ЖАРОВ ЛЕОНИД

 


ZharovLЖаров Л.
- (30.03.1961 г. в г. Горьком) Мастер спорта СССР по хоккею с мячом (Свердловск, ВС, СКА).

Чемпион Мира среди юниоров 1980 года.

Серебряный призер международного турнира на призы Правительства России 1992 года в составе сборной команды России.

Бронзовый призер чемпионата СССР 1990 года

Серебряный призер чемпионата СНГ 1992 года.

Чемпион России 1994 года.

Финалист Кубка России 1995 года.

Леонид Жаров за СКА (Свердловск) провел 17 сезонов (1982-1992, 1994-1995, 1998-2001). В чемпионатах страны провел 343 матча, забил 247 мячей. Выступал также за «Урожай» (Балахна), «Родину» (Киров), «Транас-БоИС» (Швеция).

В 1992 году вошел в список «22 лучших игроков сезона» России.

 

Сказ про СКА (Свердловск) (История клуба, 2011)

Так получилось, что в армейскую ко­манду Свердловска Леонид Жаров приходил целых три раза — в 1980, 1993 и 1997 годах. И также трижды этот клуб покидал. Впервые же такой уход случил­ся после завершения «серебряного» для армейцев сезона-1991/92, по итогам ко­торого 31-летний форвард Жаров стал лучшим хоккеистом Свердловской об­ласти и вошел в список 22 «звезд» оте­чественного хоккея с мячом. В 30 матчах последнего в истории чемпионата СССР- СНГ Леонид забил 36 мячей, оказавшись вице-бомбардиром уральского клуба (первенствовал в споре самых результа­тивных его игроков Александр Ямцов, от­личившийся 41 раз).

А еще в том историческом для себя сезоне Жаров стал не только серебря­ным призером Кубка мира и чемпионом страны, пусть и по ринк-бенди, но и дебютантом национальной сборной Рос­сии. В ее составе Леонид, причем в пер­вый и в последний раз за карьеру, сыграл в Красноярске, где проводился между­народный турнир на призы Правительс­тва России. В семи матчах этого традици­онного турнира, ранее носившего назва­ние «Советская Россия», 11-й номер толь­ко что созданной сборной России Жаров забил четыре мяча, в том числе один - в финале со Швецией (3:7). И вместе с пар­тнерами и по сборной, и по СКА Сергеем Ин-фа-лином, Олегом Полевым и Серге­ем Топычкановым, занял второе место. Оставив на третьей строчке сборную СНГ, за которую в Красноярске играли екате- ринбуржцы Леонид Вострецов и Алек­сандр Ямцов...

О том, как сложился тот, самый удач­ный в карьере Леонида Жарова сезон, с игроком после его окончания побеседо­вал спортивный обозреватель газеты «На смену!». И первое, что он услышал от уже пакующего чемоданы форварда, стала «громкая» фраза: «С Екатеринбургом не прощаюсь!». Как выяснилось чуть поз­же, Леонид не лукавил. Всего через год, проведенный в чемпионате Швеции, он действительно вернулся в ставший уже родным уральский город.

Итак, весна 1992 года...

               Леонид, начать эту беседу, если позволите, я хочу с поздравлений по поводу вашей победы в конкурсе-рефе­рендуме газеты!

                 Большое спасибо, очень этому рад!

                 Лауреаты аналогичных област­ных конкурсов по хоккею с шайбой уже вовсю играют за границей — Илья Бя- кин, Олег Старков... А вот среди масте­ров «оранжевого мяча» первым нашим «иностранцем», похоже, станете имен­но вы?

              Похоже на то. В августе уезжаю в Швецию, где мне предстоит выступать в клубе «Транас БОИС». Контракт заключен

сроком на восемь месяцев, на один сезон.

              Почему же так мало?

                 Так посоветовал бывший игрок ульяновской «Волги», красногорского «Зоркого» и нашего СКА Ирик Фасхутди- нов, выступающий за этот скандинавс­кий клуб уже год. Он сказал, что если сыг­раю удачно, то контракт смогу продлить, но уже на более выгодных условиях.

              Когда и где вас присмотрели шведы?

              Видимо, в сентябре 1991 года в Ху- форсе, где СКА участвовал в розыгрыше Кубка мира по ринк-бенди. Мы, кстати, обыграли там этот «Транас» — 8:2, заняв в итоге второе место.

               Ринк-бенди - вид спорта, конеч­но, родственный, однако... Вас, что, при­глашают в команду по хоккею с мячом, ни разу не посмотрев в деле на «боль­шом» льду?

                Выходит, что так. Возможно, сыг­рали свою роль рекомендации как раз Фасхутдинова. Надо будет у него поинте­ресоваться!

                 После прошедшего в феврале международного турнира в Красноярс­ке тренер сборной Швеции Рольф Чек назвал вас в числе хоккеистов, которых он с удовольствием бы взял в свою ко­манду. Может, и это тоже повлияло на выбор наставников «БОИС»?

              Честно говоря, не знаю, но все воз­можно.

              А что вообще представляет собой ваш будущий клуб, что вам о нем извес­тно?

                  Нынче команде предстоит де­бютировать в высшей лиге чемпионата Швеции, так что уже в силу этой причины сезон ожидается нелегким. Вроде бы с нападающими там все в порядке. Поэто­му не исключено, что мне придется сме­нить амплуа и играть в средней линии.

— Вас этот факт смущает?

               Вообще-то, да, немного смущает. Но что делать!..

                Но ведь вам уже приходилось прежде играть в полузащите?

              Один год в кировской «Родине» и два первых сезона в СКА. Но все осталь­ное время, начиная с детства, я был ис­ключительно нападающим.

               О ваших первых шагах в хоккее болельщики знают совсем мало...

              Родился я в 1961 году в нынешнем Нижнем Новгороде. Хоккеем в свое вре­мя занимались два моих старших брата. Но только до армии — на том у них дело и закончилось. Я же поначалу играл и в шайбу, и в мяч. Неплохо, надо сказать, по­лучалось. В финале Всесоюзного детско­го турнира «Плетеный мяч» был признан лучшим нападающим. И вскоре получил приглашение от тренера Никишина зани­маться хоккеем с мячом в детском клубе «Спутник», позднее играл также за «Ни­жегородец». А спустя некоторое время мне начали предлагать переключиться на хоккей с шайбой. В школу местного «Торпедо» приглашали такие известные в прошлом мастера, как Игорь Чистовский и Виктор Коноваленко. Причем, зва­ли они в хоккей не только меня, но и еще одного игрока нашей юношеской коман­ды — Олега Шестерова. Конец «дилем­ме» положил только отец Олега, высту­павший в свое время за «Старт» и твердо порекомендовавший нам выбрать имен­но хоккей с мячом. Вот так мы с Шесте- ровым и оказались в «Старте», в составе которого вскоре дебютировали и в вы­сшей лиге.

                Вы никогда не жалели о своем выборе? Все-таки хоккей с шайбой счи­тается более престижным видом спор­та.

              Нет. Это я могу сказать совершен­но точно.

              Что же было потом?

             В 1980 году я стал чемпионом мира среди юниоров, попал даже в символи­ческую сборную турнира. В Горький, пом­ню, вернулся в отличном настроении, полным надежд и чаяний. Однако дома ждало разочарование: в основной состав «Старта» меня не взяли... Ну а затем по­дошла пора служить в армии, и я оказал­ся в кировской «Родине».

              Почему именно в ней?

              Была у руководителей Кирова та­кая возможность... Причем, от армейских тренеров нас, юридически солдат, ки- ровчане довольно долго и успешно скры­вали. Но, в конце концов, все знающий и все ведающий начальник свердловской команды СКА Александр Шварцман су­мел не только меня там разыскать, но и договориться о переводе на Урал. Так что сезон-82 и второй год армейской службы я провел уже в Свердловске.

               Из более чем полутора десятков хоккеистов, призванных в СКА из других городов и областей в 1981 и 1982 годах, после завершения срочной службы до­мой уехали почти все. Остались только вы! Чем можете объяснить подобный феномен?

              О, тут целая история! Вообще-то я тоже собирался из СКА уходить. Причем, раза четыре. Но постоянно возникала ка­кая-то причина, из-за которой соглашал­ся остаться еще «только на один сезон». Потом еще на сезон, еще... Последний же серьезный разговор о переходе произо­шел у меня с тренерами красногорского «Зоркого» в 1989 году. Однако после бе­седы с Валерием Эйхвальдом, только что принявшим СКА, опять решил остаться.

               Среди причин предполагаемого ухода существовали, очевидно, и фи­нансовые?

               Конечно. В материальном плане мы ведь намного отставали от тех же профсоюзных команд. До сих пор помню, как на приеме у командующего Ураль­ским военным округом наш главный тре­нер Александр Сивков показал генералу отметки об уплате взносов в комсомоль­ском билете полузащитника Ирика Фас- хутдинова, выступавшего ранее за Крас­ногорск. А взносы эти взимались очень, я бы сказал, с приличных сумм. Нам такие зарплаты, как в «Зорком» тех лет, даже не снились. Вот Сивков и задал коман­дующему риторический вопрос: «Как мы можем конкурировать с тем же «Зор­ким»?!»...

              Генерал не ответил?

                 Только саркастически хмыкнул: «Даже я столько не получаю». В общем, отнесся к вопросу по-военному фило­софски.

             А «дела семейные» влияют на вы­бор клуба? Ведь ваша жена, насколько мне известно, коренная свердловчан- ка?

              Да. Но при этом она всегда предо­ставляет мне право самому решать, где и за кого выступать. И говорит, что поедет со мной куда угодно. Да и потом, я прос­то привык к Уралу, к его столице. Знаете, но вообще-то мне очень нелегко бывает приспосабливаться к новой обстановке, к новому коллективу. Но вот с Екатерин­бургом, тогда еще Свердловском, все по­лучилось иначе. Уже года через четыре жизни в нем, когда я навещал родителей в Нижнем Новгороде, отец мне сказал: «Леша, ты уже не горьковчанин». Сейчас я могу с уверенностью сказать, что Екате­ринбург люблю и просто так уезжать от­сюда никуда не собираюсь. Не жалею и о своем спортивном выборе. Ведь имен­но в СКА, где я отыграл уже одиннадцать сезонов, раскрылись мои возможности. И сегодня я совсем не уверен, что в ка­ком-то другом клубе все сложилось бы удачнее...

  За эти годы, Леонид, вашими пар­тнерами по команде были десятки хокке­истов. Кого бы из них вы могли выде­лить, как самых-самых?

              Прежде всего, троих Сергеев - Бутакова, Пискунова и Топычканова, а так­же, конечно, Валерия Эйхвальда. С ним вообще, по-моему, любой сыграет. Су­мей только вовремя открыться, а уж пас Валерий выдаст без промедления и точ­нейший! Кроме Топычканова, из нынеш­него состава назову еще и Александра Ямцова. Замечу, что в первый год вы­ступлений Сани в СКА мне было доста­точно трудно приспособиться к манере его игры. Зато потом взаимопонимание возникло просто идеальное.

              А из всех хоккеистов, которых вы видели в спортивной жизни?

               О, это очень существенное уточ­нение! Хотя бы потому, что многих, как, например, Николая Дуракова, я на льду просто не застал. Ну а из тех, кого видел, назову вратаря Александра Господчико- ва, защитника Виктора Шакалина, игро­ков линии атаки Валерия Маслова, Ва­лерия Бочкова и, опять же, Валерия Эй­хвальда.

              Много лет вы достаточно высоко «котировались» в советском хоккее. А вот в национальную сборную вас так и не пригласили...

              Я не в обиде. Не звали, значит, не подходил. Тренерам виднее...

Юрий ОВОДОВ

 

scroll back to top