ПИСКУНОВ СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

 

PiskunovSVПискунов С.В. – (24.02.1954 г. в г. Карпинске) Мастер спорта СССР международного класса по хоккею на траве, мастер спорта СССР, заслуженный тренер РСФСР по хоккею с мячом   (Карпинск, ВС – Свердловск, СКА).

Обладатель Кубка европейских чемпионов 1975 года.

Чемпион СССР 1974 года.

Бронзовый призер чемпионата СССР 1975 года.

 

Сергей Васильевич в чемпионатах СССР провел 309 матчей, забил 181 мяч. Амплуа – нападающий.

За СКА (Свердловск) отыграл 15 сезонов с 1973 по 1987 годы, также выступал за «Уралхиммаш» (Свердловск).

Выступал за вторую сборную страны.

После окончания спортивной карьеры перешел на тренерско-преподавательскую работу. С июня 1988 года – второй тренер команды мастеров СКА (Екатеринбург). В 1999-2002 и с 2009 года – главный тренер команды. В 2003-2009 – главный тренер команды СКА-2 (Екатеринбург).

Награжден нагрудным знаком «Отличник физической культуры и спорта»

 

Сказ про СКА (Свердловск) (История клуба, 2011)

Олицетворением команды сверд­ловского СКА почти полтора де­сятка сезонов в 70-80-е годы считалась грозная линия нападения. И, вспоминая о ней, вместе с неоднократными чемпи­онами мира Валерия Эйхвальда и Алек­сандра Сивкова непременно назовут их партнера Сергея Пискунова.

Детство Пискунова прошло в Кар­пинске. В «организованный» спорт он пришел достаточно рано. Уже в десять лет Сережа начал играть за детскую ко­манду «Спутник» под руководством тренеров-общественников А. Вавилова и В. Степанцева. Летом мальчишки игра­ли в футбол, зимой - в хоккей с шайбой. Кататься Пискунов учился на фигурных коньках, отсюда и его своеобразная тех­ника: он разгонялся на носках, что более типично для фигуристов или представи­телей хоккея с шайбой. Вообще же, Пис­кунов был разносторонним спортсме­ном. Достаточно сказать, что он входил в состав сборной «Трудовых резервов» по футболу и баскетболу, выигрывал первенство области. Спустя несколько лет, уже, будучи игроком команды СКА по хоккею с мячом, освоил и хоккей на траве, был даже кандидатом в сборную СССР.

...В 1969-м Сергею исполнилось пят­надцать и с хоккеем с шайбой пришлось закончить. Он достиг предельного воз­раста для выступления в «Золотой шай­бе», а юношеских, и, тем более, взрос­лых команд по этому виду спорта в Карпинске не было. Зато местный «Маши­ностроитель» выступал в областных со­ревнованиях по хоккею с мячом. Игра в карпинской команде многое дала Сер­гею. Именно здесь был заложен фунда­мент для будущего роста мастерства, именно здесь Пискунов освоил свой знаменитый фирменный финт. Когда со­перник бросался ему навстречу, Сергей правой рукой, в которой держал клюш­ку, убирал мяч назад себе за спину. За­щитник проскакивал мимо, а Пискунов проталкивал мяч вперед, одновремен­но смещаясь с правого фланга в центр - путь к воротам был открыт.

- Этот финт, называвшийся «задвиж­ка», я не сам его придумал, - вспомина­ет Сергей Васильевич. - Мне показал его приятель, Слава Котомцев. Потом в СКА им пользовался еще Боря Удодов, хотя выполнял его несколько иначе. Сейчас я не вижу, чтобы этим финтом кто-то пользовался...

Адаптация в новом виде спорта у Сергея прошла быстро и успешно. На­столько успешно, что играющий тре­нер «Машиностроителя» В. Титов осе­нью 1971-го порекомендовал обратить внимание на Пискунова, а также на еще одного своего подопечного Нико­лая Шмика руководству алма-атинского «Динамо». Дело в том, что главный тре­нер этой команды Эдуард Айрих долгое время жил в Краснотурьинске, располо­женном по соседству с Карпинском. А затем, в 1964-м, уехал в Алма-Ату, взяв с собой наиболее талантливых местных ребят - краснотурьинцев Валерия Бочкова, Бориса Чехлыстова, Бориса Тре­тьякова, Геннадия Любченко, карпинца Вячеслава Панева. Связи с Уралом Ай­рих не терял и в дальнейшем. Возмож­ность посмотреть на потенциальных новичков ему вскоре представилась: в Первоуральске проходил всесоюзный турнир по мини-хоккею с участием ал­ма-атинского «Динамо». Шмик понра­вился Айриху и выступал затем за алма-атинское «Динамо» много лет. А Писку­нов приехать в Первоуральск тогда не смог. К счастью для свердловского СКА, в котором вскоре и оказался.

- Весной следующего года я нахо­дился в Свердловске, где тренировалась сборная «Трудовых резервов» по бас­кетболу, - вспоминает Пискунов. - Там мне сказали, чтобы подошел в спортив­ный клуб армии для встречи со старшим тренером СКА Валентином Атаманычевым. Разговор с великим хоккеистом и тренером стал для меня полной неожи­данностью. Он ведь ни разу не видел, как я играю, но, видимо, получил реко­мендации от людей, которым доверял. В общем, Валентин Иванович сказал, что распыляться не стоит и порекомендо­вал сосредоточить внимание на хоккее с мячом.

В мае 1972-го Пискунов был призван в армию и отправлен в 32-й военный го­родок, для прохождения курса моло­дого бойца. Затем Сергей отправился в пионерский лагерь Белоярской АЭС, где готовились к сезону армейцы. Большие нагрузки давались Пискунову с трудом, но он понимал, что, выдержав их, смо­жет закрепиться в СКА.

- Кандидатов в команду было свы­ше двух десятков, - рассказывает Сергей Васильевич. - В конце октября их долж­но было остаться 18 - столько выделя­лось талонов на питание. Я был 19-м. Но соседи по комнате Валера Полодухин и Саша Куземчик подошли к Атаманычеву и попросили оставить меня в команде. А еще двое ребят, Сережа Королев и Саша Зверев, сказали, что проблему с талона­ми готовы решить - тем более, что Коро­лев был родом из Среднеуральска, где проходили заключительные сборы, и го­тов был питаться дома.

Не знаю уж, как решился вопрос в дальнейшем, но я был в СКА и во время чемпионата. Принимал участие в трени­ровках, играл за клубную команду ар­мейцев в чемпионате города, где тогда был весьма неплохой уровень. Но в ко­манде мастеров даже в заявку не попа­дал. Валентин Иванович нашел мне та­кое занятие: отмечать во время игры ко­личество точных и неточных передач у хоккеистов СКА. Видеозаписей тогда не существовало, и эти цифры были у Атаманычева весомым аргументом в бесе­дах с хоккеистами на разборах игр.

Только в последнем матче сезона в Первоуральске я попал в заявку и за­нял место на скамейке запасных. Впол­не возможно, остался бы на ней до фи­нального свистка, но тут сломался ко­нек у Саши Сивкова. Я вышел на лед и вскоре забил свой первый мяч. Во вре­мя исполнения штрафного удара первоуральцы сосредоточили свое внимание на главных бомбардирах СКА, а Володя Ордин неожиданно откинул мяч мне. Стенка не мешала, я ударил - и попал! А через семь минут забил еще раз, уже с игры. Мы выиграли тогда -10:4.

В следующем сезоне, чемпионском для СКА, Пискунов играл уже значитель­но больше.

- Сергей с огромным рвением трени­ровался, удачно вступал в игру, выходя на замену, - вспоминает заслуженный тренер России Александр Шварцман. - Тем не менее, пробиться в состав ему было по-прежнему нелегко. В команде появился техничный, скоростной напа­дающий Борис Удодов, который очень нравился Атаманычеву. Он все чаще и чаще выпускал его на лед. Три других позиции в атаке СКА, игравшего тогда в четыре нападающих, занимали Эйхвальд, Грибов и Сивков, чьи кандидату­ры сомнений не вызывали.

Но Сергей проявил характер. Он очень хорошо сыграл в главных матчах сезона против столичных динамовцев. Особенно в Свердловске, где решалась судьба золота. Пискунов вышел на лед после перерыва, при счёте 1:2. Он сра­зу же отдал голевую передачу Грибову, а спустя 20 минут впервые в матче вывел СКА вперед. Армейцы в итоге победили - 5:4.

- Я прекрасно помню, что творилось на стадионе в день матча, как болель­щики жгли факелы после его оконча­ния, когда счастье просто переполняло меня, - говорит Пискунов. - А вот какие-то отдельные эпизоды игры в памяти не сохранились. Не скажу даже, как забил гол... Думаю, эмоции отодвинули все ос­тальные впечатления на второй план.

Зато вот матч с одноклубниками из Хабаровска помню прекрасно. За пару минут до конца, уже при счете 9:1, пос­ле паса с фланга я уже упустил мяч, но потом каким-то непонятным для себя движением все-таки переправил его в ворота ударом из-за спины. Опытный вратарь хабаровчан Валерий Косс, по­игравший даже в сборной СССР, решил, что это я специально над ним издеваюсь и накинулся на меня с бранью, посулив затоптать во время следующей же ата­ки. К счастью, вскоре раздался финаль­ный свисток, а после окончания игры ко мне подошли руководители хабаровс­кого клуба и предложили через три ме­сяца, после окончания срочной службы, перебраться на Дальний Восток. Посу­лили хорошую зарплату, и сразу же - квартиру. Но летом мне и дома предло­жили остаться служить сверхсрочно. И с жильем вопрос решили: Лене Павловс­кому дали двухкомнатную квартиру, а я переехал в его однокомнатную, на Вос­точной.

Следующий сезон стал для Пискунова очередным шагом вперед. Осенью 1974-го его вместе с шестью одноклуб­никами по СКА пригласили в главную ко­манду страны. Пусть даже - на расши­ренные сборы.

- Сборная тренировалась в Алма-Ате, - говорит Сергей Васильевич. - По большому счету, мы не были одной ко­мандой. Существовало четкое разделе­ние на твердых кандидатов в сборную и «остальных». Мы, по сути, выполня­ли роль спарринг-партнеров в двусто­ронних матчах. Мне лично пробиться в сборную было нереально. На правом фланге нападения там играл москов­ский динамовец Георгий Канарейкин, клубный подопечный главного тренера сборной Василия Дмитриевича Трофи­мова, который относился к нему как к сыну. Ну и на самом деле Гоша был от­личным мастером...

В ходе чемпионата Пискунов регу­лярно и весьма удачно выступает за СКА, приглашается во вторую сборную СССР, где его игра заслуживает самых лестных отзывов. В том же сезоне армейцы при­нимают участие в первом розыгрыше Кубка европейских чемпионов.

- За девять дней до первого финаль­ного матча в Швеции мне сломали па­лец на руке в игре с иркутским «Локо­мотивом», - вспоминает Пискунов. - И я, честно говоря, загрустил. И сыграть в таком матче хотелось, да и просто за границу съездить. Атаманычев это за­метил и сказал: «Обещаю, что поедешь в любом случае - даже, если не смо­жешь сыграть». Я уже в Швеции снял гипс, и вышел на лед. Помню, знамени­тый «Бемпа» Эрикссон нам никак не мог с углового забить: каждый раз мяч летел выше ворот. А мы, наоборот, стандарты

выполняли на редкость удачно. Вели 7:0, потом счёт стал 7:5, в итоге - 8:6. Помню, Эйхвальд в раздевалке сказал: «Ерунда, мы намного сильнее. Дома крупно выиг­раем». Так оно и вышло - 7:2.

Пискунову исполнился всего 21 год, а в его активе уже значились золотая и бронзовая медали чемпионата СССР, вы­игрыш Кубка европейских чемпионов, звание мастера спорта международно­го класса. Тринадцать лет спустя, когда он завершит выступления в СКА, ничего в этот список больше не добавится.

Пискунов не стал играть хуже. Но хоккей - командный вид спорта, а уже в середине 70-х в СКА наступили смутные времена, связанные с постоянной рота­цией состава. И большей частью армей­цы занимали уже лишь шестые, седь­мые, восьмые места (в новом веке о по­добном придется лишь мечтать!).

Любопытно, что в СКА, как считают многие, свои самые яркие матчи Пис­кунов проводил, когда его постоянных партнеров Эйхвальда и Сивкова вызы­вали в сборную.

- Лучшие или нет - со стороны вид­нее, - говорит Пискунов. - Но что был более заметен - соглашусь. И это лег­ко объяснимо. Игра команды перестра­ивалась, моя роль в ней существенно возрастала. Даже угловые приходилось бить, чего в обычное время я никогда не делал. Быть может, поэтому мне за­помнилась победа над «Енисеем» - 4:2 в январе 79-го. Сивков и Эйхвальд уеха­ли в сборную, и первый гол я забил как раз с углового. Кстати, еще один матч с «Енисеем» могу назвать памятным - из-за своеобразной магии цифр. Состо­ялся он 24 февраля 1987 года в Сверд­ловске, мне в тот день исполнилось 33 года, и единственный гол СКА я забил тогда на 33-й минуте. Жаль, что побе­ду не удержали - в самом конце гости отыгрались. Помню и еще один, казус­ный случай. Открывали мы чемпионат матчем со «Строителем». На улице хо­лод, длительная процедура открытия. Замерзли ужасно! И уже после размин­ки Саша Сивков предлагает: «Давай го­рячего кофе выпьем? С коньяком?». Не знаю уж, что пил Сивков, но то, что вы­пил я, можно было, скорее, назвать ко­ньяком с кофе. Вышел на лед, меня аж повело... Но ничего, на морозе разбе­гался. Выиграли 4:3, и, что самое удиви­тельное, мы с Сивковым по два мяча и забили. (Смеётся.)

Приглашали ли меня в другие ко­манды? Да, в алмаатинское «Динамо» и красногорский «Зоркий», оба раза приглашения передавал земляк, Слава Панев. Но как-то не хотелось мне нику­да уезжать. У нас была дружная коман­да. Дни рожденья все вместе отмеча­ли, свадьбы. Так и проиграл все время в одной команде. Точнее говоря, в двух. Осенью 1987-го в результате конфлик­та, не хочу о нем вспоминать, пришлось мне закончить выступать за СКА. И еще один сезон я провел в «Уралхиммаше», во второй лиге. Но, поскольку продол­жал оставаться на армейской службе, мог играть только в домашних матчах.

Серьезных травм за долгую карьеру у меня практически не было. Но однаж­ды, из-за нелепого случая, едва с жиз­нью не простился. Это было в Москве, в «Олимпийском». Мы уже закончили тренировку, я стоял у бортика, с кем-то беседовал. Рядом, на льду, дурачились наши ребята. И тут один другого тол­кнул, и тот, падая, задел мне шею лез­вием конька. К счастью, рядом оказался врач нашей команды Миша Кремер. Он и обратил внимание, что кровь из раны не течет, а пульсирует. Кремер сделал все, чтобы остановить кровотечение и вызвал «Скорую». Меня тут же увезли в Склифосовского. Потом врачи сказа­ли: была задета сонная артерия, еще бы чуть глубже - и до свидания...

Что касается тренерской деятель­ности... Летом 1988-го главным трене­ром СКА стал Валерий Эйхвальд, а я - вторым. Надеюсь, что в возвращении команды на верхнюю ступень пьедеста­ла есть и моя заслуга.

В начале века довелось Пискунову поработать и главным тренером воз­рожденного после ликвидации клуба. Времена были сложные, тренеры в СКА менялись как перчатки, а необходимого результата все не было. Главным трене­ром Пискунов начинал только первый сезон, второй и третий Сергей Василь­евич был начальником команды, и уже по ходу пьесы «выходил на сцену», ме­няя в первом случае Евгения Выборова, во втором - Олега Полева.

- Нервов эта работа отнимала пре­достаточно, удовлетворения не получал никакого, - говорит Пискунов. -В фарм-клубе было лучше. Конечно, играть без особых турнирных задач непросто, но можно найти удовольствие в другом: подготовить ребят для выступления на более высоком уровне. Рад, например, что закрепились в клубе высшей лиги, «Уральском трубнике», Артем Ахметзянов и Максим Ширяев. И продолжаю на­деяться, что СКА еще напомнит о себе...

Алексей КУРОШ

scroll back to top