В Уральский Областной Совет Физкультуры

 

ОТЧЕТ

о велосипедном пробеге Екатеринбург – Челябинск – Курган

 

Мой велосипедный пробег Екатеринбург – Челябинск – Курган вследствие неблагоприятных условий, как в дорожном отношении, так и в отношении погоды (почти беспрерывные дожди) не мог, конечно, дать тех хороших результатов в смысле быстроты и времени, которые я предполагал показать на участке Челябинск – Курган. Выбор этого участка был сделан мной без тех соображений, что несколько лет тому назад дороги от Челябинска до Кургана – 260 верст почти на всем протяжении вполне удовлетворяли требованиям велосипедиста, т.е. были достаточно гладки и утрамбованы. Об отвратительном состоянии дорог этого участка в данный момент я остановлюсь более подробно, после того как скажу о проследовании участка Екатеринбург – Челябинск. Прежде всего, должен сказать о неудобствах отметок в контрольной книге со стороны должностных лиц наблюдалось затруднение: что писать, и как писать. Просматривали предыдущие записи Исполкомов, прочитывали примечание на обложке контрольной книги о порядке регистрации и тогда только составляли свои соответствующие отметки. Кроме того, спрашивали и прочитывали от начала до конца командировочное удостоверение. Тут масса тратилась времени. Опыт показал, что необходимо было сделать готовые соответствующие графы. Тогда, я полагаю, что задержки для отметок на выразились бы в такой солидной трате времени, как теперь. Еще общая причина, способствующая не в произвольной трате времени – это разыскивание исполкомов. Как ни странно, а часто получаешь ответ, особенно от женщин: «А там где-то дальше!» - Едешь дальше, проедешь, возвращаешься… Часто исполкомы в стороне от главной линии, где-нибудь в закоулках и опять-таки приходится сворачивать и разыскивать. Теперь перейду к отдельным участкам.

Участок Екатеринбург – Челябинск. 25 июня 4 часа дня… День жаркий. Выехал страшно утомленным, после работы с раннего утра. Доехал только до Уктуса, 7 верст от центра города, я почувствовал уже сильную усталость. Потом чувствовалось лучше. От Арамиля до Кашино и почти сплошь до самого Сысертского завода, большие подъемы, плохая дорога, пыль и жара в достаточной степени изнурили меня и, таким образом, отъехав от Екатеринбурга 50 верст, я остановился на ночевку. Мне было предоставлено место в «Доме Крестьянина».

Вследствие сильного переутомления выехал из Сысерти только в 8 часов 30 минут утра. Дорога рыхлая, встречный ветер, - ехать трудно. Состояние дороги не изменилось до Тюбука (53 версты от Сысерти), причем от Щелкуна до Тюбука, еще кроме плохой дороги пришлось преодолеть снова порядочный подъем. В Тюбуке делал остановку на 2 часа для отдыха и еды. От Тюбука до Куяша дорога выше среднего и мне представилось возможным ехать нормально. Несмотря на встречный ветер, 28 верст сделал в 1 час 20 минут, тогда как от Щелкуна до Тюбука, тоже 29 верст я ехал 2 часа 50 минут. Такого участка, как Тюбук – Куяш на всем протяжении не встречалось. За Куяшом идет граница Башреспублики. Нельзя сказать, чтобы я был встречен миролюбиво татарами! В русских поселениях сплошь и рядом находишь мужиков, которые одобрительно отзываются о поездке на велосипеде по деревням, высказывают свои пожелания, чтобы велосипед привился в деревне, смотря на него, конечно, с число практической точки зрения, т.е. как на средство передвижения, но никак на отрасль спорта. Взгляд татар на велосипед оказался совершенно иной: машина на двух колесах с человеком на них производит колоссальные впечатления.

Так, например, еще не доезжая татарской деревни Сароч, впереди меня на телеге ехали два башкира… Я быстро стал догонять их и когда же они заметили «самокатку без штанов», как прозвали меня по деревням, они вскочили на ноги, вожжи и кнут пошли в ход… раздались громкие крики: «Алла, алла, алла» и телега быстро помчалась по вспаханным парам в сторону от дороги, а затем через засеянное поле в березовый лесов. Вот первая встреча Башреспублики.

Около же деревни Сары, выбирая по глаже лесные дорожки, я сбился и, благодаря этому, вместо 22-х верст сделал 34,7 версты. В деревне Сары приехал вечером и был намерен в ней остановиться на ночевку, т.к. на этом участке, вследствие перегруза велосипеда (37 фунтов багажа) при переезде через колею порвал три спицы.

Но после случая с двумя башкирами и дикой встречи в самой деревне, ночевать исключительно среди татарского населения, я не решился. Выехал дальше… Там Надыров Мост, тоже масса татар, хотя встречаются и русские, но чувствовалось в этих диких местах весьма неспокойно. Устроить ночевку и тут считал неудобным не смотря на сумерки поехал дальше. Но сообразив, что следующая ближайшая деревня (вверх еще 20 верст) Султаева-Аккуль, по своему названию тоже должна быть татарской, решил переночевать верстах в четырех от Надырова Моста (или Теча) в лесной избушке.

Ночью прошел сильный дождь. Рано утром, прозябший выехал по отвратительной грязной дороге на казачью станицу Долгодеревенскую. От деревни Султаевой-Аккуль до Долгодеревенской верст 12 пришлось идти пешком, т.к. по глубокой грязи колеса совершенно не шли. От Долгодеревенской до Челябинска, благодаря песчаной почве, можно было ехать.

Прибыл в город Челябинск с сильно загрязненным велосипедом. В общем тракт от Екатеринбурга до Челябинска плохой. Согласно контрольной книге 221 версту я ехал 16 часов 50 минут, но в это число часов вошло время, потраченное мною на отметки в Исполкомах и Сельсоветах, а тут его ушло весьма значительно, по крайней мере, часа 3-4. Средняя скорость на этом участке равняется 13 верст в час, с вычетом же потраченного времени на регистрацию, верст 15.

По приезде в Челябинск начались ежедневные дожди, до тех пор пока при первой возможности я не мог следовать дальше. Пережидать ненастье в Челябинске пришлось три дня, и то, несмотря на прошедший стильный дождь 29-го, я 1 июля утром выехал на Курган.

Участок Челябинск – Курган. Как я уже сказал, что вследствие постоянных дождей, пришлось выехать из Челябинска не дожидаясь просушки дорог, но благодаря песчаному грунту, грязи встречалось не много. Лишь от самого Челябинска к селу Покровскому, что 16 верст от города, встречаются подъемы, далее дорога более или менее без значительных подъемов. Большим препятствием является встречный ветер. Состояние велосипеда при выезде из Челябинска немного не соответствовало тем требованиям, какие следовало иметь бы, принимая во внимание то солидное расстояние, которое предстояло еще покрыть до Кургана. Порванные около деревни Сары три спицы в заднем колесе в Челябинске вставлены не были, о чем имеется отметка в контрольной книге. От казачьей станицы Миасской (34 версты от Челябинска) дорога становится рыхлой, сильная жара, парит… Ехать трудно. После 54 версты сделал на 50 минут привал для отдыха и еды. До села Чумляк (85 верст от Челябинска) грунт песчаный, дорога очень рыхлая, жара усилилась, ехать крайне трудно. После часового отдыха в Чумляке выехал дальше. В своей культурности и этот участок, чисто русский, недалеко ушел от Башкирии. Здесь при покупке молока вышел не менее комичный случай. В деревне Зайковой я подхожу к окну одного дома и прошу продать молока. Хозяйка сначала согласилась, но когда высунулась из окна и увидела мой костюм, то первая фраза вырвалась у ней, это: «А – а, да будь ты, парень, проклят! Да как это тебе не стыдно без штанов-то! Да, ты чо это с умом?! Бессовестна ты рожа! Ведь у нас это девки, а он глико ведь чо!» – А потом обращаясь в сторону: - «Чей же это диется? Какой ведь народ бессовестный пошел! Ну и охальники! Айда иди, иди – нету ни какого молока!» – Вразумила меня баба, и чтоб больше не терять времени на выслушивания их речей о нравственности, и не солоно хлебавши уходить из под окон, пришлось одеться, к тому же приближалась и ночь, а тут как бы не остаться под открытым небом! Доехав до села Медведь, вследствие сильного утомления, остановился на ночевку в частной квартире. Здесь позволяю себе передать еще один забавный и в ту же пору накладной для меня случай. Когда мне была указана квартира для ночевки, я хозяйку просил разбудить меня в три часа утра, с тем расчетом, чтобы к ночи быть в Кургане. Получив согласие, я спокойно заснул. Утром просыпаюсь сам… Прежде всего поражает сильный свет через запертые ставни. Встаю, смотрю на часы… Стрелка показывает без четверти восемь!… Иду к хозяевам и, конечно, был возмущен, что обещали разбудить в 3, а вот тебе на – 8! А потом, как выяснилось хозяйка из жалости ко мне не решилась разбудить: «Ладно, думаю, парень то устал, вон ведь чо всхрапывает. Пущай его, думаю, проспится, так прытче поедет!» прытче то прытче, а что дальше, дорога все становится хуже и хуже и, наконец, от станицы Шумиза до станицы Мишкино, растояние 40 верст, дорога идет болотом, грязь, ехать совершенно нельзя, почти все 40 верст шел пешком, поселений совсем нет. Это самый отвратительный прогон. После этого похода, в буквальном смысле слова, пришлось пополнить свои силы и энергию значительным отдыхом в Мишкином. Вечером, незадолго до заката солнца выехал дальше. Теперь уже был намечен пункт ночевки село Кительское (40 верст от Мишкино).

Дорога от Мишкино до Кительского в общем плохая. Верстах в пяти от Петровского встретился с двумя волками. Благодаря стуку и дребезжанию велосипеда встреча кончилась благополучно. Прибыл в Кительское поздно ночью. Утром третьего прошел сильный дождь. Дорога очень грязная, хотя день был и жаркий, но не подсохло. На следующий день, т.е. 4-го выехал из села Кительского на конечный пункт – Курган. Во время следования между деревнями попал под сильный проливной дождь. Не говоря уже о том, что я весь смок до нитки, ехать стало совершенно нельзя. Почва сланистая, на каждое колесо наматывается чуть не по пуду грязи. При въезде в город Курган, прежде всего пришлось выкупаться в реке Тоболе, а потом уже явиться в окружком физкультуры. Не могу не отметить того хорошего отношения Совета Физкультуры, которое было им оказано мне по прибытии. Очистка велосипеда (колеса до половины спиц были засажены сплошь грязью) и вставка спиц, порванных на участке Екатеринбург – Челябинск, была произведена благодаря содействию секретаря Окрсовета, в тот же день. В квартирном отношении также устроился хорошо. Я был помещен в Дом Крестьянина. До сего времени я не мыслил, что так может быть хорошо оборудован Дом Крестьянина. Прежде всего он доступен для приезжих своей ничтожной платой. Здесь нет той «обдираловки», которую мы привыкли встречать чуть не на каждом шагу. Цена на квартиру и  хранение багажа с приезжающего взимается всего лишь 5 копеек. Два – три раза бесплатный чай, хорошие обеды и сравнительно недорого (один обед с хлебом из двух блюд стоит 35 копеек). При Доме читальня, проводятся довольно часто беседы. В общем, Дом Крестьянина является для приезжающего прекрасным хорошим отдыхом. Уютно, чисто!

5-го июля я был вызван в Окружком РКСМ, где меня расспрашивали о самом пробеге, о деятельности спортивной работы в Екатеринбурге и сельских местностях. В среде комсомола видна масса энергии, ребята хотят работать, поставить пролетарский спорт на должную высоту, а для этого забрать физкультуру в свои руки, но Окрсовет физкультуры пока находится при военкомате. Бесспорно, когда он перейдет в РКСМ, то работа быстрыми шагами пойдет вперед и будет много интереснее, чем в данный момент. Но все же, спортивная работа в Кургане не спит. Идут занятия по тяжелой и легкой атлетике и по футболу. Плохо обстоит дело со зданием спортклуба – низко, мрачно, темно. Велосипедной секции нет. На 6-ое, после переговоров с Окрсоветом физкультуры, наметили устроить гонки, но как оказалось не было место. на ипподроме дорожка совершенно заброшена и заросла травой, вследствие чего гонки пришлось отменить.

5-ого же вечером я выехал из Кургана обратно на село Котельское. Дождавшись первого не дождливого дня, 9-го я выехал на с. Куртамыш (к границе Киркрая), намереваясь пробыть там день-два, но вследствие ненастья, пробыл до 15-ого. По прибытии в с. Котельское, в первые же три дня я сделал поездки по соседним селам и деревням, в целях выяснения отношения молодежи к спорту вообще и работы спортячеек в частности. Из разговоров, конечно, совершенно частного характера, (ибо от Вас я не имел такого задания при командировке) оказалось, что интерес деревенской молодежи к спорту большой, особенно среди комсомольцев, но нет ничего, кроме места. Вот, например, возьму станицу Юргамыш. Здесь район… много рабочей молодежи; слышат, читают газеты, видят, что повсюду спортработа кипит, кто-то устраивает состязания, а они кроме площадки, да травки на ней, не имеют ничего. Жалуются и обижаются на то, что слишком большое внимание обращено на город, а деревня забыта: «Видно нам», - говорят они, - «Вместо спорта по рылу друг друга бить, да пировать» – все же развлечение! Они надеются, что город когда-нибудь да вспомнит о низ.

С обратным выездом в Екатеринбург задержался из-за ненастья, о чем сообщал Вам почтой из с. Кипельского с визой Предсельсовета. 20-го выехал из Кипельского на Шадринск через с. Мишкино, т.к. тут проходит большая дорога. Когда я отъехал от с. Кипельского верст 30, поднялась сильная гроза с ветром. Вследствие сильного напряжения против ветра и тряске, контргайка задней шестерни развернулась, сама шестерня спала и, ясное дело, что когда я потерял неожиданно опору из под ног упал, с довольно сильного хода и расшиб себе бок и ногу. Все внутренности шестерни вывалились и я нашел ли с большим трудом в траве пять шариков, да девять прокладок. До Мишкино верст 9-10 пришлось идти пешком под сильным дождем. при приходе в Мишкино обратился тотчас же к председателю раисполкома за содействием срочного ремонта, но как оказалось, что ремонт произвести не могут. Ничего не оставалось делать, как ехать на поезде. Но все же мною сделано по циклометру 856 верст, и если эта поездка оказалась в смысле быстроты не удачной, то она была полезной, как агитация среди деревни. Так, например, под впечатлением моего проезда, на ст. Юргамыше (Курганского округа) организовался спорткружок, в который пока записалось пока девять комсомольцев. Следовательно, этот велопробег не был бесполезным и считаю, что в дальнейшем велосипедные пробеги с целью агитации принесут большую заслугу в деле организации спорта в деревне.

Деревенская молодежь ждет.

 

 

Сергей Игумнов,

Екатеринбург

 

scroll back to top