1915g-17-18

Геркулес, 25 июня 1915 г. № 10-11

Мой первый чемпионат.

Ровно десять лет тому назад я открыл свой первый чемпионат в теперешнем «Луна-Парк!)», который тогда назывался «Фарс» и принадлежал П.В. Тумпакову. До 1905 года в летних садах чемпионаты не устраивались, — происходили только отдельные матчевые схватки. Поэтому чем­пионат на сцен – оказался такой но­востью, - что уже в первый день сбор был около 1,400 рублей (считая с входной публикой). А затем сборы пошли и пошли. И ведь, как ни странно, Тумпаков очень боялся первое время взять чемпионат: — «Эт-та, они буфетную публику, значить, разгонять», — бормотал он за неделю до открытия чемпионата. Кто только и на какие только уловки ни пускались, чтобы со­рвать чемпионат, — даже не хочется вспо­минать. Дело дошло до того, что Тумпа­ков, без моего ведома, послал борцам телеграмму: «борьба не разрешена админи­страцией». Еле удалось «сломить» упрям­ство этого человека, которого судьба ласко­во прочила в петроградские «барнумы». А через три дня после начала борьбы, он уже сиял расплывчатой улыбкой и повторял: «Этта, значить, все столы заняты ... этта, значить, лучше «Буффа». Да, в пер­вый год борьба покрыла Тумпакюву все его майские убытки и дала около 40,000 чистоганом. Я и мои компаньоны (нас было трое) — заработали тоже хорошо, — они в особенности, так как я получал на свою долю 7 и потом 5 процентов с ва­лового, а они платили из 35 процентов жалованье борцам и прибыль делили между собою. Для директоров борьбы те времена были легендарными, — ведь чемпионат, изображенный на этой группе, — стоил всего около 110 рублей, да и то Поддубному, по­лучавшему 33 рубля, я платил половину из своих процентов. Смотришь на эту груп­пу и думаешь: «как мало, сравнительно, прошло времени, а Оттерштейн и сам Тумпаков — уже на том свете, у Ларсона выбита рука (постарался Гитцлер в Германии), Циклоп ослеп, Вахер служит в Новороссийском банке, Моор-Знаменский, кажется, заделался шоффером на своем автомобиле, Риссбахер открыл свою колбасную в Саратове, негритенок Бамбулла, должно быть, снова ездит в кучерах в Вене... И все мы остальные здорово переменилисъ, — стали; нервные, издерганные .. . Один только «папаша» Янковский молодеет, — потерял живот и все старается ловить противников «на рыбку». — «Молодцом старый драбант»,— говорить он про себя.. И, действительно, «папаша» — молодец ... А мы ... Теmрога mutamtuг еtnоsmutamurinillis!..

 

И. В. Лебедевъ (дядя Ваня).

 1915lebedev

scroll back to top