

... Восьмёрка истребителей летела в сторону линии фронта, сопровождая штурмовики. Вдруг внизу слева появились девять Ме-109 и десять Ме-110. Не заметив советских истребителей, они пошли в атаку на штурмовики. Речкалов понял, что нельзя терять ни секунды. Мгновенно прозвучала команда: «В атаку!» Круто пикируя, советские лётчики сверху внезапно сваливаются на «мессершмитты». Речкалов видит, как силуэт вражеского самолёта всё увеличивается в прицеле. Невольно рука стремится нажать гашетку. Но разум подсказывает: «Рано, рано, бить - так наверняка, с небольшой дистанции». Фашистский лётчик пытается резко отвернуть, но поздно. Огненная трасса прошивает его машину.

«Как кстати пришелся "соколиный удар"», - думает Речкалов и, используя большую скорость, развитую за счёт крутого пикирования, набирает высоту, чтобы снова атаковать вражеские самолёты...

Это была уже вторая воздушная схватка, проведённая над кубанской землёй 21 апреля 1943 года восьмёркой Речкалова. Как и первая, она закончилась полной победой: «мессершмитты» не смогли прорваться к советским штурмовикам. Потеряв несколько машин, они убрались восвояси. Две из них были сбиты Григорием Речкаловым.

День за днём прибавлялись пятиконечные алые звёздочки на самолёте Речкалова и выстраивались в одну общую линию. На Кубани их добавилось 19!

В жестоких схватках с врагом Григорий понял основную заповедь истребителя: «Обнаруживай противника первым. С атакой не спеши - выжди момент. Атакуй наверняка, с близкой дистанции, одной очередью».

Однажды восьмёрка истребителей под командованием Речкалова прикрывала наземные войска в районе реки Молочной. Когда время патрулирования почти истекло, Речкалов заметил внизу справа большую группу «юнкерсов» - не меньше 50. Они были километрах в пятнадцати от линии фронта. Их прикрывали два звена истребителей.

- Атаковать в лоб, - решает Речкалов.

Такое решение строилось на внезапности и на использовании всей мощи огня ударной группы.

- Клубов, прикрой нас, идём в атаку, - передал он ведущему второй четвёрки и, перестроив свою группу в пеленг, ринулся в лоб противнику. С дистанции 200 метров он сбил ведущего фашистов. Почти одновременно загорелся ещё один Ю-87. Его зажег лётчик Г.Г.Голубев. Не прекращая огня, советские истребители прошли через весь строй бомбардировщиков. Шестерки, в которых было сбито по самолёту, сбросив свои бомбы, начали уходить. Весь строй Ю-87 рассыпался.

Сделав боевой разворот, Речкалов со своим ведомым снова очутился выше бомбардировщиков. Но в этот момент в хвост его самолёта стала заходить пара «мессеров». Это заметил старший лейтенант В.И. Жердев и решил связать их боем. Одного он сбил на вираже. Увидев, что Жердев отбивает «мессеров», Речкалов, пикируя, поймал в прицел ведущего пары бомбардировщиков и нажал гашетку. Меткая очередь прошила ещё один «юнкерс».

Фашисты заметались. Воспользовавшись паникой, Речкалов вогнал очередь в третьего Ю-87, который взорвался в воздухе от собственных бомб.

Советские лётчики уничтожили в этом бою пять «юнкерсов» и один «мессершмитт». Речкалову удалось сбить три самолёта.

Вскоре Григорий Речкалов появился на аэродроме с орденом Александра Невского на груди. Это была награда Родины за успешные победы в бою с превосходящими силами противника.

... Как-то поздно вечером в полк пришёл приказ: вылетами нескольких пар истребителей-«свободных охотников» не допустить действий вражеских самолетов-«охотников», транспортных и связных машин, нарушить движение железнодорожных эшелонов, одиночных автомашин и т.д. Утром Речкалов со своим ведомым получил задание на «свободную охоту». Страстно любил он вот так лететь над полем боя или далеко в тылу врага, выискивать самостоятельно цели и внезапно уничтожать их...

Шёл воздушный бой. Речкалов, зайдя на высоту 5-6 тысяч метров, наблюдал за ним. Вдруг два Ме-109, очевидно тоже «охотники», набирая высоту, пошли на нашу территорию. Речкалов пропустил их под собой, а затем спикировал и сзади короткой очередью с дистанции 50 метров зажёг один самолёт. Второй ушёл на свою территорию.

Незадолго до изгнания гитлеровцев из Крыма Речкалов «охотился» над морем за транспортными самолётами, подвозившими для окружённого врага боеприпасы, горючее и продовольствие. В один из хмурых дней он заметил три Ю-52.

«Бензин везут в Крым», - подумал лётчик. И он не ошибся. Когда сбитые им и его ведомым два «юнкерса» рухнули в море, по воде побежало огромное пламя.

Шли дни и месяцы. Наши войска продвигались всё дальше на запад, освобождая родную землю от фашистских захватчиков, громя их в собственном логове. Гитлеровцы бросали в бой новые резервы, и нашим лётчикам приходилось в день участвовать в двух, трёх, а то и в четырёх воздушных боях, В них принимал участие и Григорий Речкалов.

...Полк был в боевой готовности. Неожиданно прилетел командир дивизии гвардии полковник А.И. Покрышкин. На командном пункте он раскрыл карту и объяснил задание.

- В этот район, - показывая на карте, начал он, - двинулись наши танки. Наверное, через несколько минут там появятся «фокке-вульфы», надо не допустить их туда, прикрыть действия танкистов. Ясно? Вылетайте!

«Я дал команду, - рассказывает Речкалов. - Не прошло и пяти минут, как мы были в воздухе. Под нами показались горы, прикрытые снегом. Мы знали, что немецкий аэродром находится где-то в этих горах. И вот на их белом фоне мы увидели силуэты вражеских самолётов. Это были «фокке-вульфы-190», которые использовались не только как истребители, но и как бомбардировщики-штурмовики. Атаковать аэродром нам не удалось: навстречу поднялись фашистские истребители.

Мы завязали бой с четвёркой «фокке-вульфов». Берёзкин и Сухов, ворвавшись в строй немецких самолётов, сразу сбили по одному ФВ-190. Мы уже приготовились свести счёты с оставшимися двумя самолётами, когда сверху на нас свалились ещё восемь «фокке-вульфов». Они спешно сбросили бомбы и вступили в бой с нами. Мне удалось сбить одного из них, а другой, которого я атаковал сбоку, начал удирать. Я бросился в погоню...

На шестнадцатой минуте боя нам удалось разогнать «фокке-вульфов». Пять из них были сбиты...»

С.Федосеев

 

С 19 апреля по 3 мая 1943 года на самолете произвел 36 боевых вылетов, участвовал в 28 воздушных боях, сбил 8 самолетов противника.Всего за войну Г.А. Речкалов провел 128 воздушных боев, сбив 61 самолет противника, из них два над Берлином и пять в групповых боях, сделал 600 боевых вылетов и провел в воздухе 1260 часов.

scroll back to top