Дорога к Золотой горе

 

«Искореним врагов народа! Смерть изменникам Родины!» — такие лозунги звучали на последнем в жизни Михаила Советникова параде, проходившем в Челябинске 1 мая 1937 года. Советников стоял на трибуне и приветствовал проходивших в строе челябинцев. Он, как и все, славил «великого Сталина». А уже 12 мая в его квартиру нагрянули сотрудники НКВД...

 

«Погибаем от пыток...»

 Привезли в Свердловск, в областное управление НКВД, и сначала определили в одиночную камеру. На кровати — окровавленный матрас, на стене — оставленная кем-то надпись: «Погибаем от пыток... Группа комсомольцев», в двери — небольшое отверстие, в которое виден был коридор, — так он узнал, что арестовывали не только руководителей разных уровней власти, но и их жён. За судьбу родных он тревожился больше всего. Просил жену в письме публично отречься от него, сменить фамилию. Она отказалась, считая такой поступок предательством. А он в ответ просил у неё прощения, объяснял, что бесконечно любит её и только забота о родных вынуждает его поднимать эту тему.

 

«Шуренька, радость моя, прими мою сердечную благодарность за письмо твоё... Извини, что минорно, кисло пишу, но не хочется скрывать от родненькой, что все эти дни, отражающие два нескончаемо больших месяца с последней встречи с тобой, проходят необычайно грустно... Очень рад, что все вы здоровы, для меня и всех нас это так важно...», — такой заботой, нежностью проникнуты все письма Михаила Алексеевича родным. Часть этих писем, созданных незадолго до смерти Советникова, хранится в Челябинском областном государственном архиве.

 

Вердикт по стандарту

 3 августа 1937 года Военная коллегия Верховного суда СССР рассмотрела дело Советникова и приговорила его к расстрелу, признав «виновным в принадлежности к антисоветской террористической организации правых, по заданию которой проводил вредительство в области сельского хозяйства на Урале». Приговор был приведён в исполнение в тот же день.

 

Сначала в зале, пропитанном запахом валерьянки (в помещении стояло ведро, наполненное валерьянкой, и кружка), где выносились судебные решения, ему зачитали приговор. Затем последовал формальный вопрос: «Признаёте ли вы себя виновным?» После этого подсудимого увели в камеру дожидаться своей участи.

 

Приговор вынесли без промедления. Советникова вскоре вернули в зал и объявили вердикт, после чего осуждённого тут же увели по широкому ковру в подвал, в прокурорскую комнату, устланную опилками, посадили на табурет. Палач спросил имя и фамилию приговорённого, достал наган и выстрелил в голову. В комнату вошёл врач, чтобы зафиксировать смерть. Такова была стандартная процедура, применявшаяся в подобных случаях.

 

Подписал себе приговор

 Дело Советникова вёл Павел Чистов, занимавший на момент проведения расследования должность заместителя начальника управления Свердловского НКВД. По завершении дела он получил орден Ленина. Тогда же в печати, особенно в «Челябинском рабочем», стали часто появляться фотографии Чистова. Внешне он был похож на Берию. По некоторым данным, именно Чистов одобрил Золотую гору в качестве места захоронения политических заключённых. О самом Павле Чистове известно, что он родился в Московской области, получил специальность маляра, как и его отец. В органах служил с начала 20-х годов. Работал сначала в Москве, потом где-то в Сибири, в Челябинске и Свердловске.

 

Чистов убеждал Советникова: ваши показания нужны лишь для того, чтобы подтвердить факты шпионской деятельности Рыкова и Бухарина, в которых те и сами уже сознались. Пообещал, что после дачи показаний тот будет переведён в Сибирь, получит возможность работать. Советников верил лживым обещаниям, строил планы, о чём сообщал в письмах жене.

 

Советников и не подозревал, что сам себе подписывает смертный приговор. Михаила Алексеевича обвинили в том, что, выполняя указания Рыкова и Бухарина, он ни много ни мало добивался свержения советской власти и восстановления капиталистического строя на Урале. Вредил рабочим, озлоблял партийцев... Между тем заслуги Советникова в период становления Челябинской области были гораздо более масштабными и лежали совсем в иной плоскости.

 

Пионер-практик

 3 ноября 1923 года была образована Уральская область, в которую вошла и Челябинская губерния. Советникова назначают секретарём областного исполнительного комитета. Перед ним и его товарищами была поставлена сложная задача: в короткие сроки создать на Урале новую систему административного деления населённых пунктов взамен царской (в 1923 году советская власть упразднила губернии как административные единицы) и превратить Свердловск в социалистическую столицу Уральской области. С задачей успешно справились.

 

В 1934 году выходит постановление президиума ВЦИК о разделении Уральской области на Свердловскую, Челябинскую и Обско-Иртышскую. Сложность управления Уральской областью — это официальная версия разделения. Но существует и другое объяснение. Якобы Уральской области высшее руководство прочило роль индустриального центра страны.

 

Реализовать поставленную задачу региону полагалось в кратчайшие сроки, однако местная власть была заинтересована в сбалансированном и поступательном развитии. Возникший конфликт интересов решили раздроблением области. Таким образом, во-первых, обезоруживалась региональная элита, а во-вторых, умножался и расширялся в полномочиях административный аппарат управления.

 

В состав Челябинского областного комитета ВКП (б) вошёл Советников. В результате голосования Михаил Алексеевич был избран председателем исполнительного комитета Челябинского областного совета.

 

В сферу обязанностей Советникова входило и развитие сельского хозяйства области до уровня передовых (Челябинская область по заданию партии всего за два года должна была превратиться в плодоовощную и животноводческую базу), и чистка дорог, и строительство водопровода и канализации, и многое другое. В феврале 1937 года были подведены итоги работы Челябинского областного исполнительного комитета: за три года областной бюджет  вырос почти втрое.

 

Будучи ярым футбольным болельщиком, Советников поддерживал развитие спорта в области. В частности, развивал шахматно-шашечное движение в Челябинске. Из областного бюджета по его указанию было выделено более миллиона рублей на содержание библиотек и приобретение книг. Планировал открыть новые библиотеки в сёлах. Ещё один примечательный факт: именно по инициативе Михаила Алексеевича улица Кирова получила своё современное название. Её одну из первых в Челябинске покрыли асфальтом.

 

Из других заслуг можно отметить, что Советников входил в состав редакционной комиссии, которая занималась составлением текста Конституции РСФСР.

 

Начало конца

 1 декабря 1934 года в Ленинграде был убит Сергей Киров. Сталин тут же вынес вердикт: «Убийство Кирова — дело троцкистско-зиновьевской банды». По всей стране начались аресты. Причастных к убийству искали и находили даже в Челябинске. Так, в 1937 году в нашем городе начался открытый судебный процесс. Группу людей, в том числе бывшего начальника Южно-Уральской железной дороги Князева, обвиняли в организации параллельного антисоветского троцкистского центра. В газете «Правда» в связи с этим делом вышла статья.

 

Вскоре после этого был обнародован обличающий Советникова факт: в 1921 году он подписал платформу Троцкого «О роли и задачах профсоюза». Михаилу Алексеевичу вынесли выговор, началась его травля на собраниях и в прессе: мол, в партийной жизни не принимает участия, занимает нейтралитет, когда дело касается исключения из партии провинившихся. В «Правде» и «Известиях» выходят критические статьи, касающиеся деятельности Советникова на руководящем посту. Итоги работы предприятий пересматриваются, выясняется вдруг, что лёгкая и пищевая промышленность не справляются с планами. 12 мая 1937 года Советникова арестовали.

 

Алексей Иванович Рыков — нарком внутренних дел, подписал постановление о создании милиции. Позже занимал должности председателя Совета Народных Комиссаров СССР, а затем РСФСР, народного комиссара почты и телеграфа СССР.

Поддерживал ленинский курс новой экономической политики. После смерти вождя стал активным сторонником Иосифа Сталина, помогая ему в борьбе с политическими противниками. Наряду с Бухариным выступал против форсирования индустриализации и коллективизации, за что и поплатился. В феврале 1937 года был исключён из партии и вскоре арестован.

 

Алексей Рыков проходил по делу «Право-троцкистского антисоветского блока» (известен так же, как Третий московский процесс, или процесс двадцати одного). Признал себя виновным и был расстрелян. Это был третий показательный суд над бывшими руководителями партии. В их числе фигурировали Рыков, Бухарин, бывшие троцкисты Крестинский и Раковский. Бывшего наркома внутренних дел Ягоду, в частности, обвиняли в убийстве Максима Горького и его сына.

 

Всего обвинения «в измене родине, шпионаже, диверсии, терроре, вредительстве, подрыве военной мощи СССР, провокации военного нападения иностранных государств на СССР» были выдвинуты против 21 человека. 13 марта 1938 года 18 подсудимых были приговорены к смертной казни, Плетнёв, Раковский и Бессонов получили 25, 20 и 15 лет заключения. Все трое, а также 154 политзаключённых были расстреляны 11 сентября 1941 года в Медведевском лесу под Орлом при наступлении немецких войск.

 

Николай Иванович Бухарин — экономист, государственный и партийный деятель, академик АН СССР (1929). Редактировал газеты «Правда» и «Известия», был ведущим партийным идеологом. Предложил национализировать промышленность и создать Высший совет народного хозяйства. В мае 1918 года выпустил «Программу коммунистов (большевиков)», в которой доказывал необходимость введения трудовой повинности для нерабочих классов. В профсоюзной дискуссии пытался доказать, что разногласия между Лениным и Троцким основаны на недоразумении.

 

Близкий друг Сталина, один из немногих обращался к нему на «ты» и называл Кобой. Помогал Сталину в его борьбе за власть. Был активным сторонником новой экономической политики, в 1928-м выступил против форсированной коллективизации, за что попал в опалу. Вскоре Бухарин признал свои ошибки.

 

Михаил Алексеевич Советников родился 8 ноября 1892 года в Москве. Отец — пожарный, мать работала на винном заводе. Когда умер отец, Михаилу было всего семь лет. Желая помочь матери, устраивается грузчиком на кондитерскую фабрику. Параллельно с этим ходит на курсы машинистов-стенографистов. В июне 1915 года его призвали на военную службу, он попадает на Западный фронт в качестве старшего полкового писаря. В феврале 1917 года по заданию Временного правительства производит замену царских офицеров на революционеров в 83-м пехотном запасном полку, где служит старшим унтер-офицером. Так начинается его политическая карьера.

 

Сначала в Брянске его избирают в состав Совета рабочих солдатских и крестьянских депутатов, затем исполняет обязанности начальника штаба по охране города. В составе делегации принимает участие в работе Московского областного съезда советов. По своим политическим воззрениям примыкает к левому течению эсеров, но после некоторых колебаний выбирает курс большевиков, так как те обещали немедленно ликвидировать помещичьи землевладения. Добровольцем уходит на гражданскую войну.

 

Исконное название Золотой горы — Лысая гора. Находится на северной окраине посёлка Шершни. Второе и окончательное название гора получила благодаря вятским старателям, которые в 1843 году обнаружили здесь золотые жилы. До 1935 года на этом месте добывали золото, потом шахты закрыли. Приблизительно в это же время Золотая гора стала последним пристанищем для южноуральцев, оказавшихся неугодными тоталитарному режиму.

 

Человеческие останки в одной из шахт впервые обнаружил в 1946 году старатель Юрий Герасимов. Но сообщил о находке он спустя много лет, в 1989 году. Челябинское правозащитное общество «Мемориал» взялось провести раскопки в шахтах, для чего при горисполкоме была создана специальная комиссия.

 

Летом 1989 года из шахт Золотой горы были извлечены останки 350 человек. Эксперты определили, что захоронения производились в период с 1936 по 1939 год. По данным НКВД, на Южном Урале по политическим мотивам были репрессированы 37 041 человек, 11 592 из них расстреляны. Имена тех, чьи останки были обнаружены на Золотой горе, установить не удалось.

9 сентября 1989 года останки были перезахоронены, а на Золотой горе установлен временный монумент. В 1992 году Золотая гора обрела статус памятника истории областного значения.

Ольга ТИТОВА


БЫЛ ТАКОЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

Ни одно государство не избегало административного творчества. Оно всегда сулит обновление государственного обустройства или, по меньшей мере, оптимизацию работы госаппарата, вносит живительные капли в развитие территорий и, на худой конец, просто меняет вывески на учреждениях. Создание Челябинской области в 1934 году, ее выделение из массивной и неповоротливой Уральской области как раз происходило на волне такого партийного и советского обновления.

 

Под перемены требуются люди. Окрепшая Страна Советов к этому уже была готова, закалив в революционных баталиях свои первые руководящие кадры, и затем, чуть позже, с легкостью предавшая их. Для Челябинской области не будет исключений – ни для первого секретаря обкома партии Кузьмы Рындина, ни для первого председателя облисполкома Михаила Советникова.

 

О последнем нынешние краеведы не слишком вспоминают – возможно, в силу того, что исполнительная власть на фоне прежней партийной элиты смотрелась весьма скромно. Но драматизма от этого меньше не становилось.

 

По многим причинам имя Михаила Алексеевича Советникова не «зацепилось» в истории. Он принадлежал к тому поколению начала 1890-х годов, которое не имело четких ориентиров – закат народничества подменялся то сектантством, то боевизмом, то анархистским пафосом, то революционным грохотом. В пору первой русской революции Советникову было всего 13 лет, к великому Октябрю – 25. В голове – полная мешанина политических идей, определенная безличность в пристрастиях и, одновременно, юношеский азарт, который, собственно, и воплотил большевистскую идею в жизнь. Это в полной мере было молодое и незнакомое поколение.

 

1917 год круто изменит жизнь Советникова. Он станет членом президиума Московского областного и городского совнархозов и вместе с революционной бдительностью возьмет на свой «баланс» вопросы жизнеобеспечения столицы. К середине 1920-х годов произойдет новый поворот. Чтобы упрочить большевистскую власть, революционной Москве придется провести своего рода «разгрузку» и отправить надежные кадры в провинцию. Михаил Алексеевич будет назначен председателем Пермского окружного исполкома. А с 1925 года он займет пост заместителя председателя Уральского облисполкома.

 

Урал если и не пленил Советникова, то очень прочно засел в душе. Здесь было, где развернуться, и было, на чем стоять. Прежний промышленный потенциал горных заводов делал жизнь интересной, а начало освоения Урало-Кузбасского проекта с Магниткой во главе давал огромные перспективы. В начале 1930-х годов, на заре советской индустриализации, исполнительная власть огромной Уральской области испытала самый настоящий кризис управления. За происходящими событиями не поспевали ни глаза, ни руки. Уральский облисполком был обречен на «разукрупнение».

 

К слову, споры о новой «административной нарезке» разыгрались нешуточные. Наша область, к примеру, вполне могла бы стать Магнитогорской, чему способствовала всероссийская стройка, или Златоустовской – по старой памяти управы горных заводов. Советников тогда примкнул к группе И.Д. Кабакова, которая добивалась выделения Челябинской области в отдельную административную единицу, сердцем которой стала бы именно столица прежней Исетской провинции.

 

Инициатива наказуема. «Ратовал за Челябинскую область – туда и поезжай». В январе 1934 года, снабженный путевкой ЦК ВКП(б) в новообразованную область, Советников вместе с семьей приезжает в Челябинск – в дом на улице Свободы, 48. Предоставленное жилье вполне соответствовало статусу председателя: у дверей подъезда располагался круглосуточный пост милиции, а на самом доме, что редкость по тем временам, размещался громкоговоритель.

 

«Поставить на ноги исполнительную власть в новой области» - такова была единственная и неповторимая задача. Формально, Советникову надлежало на первоначальном этапе сформировать состав организационного комитета Советов Челябинской области и провести первый областной Съезд Советов. В глубине – решить самую сложную проблему взаимоотношений.

 

Челябинская область была далеко не однородной. Сразу же в штыки приняли Советникова депутаты от горнозаводского округа – он был для них «чужаком», а таких на заводах не жаловали. За всю советскую эпоху этот «стандарт» так и не будет преодолен окончательно, и заводская «жизнь на особицу» не раз окажется камнем преткновения в отношениях с областной властью. Другим «раздражителем» был Магнитогорск, который с первой домны считал себя вправе без стука входить в кабинеты ЦК, снисходительно поглядывая на областные структуры.

 

Как бы то ни было, первый областной Съезд Советов состоялся в 1935 году и в своей повестке имел различные хозяйственные вопросы, послужившие политическим громоотводом. Например, Съезду докладывалось, что в крупных городах пущена канализация, что заработали первые очереди водопровода, что театр и кино стали более доступны, что за последние пять лет выстроено 70 новых бань, получено 100 новых автобусов и удвоен жилой фонд. В общем, Съезд прошел по-деловому, конструктивно. В итоге был сформирован новый оргкомитет, а Советников назначен его председателем.

 

Исполкомовские будни Михаила Советникова оказались разношерстными. Темпы промышленного роста были впечатляющими (даже не в пример нынешним). Так, продукция крупной промышленности выросла за две пятилетки – на заре области – в 12 раз. К 1937 году Челябинская область вышла на первое место в Союзе по производству тракторов, магнезита и никеля, на второе – по добыче руды и выпуску ферросплавов, на третье – по выплавке чугуна и стали.

 

Как в сегодняшнем зеркале, промышленным ростом область не ограничилась. В политике облисполкома – возможно, памятуя о крестьянских корнях – четко обозначился вектор на развитие АПК. Еще зимой 1934 года появился первый «комплекс мер по поднятию сельского хозяйства на уровень передовых областей Союза». Уже тогда Советников поставил вопрос о «ленивых землях», которыми «не пристало разбрасываться». Это был если и не «целинный план», как в 1950-х годах, то достаточно ясная заявка на него. Как вспоминают о первом председателе Челябинского облисполкома, он лично в посевные и уборочные кампании объезжал все районы области. Говорят, у него даже было право на пользование отдельным вагоном ЮУЖД – в нужный район в нужное время…

 

Конечно, было не все гладко. Исполнительная власть, как стиральная доска – по стальным ребрам пройдешься не раз. Поначалу южноуральцы к новому председателю присматривались, даже воодушевленно поддерживали на страницах печати – особенно в 1934 году, когда Советников, большой любитель футбола, встречал на вокзале челябинскую команду, обыгравшую свердловчан в зачетном матче на участие в первенстве РСФСР. Помимо девушек в красных майках с большими букетами цветов в руках, рядом с председателем стоял один из сильнейших вратарей Советского Союза Василий Иванов.

 

Затем началось. Политический вес Советникова «выдавливал» оппонентов. Предметом для критики стала… жена Михаила Алексеевича Александра Кирилловна. Ее упрекали в том, что она нигде не работает, является «приживальщицей у советской власти». Пришлось найти ей общественное дело – взять под опеку городской сад им. Пушкина. Горсад – явление вполне запущенное в революционные времена: грязь, неуют, криминал. Александра Кирилловна взялась за городской парк крепко – искала подрядчиков, придумывала дизайн. Как рассказывал один из старожилов Челябинска Анатолий Васильевич Мокшанцев, горсад преобразился: «Со вкусом развешаны фонари, поыпаны песком дорожки, играет вечерняя музыка. Все напоминает о приятном отдыхе. Вообще, жену Советникова люди долго вспоминали добрым словом…»

 

Сам же Михаил Алексеевич подвергся жесткой травле. Одни названия статей в «Челябинском рабочем» чего стоили – «Меценаты из облисполкома», «Странная театральная политика», «Судьба писем, попавших в облисполком». И по каждому материалу нынешнее НТВ могло лишь учиться.

 

Весной 1937 года прореагировал Челябинский обком партии и «оформил бумагу» - «Во главе Челябинского областного исполнительного комитета стоял враг народа Советников. Он окружил себя врагами народа: Киселевым, Зыковым, Ланде, Сенюшкиным. Обком проглядел их вредительскую деятельность… Советников превратил советский аппарат нашей области в бюрократическую, чиновничью организацию, саботировал решения партии и правительства и делал все для того, чтобы озлобить трудящиеся массы против советской власти и партии».

 

Как это все знакомо! И не спасли Советникова ни награда «Ударника сталинского похода», ни участие в редактуре Конституции РСФСР, ни «выдающиеся успехи в сельском хозяйстве». Исполнительная власть в области налажена – есть кресло, в которое можно присесть, есть полномочия, которые хотелось бы поиметь. Ради этих ротаций не грех было припомнить, что в свое время, еще в 1921 году, Советников подписался под «троцкистской платформой». Его не спасло «чистосердечное раскаяние» - «Я до конца понял всю неправильность моего замалчивания своей прежней грубой политической ошибки…» Как и многие другие, он не видел в «ошибке» ошибки – время и идеи текли так, как текли.

 

«Покаянный пленум» Челябинского обкома партии весной 1937 года ничего не изменил. Успехи становления области, ее исполнительного аппарата оказались не в счет – Советникову объявили выговор с занесением в учетную карточку, затем рассмотрели вопрос об освобождении его от обязанностей председателя облисполкома.

 

Сразу после праздников – 10 мая – его арестовали. Пришли вечером, после семи часов. Сперва забрали пистолет, следом изъяли орден Ленина, произвели визуальный осмотр. Смилостивились и даже разрешили принять ванну напоследок. Михаил Алексеевич оделся, как на работу: в обыкновенные черные брюки, черную гимнастерку под ремень, взял фуражку и плащ. И спокойно вышел. Облисполкомовская машина стояла у подъезда.., «Возились» с ним долго – до самого августа, пока не расстреляли, как врага народа.

 

В 1956 году Советников был реабилитирован. А с ним, возможно, была реабилитирована и история челябинской исполнительной власти, так быстро забывшей, кто именно и какими силами ее сформировал и «устаканил» на фоне всеобщей российской большевистской неразберихи.

 

Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ

scroll back to top