ЛЕВИТСКИЙ СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

 

LevitskijSM

Левитский С.М. – (13.04.1876 г. в г. Задонск, Воронежской (ныне Липецкая область) губернии – 03.04.1924 г. в г. Нижнетурьинск, Тагильского уезда, Уральской области (ныне Свердловской области). Один из талантливых русских шахматистов начала ХХ века, соратник М.И. Чигорина.

Степан Михайлович Левитский в ряду известных русских шахматных мастеров, выдвинувшихся в первые годы двадцатого столетия (Гончаров, Ненароков, Бернштейн, Рубинштейн, Сальве), занимает совершенно особое место. Если одни из них являлись сторонниками агрессивной чигоринской школы, а другие последователями модного тогда стойнице-таррашевского направления, то Левитский был ярко выраженным самородком, развившимся в сильного мастера только благодаря своему исключительному шахматному дарованию. Левитский не проявлял определенного влечения к тому или другому стилю игры, но впитывал в себя все то яркое и значительное, что его поражало в практических партиях мастеров той эпохи.

Левитский родился в культурной чиновничьей семье, о чем в метрической книге Успенского собора города Задонска за 1876 год имеется актовая запись №73 о крещении 14 апреля Стефана, родителями которого записаны «сын коллежского советника Михаил Александрович Левитский и законная жена его Фаина Иосифовна». Степа обучался 6 лет в Александровской серпуховской прогимназии и 2 года во второй московской гимназии.

В детстве он пристрастился к шахматной игре и уже в 11 лет играл довольно прилично. Первым учителем его стал отец коллежский асессор Михаил Александрович, который в 1877 году поступил исполняющим должность пристава в Московский областной суд, а в 1882 году был переведен в Серпухов. Многодетная семья (у Степана было 9 братьев и сестер, сам был четвертым ребенком) часто переезжала в поисках лучшей доли:  Задонск, Серпухов, Вятка, с. Чумляк Челябинского уезда Оренбургской губернии. Не имея сильных партнеров, он совершенно самостоятельно превратился в сильного игрока.

В Серпухове, в начале 90-х годов, он играл с известным шахматистом К.К. Верманом с хорошим успехом. Партии молодого игрока, показавшего незаурядные способности, тогда же были напечатаны в журнале «Шашечница». Переехав затем в Москву, Степан Михайлович в 1895 году был принят в число студентов Московского Университета на юридический факультет, а через год в связи с болезнью перевелся на медицинский факультет. Надо отметить, что его отец стал одним из организаторов шахматной жизни в Вятке. Проживая в Москве, Степан Михайлович стал посещать московский шахматный кружок, неоднократно беря первый приз в его различных состязаниях.

В 1897 году Левитский неожиданно бросает университет и в качестве волонтера отправляется на греко-турецкую войну, где сражается на стороне греков в Гарибальдийском отряде. Заболев на войне тифом, Левитский эвакуируется в Одессу, а после выздоровления возвращается в Москву, где не находя постоянной работы продолжительное время испытывает жалкое существование, нужду, зарабатывая случайными уроками и мелкими выигрышами в шахматном кружке. Не без успеха Степан Михайлович дает сеансы одновременной игры вслепую.

В это время Левитский добивается своего первого крупного успеха, приняв участие в первом Всероссийском шахматном турнире, проходившем в Москве в 1899 году, где он занимает третье призовое место, после Чигорина и Шифферса.

После окончания турнира Левитский устраивается на службу горным техником в платино-промышленную компанию «Платина», владевшей приисками на Урале и поселяется в глухом уголке Пермской губернии, близ Нижнетуринского завода, на прииске «Глубокое». В ту пору это была глухая провинция «медвежий угол», где у Левитского никаких возможностей для совершенствования в шахматной игре не было.

LevitskijSM1905VarshavaВ соревнованиях Левитский участвовал редко, но его, по общему признанию яркий, самобытный талант проявился во многих партиях. Длительный отрыв от общения с сильными противниками подействовал неблагоприятно на дарование Левитского. Первое время ему было не до шахмат, но журнал, где освещалась шахматная жизнь России, он выписывал, из которого узнавал последние новости. По настоянию М. Чигорина он был включен на третий Всероссийский турнир (Киев, 1903 г.), от Пермской губернии, где он разделил лишь седьмое-восьмое места, однако нанес поражение таким опытным противникам, как Г. Сальве и Э. Шифферс. Выступая на четвертом Всероссийском турнире (Петербург, 1905/1906 гг.), Левитский оказался на одиннадцатом месте (из 17 участников).

После этих двух выступлений Левитский, находившийся в очень трудном материальном положении, надолго отошел от шахматных соревнований. Кроме того, дирекция прииска была недовольна его увлечением и грозила увольнением, если он будет продолжать поездки на турниры. «Играл» один, разбирал партии, читал присланную по его заказу  специальную литературу. Ему так хотелось быть в кругу всех замечательных русских шахматистов, он переживал исход всяких турниров, жалел, что не может принять участия в них, ссылаясь на свою «отсталость», занятость и другие причины. Радовали его лишь редкие приезды младшего брата, являвшегося также известным русским шахматистом М.М. Левитского, с которым он «отводил душу». «Днями и ночами» играл с ним партии, совершенствуясь в шахматном искусстве, слушая его рассказы о столичных новостях в мире шахмат.

Лишь в 1911 году Левитскому вновь удалось принять участие в крупном шахматном соревновании. Он был приглашен в Петербург на второй Всероссийский турнир любителей, в котором приняли участие 40 шахматистов из 18 городов. Неожиданно для всех, он занял первое место, набрав 16,5 очков из 21. За этот результат Левитскому было присвоено звание «Мастер» и он получил приз 300 рублей.

Одна из видных русских газет того времени «Новое время» сообщала о чествовании в Петербургском шахматном собрании победителя и отметила, что триумф Левитского – «Свидетельство крупного природного дарования, которое не могли заглушить неблагоприятные условия». В газете был опубликован шарж И.Е. Репина по мотивам его картины «Запорожцы». У шахматного столика, потупив взгляд, стоят на вытяжку сильнейшие игроки турнира Боголюбов, Флямберг, Сурнин, а за доской сидят Левитский и председатель столичного шахматного собрания Сабуров, пребывающий в явном смятении. Левитский весело бьет кулаком по шахматному полю, жест его достаточно красноречив: «Даешь, звание Мастера и первый приз!»

В этой же газете было опубликовано стихотворение, посвященное Степану Михайловичу:

 

«Сюда, под наш родимый кров,

На суд надменных мастеров

Ты прибыл с дальнего Урала.

Каисса здесь тебя венчала

Победным шахматным венцом

Средь молодежи своенравной

Едва ль тебе по силе равной,

Ты стал маэстро и отцом.

Ты бился с ратью исполинской,

Но пали Флямбер и Избинский.

Погиб одесский бог Верлинский

В борьбе с удалым молодцом.

Несолоно хлебавши с пира,

Ушел талантливый Шапиро,

И Розенталь, и Розенкранц,

Но все явились на банкет.

Твоих завистников здесь нет.

И хором царская игра

Гласит Левитскому – Ура!»

 

LevitskijSMFamilijaСвой спортивный титул Левитский подтвердил на международном турнире в Бреславле в 1912 году, набрав более трети возможных очков и разделив восьмое-девятое места, впервые играя за шахматной доской с такими знаменитостями как З. Тарраш, К. Шлехтер, Ф. Маршал. Некоторые партии, сыгранные Левитским на этом турнире, привлекли внимание знатоков шахмат смелостью комбинационных решений, а его самого можно было смело причислить к рангу европейских мастеров.

«Не вини меня, милая, за неуспех, - писал он на Урал жене Вере Андреевне в июле 1912 года, - игра все-таки есть игра. При моей отвычке мне трудно было одолеть людей, круглый год занимающихся ею. Кроме того, восьмичасовое сидение в помещении и духота, сделали то, что в последних турах я проиграл две партии, имея выигрышные положения.

Если хочешь, чтобы я скорее вернулся, хотя бы и побежденный, с радостью полечу к тебе. Если же хочешь, чтобы вернулся победителем, то вели ехать в Вильно».

Во Всероссийском турнире мастеров, проводившемся в два круга (Вильно, август-сентябрь 1912 г.), Левитский добился, пожалуй, крупнейшего своего успеха. Степан Михайлович занял третье место, оставив позади А. Алехина, А. Немцовича, Г. Сальве, А. Флямберга и др. Интересно примечание комментатора к одной из его партий: «В стиле Э. Ласкера! Разменами фигур белые стараются получить позицию, заключающую зерно выигрыша. Это требует точно анализа и глубокого понимания игры».

Этот успех Левитского явился поводом для организации его матча с юным Алехиным, который к этому времени стал одним из видных мастеров России. Матч проводился в Петербурге в феврале-марте 1913 года по инициативе петербургских шахматных меценатов, среди которых не последнюю роль играл Е.П. Демидов, князь Сан-Донато. Условия поединка были необычными. Победителем считался тот, кто первым наберет 7 очков, ничьи не засчитывались. Для игроков был ограничен выбор дебютов, запрещалось избирать испанскую партию и дебют четырех коней. Журнал «Шахматный вестник» (№5, 1913 г.) следующим образом прокомментировал эти запреты: «Нам не понятны эти ограничения. Если имелось ввиду создать более живые и острые партии, то при желании всегда возможно и в открытых дебютах создать тихую и спокойную игру, лишенную богатых комбинаций, стеснять же играющего в выборе дебюта – это значит лишить его возможности показать весь свой шахматный облик». Матч проходил в острой и упорной борьбе и закончился с результатом +7, -3 в пользу Алехина.

Последним турнирным соревнованием Левитского явилось участие во Всероссийском турнире мастеров (Петербург, 1913-1914 гг.) где он сыграл неудачно и остался в конце турнирной таблицы, хотя некоторые его партии были отмечены как яркие и весьма содержательные в творческом плане.

Гражданская война принесла Левитскому гастрит, язву желудка и рак. В 1923 году он был приглашен участвовать во втором чемпионате РСФСР в Петроград. Степан Михайлович приехал на турнир, но, тяжело заболев, играть не мог и вынужден был вернуться в Нижнетурьинск. Проболев несколько месяцев, Левитский умер 3 апреля 1924 года.

Творческое наследие Левитского сравнительно не велико. Он никогда серьезно не занимался в области теории и не выступал в шахматной печати. В шахматном искусстве он шел своими путями, предпочитая апробированным вариантам свои собственные разработки. Шахматным кумиром Левитского был Чигорин, партии которого Степан Михайлович постоянно разбирал, анализировал, штудировал. Михаил Иванович Чигорин высоко оценивал самобытное творчество Левитского. Оригинальная, яркая игра Левитского позволила Чигорину назвать его «шахматной надеждой России». Левитский был шахматистом-самородком, который не уделял внимания теории дебютов, но практически разработал систему в дебюте ферзь, пешек, которая носит его имя.

В городе Екатеринбурге С.М. Левитский иногда выступал с сеансами одновременной игры, но это было уже после Октябрьского переворота. В 1923 году он  дал два сеанса одновременной игры, последний на пяти досках в слепую.

Текст подготовлен по материалам,

предоставленным внучкой С.М. Левитского

кандидатом физико-математических наук,

 доцентом Уральского государственного университета

Т.И. Левитской,

книги«Страницы летописи шахмат на Урале»

автор Ю.П. Шмагин (2007 г.)

Имеется информация, что спонсором, обеспечившим поездки Левитского на турниры до революционного времени стал последний из династии уралских заводчиков Демидовых – Елим Павлович Демидов, сам человек азартный в спорах и играх.

LevitskijSM1912

scroll back to top