КОВАЛЬКОВ СЕМЕН АНДРИАНОВИЧ

 

KovaljkovSAКовальков С.А. - (20.12.1952 г. в г. Рига Латвийской ССР) Мастер спорта СССР международного класса по хоккею с мячом (Свердловск, СКА – Горький, «Старт»)

Обладатель Кубка европейских чемпионов 1975 года.

Чемпион СССР 1974 года.

Бронзовый призер чемпионата СССР 1975 года.

Семен Андрианович начал играть в 1967 году в рижской команде «Портовике». Амплуа – полузащитник. В чемпионатах страны провел 208 матчей, забил 33 гола. За СКА (Свердловск) отыграл девять сезонов с 1972 по 1978 и с 1980 по 1981 годы, также выступал за «Портовик/Балтику» (Рига), «Старт» (Горький), «Бумажник» (Рига)

Три раза входил в список лучших игроков сезона в 1975, 1976 и 1978 годы.

В сезоне 1975 года выступал в составе второй сборной СССР.

Подвижный, техничный хоккеист, надежно играющий в обороне, умело поддерживающий атаки своей команды.

Проживает в Риге (Латвия)

 

Сказ про СКА (Свердловск) (История клуба, 2011)

Из энциклопедии «Хоккей с мя­чом»: «Несколько сезонов был од­ним из ведущих игроков СКА, любимцем болельщиков свердловской команды. Хо­рошо физически развитый, цепкий и ра­ботоспособный, обладал высокой дис­танционной скоростью, смело вступал в единоборства. Умело владел клюшкой, которую держал в левой руке. Играя пра­вым бортовым полузащитником, снаб­жал партнеров своевременными пере­дачами, но слабее действовал при за­вершении атак. Не пройдя настоящей хоккейной школы, сумел за счет тру­долюбия достичь высокого уровня мас­терства».

Девять сезонов провел в составе свердловского СКА обладатель одной из самых уникальных спортивных био­графий среди игроков армейской коман­ды — бортовой полузащитник Семен Ковальков. И восемь из них вместе с ним отыграл нападающий Сергей Пискунов. 20 лет спустя Пискунов рассказал о сво­ем одноклубнике.

В отличие от практически всех ар­мейцев, бывших и нынешних, Семен Ковальков родился и вырос в населенном пункте, не слишком ассоциирующимся именно с русским хоккеем. Ведь Рига является городом, скорее, хоккея с шай­бой, баскетбола, волейбола, наконец, футбола. А вы сами знаете о том, как именно уроженец и житель суверен­ной ныне Латвии, выступавший дома за неведомый уральским болельщикам рижский клуб «Портовик», вдруг ока­зался в такой суперкоманде, как СКА (Свердловск)?

— Все подробности его перехода мне, разумеется, неизвестны. Помню лишь, что сам Ковальков как-то расска­зывал, будто бы до призыва в армию он играл в хоккей с шайбой за рижское «Ди­намо». Думаю, впрочем, что это была не более чем красивая легенда для воен­комата. Благодаря которой он и попал с призывного пункта не в обычную воинс­кую часть, а в спортивную команду.

То есть хоккеем с мячом новичок многократных чемпионов Союза вооб­ще раньше не занимался?!

— Да. Но уже на первом трениро­вочном сборе выяснилось, что Семен — очень сильный спортсмен-игровик. Ска­жем, он прекрасно выглядел с мячом не только на футбольном поле, но и, несмот­ря на свой невысокий рост (166 санти­метров. — Прим. авт.), на волейбольной площадке. А вот когда начались именно ледовые занятия, то выяснилось, что ка­таться на коньках он толком не умеет и в конькобежной подготовке уступает абсо­лютно всем! И это, разумеется, не могло не вызвать удивления и даже неудоволь­ствия нашего старшего тренера Валенти­на Атаманычева...

По словам нашего тренера-селекци­онера Александра Шварцмана, занимав­

шегося призывом новобранцев, Семена Ковалькова ему порекомендовал... фут­больный судья из Риги Михаил Зайцев. И первое, что поразило Шварцмана в но­вичке из Латвии - огромные икры на его ногах. Из-за чего рядовому Ковалькову так и не смогли подобрать подходящие солдатские сапоги: на зарядку он выхо­дил в спортивных тапочках. Шварцман поначалу даже подумал, что Ковальков вообще тяжелоатлет, настолько тот был «накачан». Ну, а что касается первой реак­ции тренера на «катание» дебютанта, то, увидев его воочию, Валентин Иванович задал своему помощнику только один вопрос: «Саша, ты кого мне привез?!»...

Атаманычев хотел отчислить Ко­валькова?

— Вряд ли, ведь игровых достоинств у Семена было гораздо больше, чем не­достатков. Просто тренер, выразив свое недоумение, предложил игроку в макси­мально короткий срок научиться катать­ся так, как это требуется настоящему хок­кеисту.

Ковалькову, полагаю, это удалось?

— Совершенно верно. Он ведь отли­чался очень высокой работоспособнос­тью и трудолюбием. И когда перед ним возникла дилемма: быстро овладеть коньками или ехать служить в обычную воинскую часть, Ковальков, естественно, выбрал первое.

Как и где проходило столь срочное ледовое обучение?

— На базе в соседнем Среднеуральске, где мы, молодые, тренировались триж­ды в день. Утром - с основным составом, днем - самостоятельно, а вечером шли на городской стадион, на котором начи­налось массовое катание всех того жела­ющих. Так вот: Ковалькову и этого было мало! Он приходил на каток еще и ночью, занимался там в одиночестве, жертвуя отдыхом и сном! А в результате очень быстро не только по-настоящему овладел коньками, но и попал в состав и даже стал подменять на правом краю самого Валентина Хардина!

Фантастический прогресс! Чело­век, фактически не получивший даже начального образования в хоккейной школе, за счет исключительно самопод­готовки становится «студентом» такого престижного спортивного «вуза», как лучшая команда страны! Уму непости­жимо!

— Совершенно верно! Благодаря не­заурядному характеру, силе воли, жела­нию и постоянной работе, он достаточно быстро вырос в хоккеиста очень прилич­ного класса, даже вызывался во вторую сборную СССР. А еще одним очень цен­ным качеством Семена являлось умение проявить свое реноме лидера именно в нужный для команды момент. В труд­ной ситуации, когда мы, например, про­игрывали, он мог просто, что называется, схватить мяч. А потом, словно маленький танк, пойти, сминая все преграды, пря­миком к чужим воротам. Остановить его в такие моменты можно было только од­ним способом - нарушить правила, сбить с ног. А это - штрафной или пенальти!

Почему же в 1978 году, в самом расцвете сил, Ковальков вдруг ушел из СКА в горьковский «Старт»? Что именно не устроило его в Свердловске?

— Я уже не помню. Возможно, по ба­нальной причине - молодому еще че­ловеку пообещали большую зарплату. К тому же в Горький в те годы уехал из Свердловска не один Ковальков — еще и Владимир Коровин, Борис Удодов, Олег Грибов, Сергей Гладких...

В отличие от всех них, Ковальков через год не только вернулся, но и отыг­рал в СКА еще два сезона...

— Видимо, он вновь очень потребо­вался команде, в чемпионате-1979 за­нявшей худшее на тот момент в своей ис­тории место - восьмое. Не случайно же, сразу после возвращения Семен получил в Свердловске квартиру.

Вы знаете о его дальнейшей жиз­ненной судьбе?

— Только со слов дружившего с ним и даже приезжавшего в Ригу Валерия Эйхвальда. Он рассказывал, что Ковальков сумел воплотить в реальность свою дав­нюю мечту - работать в ГАИ. Даже стал офицером милиции, чей дорожный пост находился на площади в самом центре латвийской столицы.

Вот как! Но ведь после выхода Лат­вии из состава СССР все советские офи­церы, пусть и милиции, оказались в ней, мягко говоря, не в почете?

— Совершенно верно, коснулось это, к сожалению, и Ковалькова. Помните, наверное, известные трагические собы­тия, произошедшие в Риге в 1991 году? Как выяснилось, среди милиционеров и сотрудников местного ОМОНа, обвинен­ных тогда новой латвийской властью в преступлениях против народа и позднее осужденных, находился и наш Семен. Я даже сам видел телевизионное интер­вью с ним...

Юрий ОВОДОВ

 

 

scroll back to top