1996 год

Борис Шахлин

 

ShachlinBA

«Мир восхищался его неповторимым искусством, репортеры называли его «талантливейшим романистом гимнастики», а те, кто знал этого человека не только как великого чемпиона, на первое место ставили его благородство, умение сказать спасибо каждому, кто причастен к его победам.

Вот несколько строк из его книги «Моя гимнастика» (Москва, ФиС, 1973): «... перед началом занятий на последнем курсе Эдуард Федорович Рунг предложил мне тренироваться по программе мастера спорта... перед окончанием техникума даже выступил по ней на первенстве Свердловска. Но тогда мне этого высокого звания не присвоили».

Последняя фраза вызывает вопрос: почему не присвоили? В книге я не нашел ответа, хотя у великого спортсмена была отличная возможность выплеснуть свою обиду: бюрократы, формалисты, зажимщики молодежи и т.п. и т.п. Нет не сказал ни одного худого слава, не позволил себе такого, поскольку с первых шагов в спорте подчинялся главному, хотя и неписаному закону: победа – это не только крепкие мышцы, но и честь, беречь ее надо смолоду.

Рунга я знал – свердловский тренер будущей «звезды» мировой гимнастики, именно он открыл Шахлину дверь в большой спорт, и это в буквальном смысле слова. Он и объяснил мне причину  отказа его ученику в присвоении «мастера»:

- В составе судейской коллегии не хватало всего лишь одного арбитра всесоюзной категории. Борис, узнав о том, что ему отказано в присвоении звания, поначалу расстроился, ведь «мастер» в те годы – очень престижным званием было, да и я настраивал его, когда приступили к освоению этого норматива: «Я – мастер довоенного времени, а ты должен выйти из техникума мастером нового образца». Тогда в стране был такой моральный подъем! Такое желание побеждать везде и всех! Такое стремление брать новые высоты! А Боря очень восприимчивый был к идеям, к лидерству. Пришлось успокаивать его: «Ты доказал, что умеешь решать сложные задачи. Считай, что ты пропустил высоту на уровне мастера, твоя планка выше, готовься взять ее».

Это было философское напутствие опытного спортивного педагога, который очень скоро, уже в мае, должен был расстаться со своим талантливым учеником, расстаться с сожалением, но с самыми добрыми чувствами к нему: «Большому кораблю – большое плавание».

В мае 1951 года Борис Шахлин получил «красный диплом» (с отличием!) об окончании Свердловского техникума физкультуры. «Красный диплом» давал право поступать без экзаменов в институт физкультуры, но зачет по специализации был обязательным. В стране в то время было семь институтов физкультуры – любой в твоем распоряжении. Но Борис, который очень хотел учиться дальше, понимал: ни один институт ему не подходит, на одну стипендию он не вытянет вдали от дома, а ждать помощи неоткуда. «Вмешался» Рунг, он не мог допустить, чтобы алмаз, к огранке которого он только-только приступил, остался не доведенным до того блеска, который был ему написан на роду. И Рунг пишет письмо своему другу Александру Мишакову, с которым учился в одной группе в Харьковском инфизкульте в 30-х годах, Мишаков после войны считался одним из ведущих специалистов СССР по гимнастике, тренером сборной Украины, работал на кафедре гимнастики Киевского института физкультуры: «Шура этот парень беспризорный, ни матери, ни отца. Если попадет в дурную компанию, то пропадет. Боря станет большим чемпионом. Талант, каких еще мир не видел. Отрываю от сердца, но в Свердловске ему учиться негде, ему нужен только физкультурный институт. Доверяю его только тебе», – вспоминает Рунг строчки из своего письма другу.

С этим посланием Шахлин приехал к Мишакову. Тот сразу повел Бориса в зал: «А ну, покажи, сынок, на что способен?» Первое же упражнение Шахлина на перекладине убедило опытного тренера: Рунг прислал ему парня, что надо! К другим снарядам Мишаков Бориса не подпустил и повел устраивать его в студенческое общежитие.

Так Шахлин стал киевлянином.

... А до этого было три года жизни в Свердловске, куда он приехал из небольшого провинциального городка Ишим Тюменской области в 1948 году.  Свердловск был выбран по совету первого ишимского тренера Василия Алексеевича Порфирьева: во-первых, в Свердловске – лучший в стране техникум физкультуры; во-вторых, близко от дома, на поезде – по прямой меньше суток; в третьих, в Свердловске – дорожный совет «Локомотив», а Борис, живя в Ишиме, занимался в спортивной школе «Локомотив», в составе этой школы не раз приезжал в Свердловск и город ему был знаком и нравился – большой и шумный, и очень спортивный.

Общефизическая подготовка у Бориса была неплохая, в Ишиме он занимался всеми видами спорта, какие попадались «под руку» – коль сибиряк, то обязательно должен ходить на лыжах, играл в хоккей с мячом, баскетбол, по утрам, выйдя из дома, обязательно подтягивался на перекладине, что сами же подростки установили во дворе. Гимнастика была не главные его увлечением – одним из многих, но и в ней он достиг второго разряда. У Порфирьева, вобравшего в себя опыт советской системы физического воспитания, кстати, в то время считавшейся самой прогрессивной в мире, была такая теория: молодой человек должен быть гармонично развитым в спортивном отношении, на то и комплекс ГТО – «Готов к труду и обороне»! Порфирьев, который к тому же был директором спортивной школы, очень заинтересованно относился к тому, чтобы его воспитанники были значкистами ГТО. Впрочем, Порфирьев был не только теоретиком, но и отменным практиком, на примере  своих учеников он доказал реальность лозунга: «От значка ГТО – к Олимпийской медали!» Но пока, Боря Шахлин с 12 лет жил со старшим братом на сиротскую пенсию и занимался в спортшколе с низенькими потолками в старой части Ишима.

Я был знаком с Порфирьевым, не раз посещал его школу и помню, как бережно в ней хранили даже маленькие реликвии своих замечательных выпускников, среди которых у Порфирьева был еще Николай Аникин, будущий Олимпийский чемпион по лыжам (1956 г.), друг и одногодок Бориса, они даже родились в один месяц – в январе. На Доске Почета Ишимской спортивной школы я видел Грамоту и фотографию Бориса Шахлина именно «свердловских времен», когда он был чемпионом Свердловска по гимнастике в 1950 году.

За время учебы в свердловском техникуме Шахлин выигрывал не одно соревнование городского и областного масштабов, во всесоюзном первенстве среди специальных учебных заведений в 1950 году занял очень высокое 2-е место, в том  соревновании участвовали сильнейшие гимнасты семи институтов физкультуры и двадцати физкультурных техникумов.

Непростой жизнью жили в те годы будущие «звезды» мирового спорта. Вот признание Бориса Шахлина (из книги «Моя гимнастика»):

«Когда я поступил в техникум, то получал пенсию за родителей, но при переходе на 2-ой курс пенсия кончилась, мне осталась одна стипендия... помочь мне никто не мог. Тогда мне предложили работать помощником тренера в Свердловском политехникуме... Мне только исполнилось 16 лет... я уже был чемпионом города... В середине дня я занимался в техникуме в группе Эдуарда Федоровича, а вечером сам проводил занятия в политехникуме...

... два раза в день стали тренироваться с 1960 года гимнасты сборной СССР. Я же 16-летним юношей поневоле, в силу сложившихся обстоятельств значительно опередил время».

Тем человеком, который нашел работу в политехникуме для Бориса, был, как выborisshakhlin понимаете, конечно же, Эдуард Рунг.

«Меня часто спрашивают, какая из спортивных наград мне дороже всех? – пишет в своей книге «Моя гимнастика» чемпион. – Если это случается у меня дома, то я всегда показываю одну грамоту. Там значится, что этой грамотой награждается тренер Борис Анфиянович Шахлин за успешное выступление на первенстве Свердловска подготовленной им команды гимнастов политехникума. А было тогда тренеру Борису Анфияновичу Шахлину 17 лет, он исправно посещал занятия на втором курсе Свердловского техникума физкультуры!.. Тогда здесь учились известные мастера Николай Попов и Иван Востриков. С последним, в 1954 году, мы дебютировали в составе сборной команды страны на чемпионате Мира... Востриков на параде открытия чемпионата нес флаг нашей Родины».

Но эти годы уже относятся к периоду учебы Бориса Шахлина в Киевском институте физкультуры.

Вернемся, однако, в Свердловск: «Вспоминая прошлое, я понимаю, какую большую роль сыграл Эдуард Федорович, прежде всего, помог мне тем, что не дал долго «засидеться» в перворазрядниках, своевременно предложил перейти к знакомству с программой мастеров».

Великим чемпионом Борис Шахлин стал уже в Киеве. Но разве не в Свердловске он делал уверенные шаги к олимпийским пьедесталам?!

М. Азерный»

scroll back to top