ЛЕБЕДЕВ ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ

 

80ЛебедевИВ-3

Лебедев И.В. – (08.05.1879 г. в г. Санкт-Петербурге - 03.08.1950 г. в г. Свердловске) Тренер по борьбе и тяжелой атлетике (Санкт-Петербург - Свердловск, ДСО «Локомотив»)

Иван Владимирович атлет, арбитр чемпионатов борьбы, деятель цирка, цирковой конферансье, литератор. В 20-е годы – драматический актер, инспектор манежа, художественный руководитель цирков в Орле, Курске и других городах. Тренер по борьбе и тяжелой атлетике.

Вся жизнь Лебедева неразрывно связана со спортом. Атлет и борец с мощной атлетической фигурой, он обладал огромной физической силой. В спортивных кругах его называли «былинным богатырём».

Его дед, Антон Циммерман, крещеный еврей из Германии, крупный юрист, был приглашен Александром II в качестве профессора финансового права в Императорское училище правоведения и имел чин тайного советника.

Правоведом был и его отец, Владимир Антонович Циммерман.

Мать нашего героя была продавщицей в булочной.

Брак родителей Вани в силу бросающегося в глаза мезальянса зарегистрирован не был, и поэтому 8 мая 1879 года в метрической книге Андреевского собора Петербурга появилась запись: «У мещанки девицы Евлампии Богдановой, она же Лебедева, родился незаконнорожденный сын Иоанн».

В своей автобиографии, названной им «Записки счастливца» он пишет: «Мне повезло - я родился незаконнорожденным».

Не правда ли, почти как у мальчика Мотла из повести Шолом-Алейхема: «Мне хорошо, я - сирота!». Мое сравнение сделано не случайно. С героями Шолом-Алейхема Ваню Лебедева связывает еврейское происхождение.

 «После того, как я появился на свет, - пишет И.В.Лебедев, - мать и отец виделись очень редко. Иногда два-три раза в год он заезжал к нам на несколько минут.

Сыновних чувств к отцу я не питал никогда, но с течением времени стал относиться к нему более доброжелательно. В сущности, если бы он женился на моей маме, вряд ли брак этот был бы счастлив: слишком велика была разница в культуре. А на то, чтобы жениться для «покрытия греха» полюбившей его девушки и чтобы избавить ребенка от позорной кички, на это был способен в то время далеко не всякий»

Учился Ваня в Седьмой Санкт-Петербургской гимназии, очень любил литературу. В старших классах увлекся атлетизмом и достиг в этом больших успехов.

Ещё в школьные годы Иван хотел стать сильным, чтобы защищаться от оскорблений и издевательств, которым мог подвергаться, как незаконнорождённый. Поднятие тяжестей — огромных камней у Финского залива, самостоятельные упражнения по книге И. Шрейберга «Домашняя гимнастика», недолгие занятия в немецком гимнастическом обществе «Турп-Ферейн» дали хорошие результаты: семнадцатилетний гимназист Лебедев при поступлении в кружок любителей атлетики, организованный «отцом российской атлетики» В.Ф. Краевским, выжал правой рукой 2 пуда 123 раза, что было рекордом. Усердно занимаясь, Лебедев стал одним из первых атлетов Петербурга. На следующий год гимназист Ваня Лебедев, любимый ученик Краевского, стал уже тренером кружка (энтузиаст спорта, он вёл занятия бесплатно).

После смерти Краевского Лебедев занял в отечественном спорте его место, развёртывая деятельность в широких масштабах.

Уважительная кличка «Дядя Ваня» приклеилась к Лебедеву после случая, когда студент юридического факультета Петербургского университета один на спор поднял на второй этаж рояль к большому удивлению группе грузчиков и зевак.

Об этом случае уже в 1946 году он сам рассказал своим воспитанникам:

Откуда пошло это «Дядя Ваня»? – сейчас трудно определить. Но помню, что, будучи мальчишками – На спор с товарищами студентами Ваня Лебедев занес один, без посторонней помощи, рояль на второй этаж. Ломовые извозчики удивленно развели руками, говоря: «Вот это Дядя! Вот это Дяденька! Дядя, а как тебя звать?». 18 летний богатырь ответил – «Ваня». И с тех пор пошло гулять по Руси – «Дядя Ваня».

Его популярность была необычайна, дело доходило до курьезов. Один из московских корреспондентов, того времени, писал: «В Москве сейчас есть три знаменитости – «Царь пушка», «Царь колокол» и «Дядя Ваня».

Да, Иван Владимирович был человеком, действительно интеллигентным, интересным и талантливым, и, притом, талантливым разносторонне. Это была живая энциклопедия в области борьбы и спорта. Юрист по образованию, он знал несколько языков. Читал подлинники литературы на французском, немецком, английском, польском и ... что особенно интересно, на древнегреческом, древнееврейском и латыни. Без сомнения, он был образованнейшим человеком своего времени. Его друзьями были: А.И. Куприн, Ф.И. Шаляпин, художники Мясоедов, Серов, конечно же, все выдающиеся спортсмены того времени. «Дядя Ваня» издавал и редактировал борцовский журнал «Геркулес» - девизом которого был – «Каждый человек может и должен стать сильным!» он автор многих книг о спорте и спортсменах.

В 1901 году студент Петербургского университета И. Лебедев обратился к ректору с проектом организации в высших учебных заведениях занятий спортом. Проект был утверждён Министерством народного просвещения, и 1 ноября 1901 года в университете открылись первые курсы физического развития. Этот день следует считать датой возникновения спорта в высших учебных заведениях России. Заведующим университетских курсов и преподавателем назначили студента Лебедева, которого с тех пор стали называть «профессором атлетики». Затем стали организовываться кружки в других университетах и институтах; при содействии Лебедева — в политехническом и лесном институтах, а также в Военно-медицинской академии.

Желающих заниматься на курсах в университете было много. Лебедев привлёк к преподаванию лучших спортсменов: В.П. Крестьянсона (гимнастика на турнике и брусьях, бокс), Ф.С. Никитенко (фехтование). Атлетику, гантели, вольные движения Лебедев преподавал сам. Занятия проводились ежедневно, а в конце учёбного года устраивались атлетические состязания. Как и в кабинете Краевского, за рекорды выдавались дипломы — фотографии атлетов, за лучшие показатели — серебряные и золотые жетоны и медали.

В 1905 году студент Лебедев начал издавать «Иллюстрированный журнал Атлетики и Спорта». Это был первый в России журнал, посвящённый атлетическому спорту. Его девизом было объединение русских спортсменов во Всероссийский спортивный союз. Сотрудниками журнала стали лучшие спортсмены, которые писали свои статьи безвозмездно. На журнал уходили все заработки Лебедева — от преподавания на университетских курсах, от атлетического общества, от частных уроков (за которые с сынков богатых родителей он брал дорого) и от спектаклей «на разовых», когда он выступал как драматический актер. Но с третьего номера журнала Лебедев влез в долги, и над изданием нависла угроза закрытия.

Многие питомцы Ивана Владимировича стали известными борцами, чемпионами по «гамбургскому счету», и потому трудно переоценить его роль в развитии спортивной борьбы и тяжелой атлетики.

Весной 1905 года Лебедев ушёл из университета, не держа государственных экзаменов. В июне того же года он открыл собственную школу атлетики и одновременно начал работать в цирке арбитром чемпионатов французской борьбы.

Школа атлетики И.В. Лебедева была очень популярной среди рабочей и учащейся молодёжи. Народный артист СССР Сергей Яковлевич Лемешев в книге «Путь к искусству» написал о том, как он, будучи подростком и работая учеником в мастерской, увлёкся борьбой и захотел стать борцом. По совету своего друга, монтёра, он послал «дяде Ване» письмо и, получив на третий день от него ответ, направился на квартиру к Лебедеву. «Дядя Ваня» дал Лемешеву записку в свою школу. Но юношу ждало горькое разочарование: дядя и тётка, которым эта затея не понравилась, устроили ему внушительный нагоняй.

Школа И.В. Лебедева постепенно расширялась и меняла помещения. Наиболее просторным оно было в Эртелевом пер., д. 5 (теперь ул. Чехова), где она занимала почти два этажа. В одной из больших комнат была сделана специальная арена для борьбы — даже с барьером. В школе находилась коллекция фотографий атлетов — одна из первых в мире по количеству и редкости экземпляров; она отражала историю развития атлетического спорта за 50 лет у всех народов.

«Дядя Ваня» внимательно следил за работой преподавателей и учеников школы. Преподаватели работали «не за страх, а за совесть», ученики — с энтузиазмом. Учеников было много, организовалась даже небольшая женская группа, занимавшаяся партерной гимнастикой и фехтованием. 3-4 раза в год устраивались состязания по поднятию гирь и по борьбе. Громадное значение для занимавшихся борьбой имели постоянные посещения школы борцами-профессионалами, которые охотно показывали любителям особо интересные приёмы. В серьёзных схватках между профессионалами и учениками профессионалы не всегда выходили победителями (не чемпионы, разумеется). Отношения между учениками были самыми товарищескими. Закончив тренировку, все собирались в столовой школы за кипящим самоваром. Из школы вышло много профессиональных борцов и атлетов. Самому «дяде Ване» школа приносила убытки: расходы были большие, многие учащиеся занимались бесплатно, а кое-кому приходилось оказывать и постоянную материальную помощь.

В 1910 году в память доктора В.Ф.Краевского и в честь 25-летнего юбилея тяжёлой атлетики в России И.В. Лебедев основал при школе «Геркулес-клуб» для исключительно сильных людей и был избран его почётным председателем.

В 1912 году И.В. Лебедев передал свою школу обществу «Санитас», так как не мог больше лично руководить ею.

В 1912-1917 годах Лебедев издавал выходивший раз в две недели иллюстрированный журнал спорта «Геркулес», лозунгом которого было: «Каждый может и должен быть сильным». Тираж журнала был по тому времени колоссальным — 27 тысяч экземпляров. Журнал печатал материалы не только о тяжёлой атлетике, но и о других видах спорта. Писал он и о спортивной жизни любителей и профессионалов, помещал портреты деятелей спорта, печатал корреспонденцию из провинции, хронику зарубежного спорта. Журнал знакомил читателей с рассказами о спорте и цирке русских и иностранных писателей. Сотрудниками журнала были крупные спортсмены того времени: А. Анохин, Л. Чаплинский, А. Петров и другие, писатели А. Куприн и Ал. Грин. Из иностранных авторов печатали Дж. Лондона и Конан Дойла. В числе художников, привлечённых к работе в журнале, был В.С. Сварог. Обложка журнала, изображающая античного Геркулеса, была сделана И.Г. Мясоедовым, атлетом, боровшимся в провинции под псевдонимом «Де-Красац». Атлетом-любителем был и сотрудничавший в журнале художник С.Ф. Колесников.

И.В. Лебедев много писал в «Геркулесе» по вопросам тяжелоатлетического спорта: «Атлетика в Петербурге» (1912-1913), статьи о В.Ф. Краевском, о русских и об иностранных борцах и атлетах. Он являлся автором «автобиографий» борцов Шемякина, Вахтурова, Романова, Туомисто, Медведева, Крылова, Ивана Яго и др.

Рассказов о жизни борцов «дядей Ваней» было написано большое количество. Из них он выделил в последние годы жизни один: «Старый атлет» («Геркулес», 1913, N 3) — о том, как когда-то знаменитый, а потом всеми забытый, бездомный атлет умер, замёрзнув на уличной скамейке около цирка.

«Я писал его в тяжёлые минуты моей жизни в Баку, писал его кровью сердца».

По инициативе «дяди Вани» в «Геркулесе» была проведена анкета «Русские выдающиеся люди о спорте». Среди авторов ответов на неё — постоянный читатель «Геркулеса» М. Горький:

«Девиз Вашего журнала я считаю весьма важным: да, «каждый человек может и должен быть сильным», и было бы чрезвычайно хорошо, если бы мы, русские, усвоили этот девиз».

И.В. Лебедев выпустил книги, которые долго служили основным руководством по тяжелоатлетическому спорту: «Сила и здоровье» (1912), «Тяжёлая атлетика» (1916), сборник рассказов «Гладиаторы наших дней» (1915), «Борцы» (портреты и характеристики) (1917). Пропагандой спорта были и организованные им чемпионаты борьбы в цирке. «Дядя Ваня» считался лучшим в России арбитром. Небывалый успех И.Лебедева объяснялся тем, что он прекрасно знал спорт и был причастен к театральному искусству — в пору студенчества он 5 лет проработал драматическим актёром; зимой играл на клубных сценах Петербурга, а летом уезжал на гастроли вместе с артистами Александринского либо Суворинского театров. Он сыграл в 190 пьесах 213 ролей. Придя в цирк из театра, Иван Владимирович ввёл в цирковую борьбу эффектность и красочность театральных приёмов, в которых проявилось его режиссёрское новаторство.

Первое выступление «дяди Вани» 25 июня 1905 года в петербургском саду «Фарс» просто ошеломило публику. Впервые на арене был показан торжественный парад борцов. И. Лебедев выступил в новой роли арбитра-конферансье: представляя борцов, он давал каждому остроумную, запоминавшуюся характеристику, которую публика слушала с интересом. Цирковая борьба шла под музыку, что тоже было новым (она потом подбиралась под образ борца: великану Святогору играли «Среди долины ровныя», нижегородцу Вахтурову «Эй, ухнем» и т.п.). Впервые было избрано жюри — из представителей спорта, медицины, печати, публики, что ещё больше поднимало интерес к борьбе. Лебедев приглашал на чемпионаты выдающихся русских богатырей: П. Крылова, И. Поддубного, Кл. Буля, И. Заикина, Я. Чеховского, И. Шемякина, Н. Вахтурова, Г. Кащеева, Г. Луриха, А. Аберга, И. Романова, а также иностранных знаменитостей.

Большая заслуга Лебедева в том, что он выдвигал борцов из рабочих, крестьян и ремесленников, и сам тренировал их. В перерывах между схватками «дядя Ваня» предлагал зрителям задавать ему вопросы относительно спорта и борьбы. Разнообразные вопросы неслись со всех сторон, особенно с галёрки, и «дядя Ваня» — живая энциклопедия спорта — отвечал на них мгновенно, интересно, с юмором. Это тоже была пропаганда спорта. При этом устанавливался тесный контакт с массовым зрителем, что особенно ценил в деятельности Лебедева М. Горький.

Со своими чемпионатами И.В. Лебедев ездил по всей России. Когда он впервые приехал в 1908 году в Москву, город с первых же дней охватила «борьбомания». Известный фельетонист Влас Дорошевич написал, что теперь в Москве три достопримечательности: царь-колокол, царь-пушка и «дядя Ваня».

В 1915 году И.В. Лебедев в цирке Екатеринбурга проводил международный турнир по борьбе. Турнир длился 72 борцовых дня – и каждый день полный аншлаг.

Когда Лебедев приезжал на гастроли в тот город, где были спортивные кружки, он обязательно посещал их и занимался с молодёжью бесплатно. Его приглашали как арбитра в Лондон, Брюссель, Париж, Лиссабон и другие города, предлагая крупные суммы, но он не хотел уезжать из родных мест. Популярность «дяди Вани» была настолько велика, что вскоре появились и другие «дяди Вани», которые ходили в таких же поддёвках, носили такие же усы и т.д.

Иван Владимирович как антрепренер и организатор борьбы, закрыл Россию для предпринимателей – иностранцев. До него они были хозяевами в профессиональной борьбе. После его выхода на арену в 1905 году ни один импресарио не провел у нас ни одного чемпионата борцов.

Он был настоящим другом молодежи, любовно занимался с молодыми борцами и атлетами, независимо от их национальности, веры и классовой принадлежности. Он нашел и воспитал не одну тысячу борцов. Именно он, наряду с театрализацией борьбы и показательными схватками на арене цирка, проводил и встречи всерьез – «БУР». Такие встречи И.В. Лебедев особенно охотно допускал, когда шла речь о схватках русских борцов с иностранцами и о возможности лишний раз показать превосходство русских силачей. Практиковал он и встречи профессионалов с любителями. Чего, например, стоила нашумевшая и закончившаяся вничью схватка народного силача – любителя водолаза черноморского флота Данилы Пасунько с профессионалом, чемпионом Мира С. Збышко-Цыганевича. История борьбы помнит и другие примеры наличия в среде народа настоящих богатырей.

1914 – 1917 года были «лебединой песней» цирковых чемпионатов, хотя, именно в это время они собирали наиболее богатую жатву. Борцы в это время много тренировались, работали с тяжестями. Они хорошо знали технику борьбы и технику работы с гирями. Это были по-настоящему сильные люди.

Спорт в России только зарождался и спортсменов были единицы, особенно в провинции. Начинающие любители не у кого было учиться, не у кого было брать пример, кроме цирковых атлетов и борцов. Молодежь ходила в цирк смотреть не только «зверей» и «комиков» (тоже придуманных «Дядей Ваней»), но импонировавших ей подлинных мастеров спорта с великолепными атлетическими фигурами. Борцы-профессионалы того времени очень дорожили своим именем. От репутации борца зависело его материальное благополучие. Переезжая из одного города в другом и хорошо знали «кто есть кто», т.е. кто из них сильнейший.

Профессиональная борьба была агитатором-пропагандистом. Любители (представители всех слоев общества) начинали «накачивать» мускулы, наглядевшись на силачей атлетов. Они всерьез увлекались борьбой и атлетикой. Они проникали в цирк на тренировки борцов (тренировки всегда были интересными и спортивными), приглашали борцов-профессионалов к себе в спортклубы.

«Дядя Ваня» единственный в своем роде человек носивший в то время звание «Профессор атлетики». И он им, действительно, был. Его книги по гантельной гимнастике (ныне ее называют атлетической) и в наши дни не утратили  своего воспитательного значения, если принять во внимание во внимание стремление и у современной молодежи иметь красивую атлетическую фигуру. Пропагандируемые «Дядей Ваней» профессиональные борцы сыграли положительную роль в деле развития здоровья народа, особенно молодежи. Кому не хотелось быть таким как Георг Гаккеншмит, Сергей Елисеев, Петр Крылов (король гирь), Константин Степанов, Иван Заикин и другие. Кто имел гармоническое телосложение, обладал замечательной мускулатурой и настоящим здоровьем. Некоторые из них, действительно, походили на оживший мрамор классических скульптур. Неплохо бы и в наши дни организовывать на аренах цирка вечера демонстрации своего мастерства выдающимися борцами.

«Дядя Ваня», девизом которого был: «В здоровом теле – здоровый дух», всегда посещал спортивные кружки в тех городах, где он гастролировал и бескорыстно занимался с молодежью. Он по настоящему любил спорт, любил людей спорта и умел увлечь спортом кого угодно.

Громадную популярность «дяди Вани» и его демократизм учёл В.В. Маяковский, написавший в 1920 году пьесу «Чемпионат всемирной классовой борьбы». Арбитру Дяде отведена главная роль в схватках между представителями капиталистического мира, а затем между чемпионом мира — Революцией и чемпионами Антанты. «Дядю Ваню» играл клоун В. Лазаренко в Московском цирке в том же 1920 году.

После Октябрьской революции И.В. Лебедев, не оставляя судейства, продолжил работать в спорте инструктором и лектором. В 1920 году в Одессе он создал замечательный Дворец искусств и спорта — самое любимое его детище. Опубликовал книги: «Французская борьба» (1925), «История профессиональной борьбы» (1928), «Гантельная гимнастика» (1930). Автор сценариев цирковых спектаклей «Его величество Капитал» (Одесса, 1920), «Сон волшебника Джеральдина» (Москва, 1922), сатирических памфлетов «Прилёт Макдональда в СССР», «Новейший Вильгельм Телль», «Чудо папы римского» и др.

С середины 20-х годов И.В. Лебедев много и плодотворно работал в цирках Белоруссии, средней России и на Урале художественным руководителем и режиссёром-постановщиком, а также конферансье в матчах борьбы.

С 1926 поселился в Курске, где стал художественным руководителем цирка братьев Танти. В этот сезон организовал чемпионат по борьбе с участием курских борцов Русакова и Северского; в сезоне 1927 выступал с курскими борцами Посунько, Слуцким и Сацурой; в сезоне 1928 был руководителем циркового коллектива при Курской бирже труда, где выступал не только как арбитр, но и как остроумный конферансье и чтец-декламатор. На страницах газеты «Курская правда» в те годы неоднократно публиковались его стихи и басни. В последний раз «Дядя Ваня» выступал в Курске в 1945 году.

Во второй половине тридцатых годов судьба забросила И.В. Лебедева на Урал, сначала в Надеждинск (ныне Серов), а затем в Свердловск.

Марк Хайфа ЛУЦКИЙ, готовя очерк о Лебедеве старался разузнать побольше о жизни Ивана Владимировича в Свердловске. И тут оказалось, что многие из его друзей старшего возраста хорошо помнят «Дядю Ваню».

Так, Григорий Михайлович Некрич занимался под его руководством штангой. Фотография Дяди Вани висит в его квартире среди самых дорогих хозяину людей: «Он оказал на меня огромное влияние и был, по сути, моим вторым отцом. Иван Владимирович был исключительно доброжелательным и порядочным человеком. Помню, в частности, как он возмущался нараставшим в те годы антисемитизмом и говорил: «Не понимаю, как могут быть антисемиты в городе, где есть университет!»

В квартире Григория Михайловича Луцкий держал в руках огромный фотоальбом, который Дядя Ваня пополнял всю свою жизнь. В нем были собраны фотографии борцов, штангистов, силачей. Почти все фотографии были с теплыми дарственными надписями. Это была, по сути, фотоэнциклопедия российского и советского атлетизма.

Григорий Михайлович мечтал издать этот альбом, но внезапная смерть от сердечного приступа помешала осуществить это намерение.

Его долголетняя сотрудница по научно-исследовательскому институту Элеонора Александровна Лебедева (однофамилица Дяди Вани) в сороковые годы училась в Свердловском театральном институте у супруги Ивана Владимировича - Ариадны Алексеевны Измайловой. Дядя Ваня после просмотра дипломного спектакля написал молодой выпускнице очень теплое письмо, в котором предрек ей удачную артистическую карьеру.

И хотя жизненные обстоятельства сложились по-иному, Элеонора Александровна до сих пор хранит письмо Ивана Владимировича как дорогую страницу своей театральной юности.

Поделился своими воспоминаниями и Народный артист России, мастер художественного слова Казимир Борисович Серебреник: «Я часто встречал Ивана Владимировича в филармонии. Коренастый, плотный, он любил что-нибудь рассказать интересное своим хорошо поставленным баритоном», - и артист с присущим ему мастерством тут же воспроизвел речь Ивана Владимировича.

А старейший уральский краевед, Рафаил Иосифович Рабинович, кстати, фанатичный любитель спорта, рассказал о Дяде Ване следующее: «В первый раз я увидел его где-то в 1917 году в Петрограде, как раз между двумя революциями. Он, как обычно, руководил парадом борцов. Второй раз я видел его в сороковых годах, он решал в редакции газеты «Уральский рабочий» какие-то свои дела. Это был старый, облысевший человек, значительно отличавшийся от того петроградского красавца».

По одной версии Иван Владимирович поселился в Свердловске в 1940 году. По другой его вывезли в 1942 году из блокадного Ленинграда по «дороге жизни». Поселили Лебедева в небольшой комнатушке на втором этаже спортивного зала при Дворце железнодорожников города Свердловска, прямо напротив железнодорожного вокзала.

И.В. Лебедев проводил беседы на тему «Как укрепить своё здоровье и сделаться сильным человеком», работал тренером в спортобществе «Локомотив». В декабре 1945 года, как старейший спортсмен, «дядя Ваня» был командирован Спорткомитетом в Ленинград для участия в праздновании, посвящённом 60-летию русского тяжелоатлетического спорта. В президиум торжественного собрания были избраны старейшие русские борцы: Иван Заикин, Клементий Буль и Иван Лебедев.

В последние годы, живя в Свердловске, он преданно служил своему любимому делу — спорту. Работая вместе К.К. Вейландом Шульцем «Дядя Ваня в послевоенные годы активно занимался организацией турниров по борьбе Секции борцов и штангистов, с которыми он занимался, были сильнейшими в городе. У И.В. Лебедева после тяжелого ранения и выздоровления начал заниматься тяжёлой атлетикой будущий заслуженный мастер спорта СССР Николай Саксонов. Всего два года жизни не хватило Ивану Владимировичу, чтобы увидеть триумф своего воспитанника на Олимпийских играх 1952 года в Хельсинки (Финляндия), где Саксонов завоевал серебряную медаль. Кроме этого, Н. Саксонов стал чемпионом и рекордсменом Мира, Европы и СССР.

За свою многолетнюю плодотворною тренерскую деятельность И.В. Лебедев неоднократно награждался. Ему вручен нагрудный знак «Отличник физической культуры и спорта».

Занесен в Книгу Памяти Министерства спорта Свердловской области под № 80

 

span style=MsoBodyTextIndent2

style= style=text-indent: 0cm;/p

text-align: justify;font-family: Arial; style=

scroll back to top