ЩЕПЕТКИН ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ

 

ScepetrinVM

Щепеткин В.М. - (22.01.1939  г. в г. Богдановиче) Заслуженный тренер РСФСР по легкой атлетике (Богданович – Свердловск, СВУ – Ревда, ДЮСШ – Свердловск, СКА – ДСО «Трудовые резервы»  СТФК).

Владимир Михайлович вспоминает:

«Я родился в городе Богдановиче Свердловской области. В 1950 году, окончив 4 класса, поступил в Суворовское военное училище. Мое поступление в это учебное заведение было вызвано тем, что в том году у нас умер отец, и маме поднять большую семью (четыре ребенка) и дать всем образование было очень сложно.

Учился в училище семь лет. Уровень подготовки был очень высоким. Ежедневная утренняя зарядка, трехразовые уроки по физподготовки, хорошо поставленная работа спортивных секций – все это способствовало хорошему физическому развитию, создание особого спортивного духа, который воспитывал спортивных фанатиков.

Один раз в два года сборная училища принимала участие во Всесоюзной спартакиаде суворовских училищ. Попасть на эту спартакиаду считалось большой честью. И, несмотря на то, что в программе соревнований было много видов спорта, конкуренция среди суворовцев была чрезвычайно острая.

Мне в первые годы учебы «везло» на травмы. Проучившись всего три недели во время прогулки на «Каменные палатки» (местечко в Екатеринбурге рядом с озером Шарташ), я умудрился свалиться с одной из скал и угодить в госпиталь на полтора месяца.

На следующий год наш взвод (класс) на уроке физподготовки встал на лыжи и пошел на те же «Каменные палатки» . И вновь я «отличился». На спуске мои лыжи выехали на глину, и я со всего маха грохнулся в бугор. В результате снова травма (сложный перелом правого бедра), и я вновь на больничной койке, теперь уже на два с половиной месяца.

После госпиталя был на месяц освобожден от всех «физо». Сначала мне нравилось быть освобожденным, Но … ничто не вечно. Настал день, когда воспитатели и преподаватели сказали: «Вперед!» Вот тут я понял, что такое гиподинамия, и к чему она приводит. На утренней физзарядке во время пробежки я отставал от своих товарищей на половину дистанции. На гимнастике, повиснув на перекладине, беспомощно болтал ногами. Также неуклюже я выглядел и на других снарядах.

Слабых нигде не любят, а в детском коллективе особенно. Я был мишень злых шуток и насмешек, страдал от этого ужасно. Временами мне казалось, что еще немного и я сбегу (сейчас мне отчасти понятно, почему солдаты бегут из части в первые месяцы службы). Это была особая форма дедовщины.

И моей самой большой мечтой в то время было хотя бы не быть последним, то есть моя мотивация в занятиях спортом не была связана ни с выполнением разрядного норматива, ни с желанием стать чемпионом – никакого тщеславия.

И, когда в восьмом классе, в начале учебного года проводилась запись в спортивные секции на вопрос офицера-воспитателя: «Кто желает заниматься гимнастикой?» многие подняли руки, и я в том числе. Записали всех желающих. Но меня наш воспитатель не записал: «Упадешь с турника – слесарь 7-го разряда не соберет». Товарищи хохочут. Желающих заниматься в конькобежной секции было не много, но и в эту группу меня не записали. Ответ почти тот же: «Лед скользкий – тебе нельзя».

Список видов спорта приближался к концу, выбора фактически не было: «Есть желающие заниматься культурным мордобоем (т.е. боксом)». Я опять поднял руку, командир великодушно вписал мою фамилию в группу «мордобитчиков». По правде говоря, я вовсе не собирался стать «паханом», хотя может быть, где-то глубоко внутри мелькнула мысль – научиться» сдавать сдачу».

Вот так, путем «научного тестирования» наш офицер-воспитатель определял наши способности и советовал кому каким видом спорта заниматься.

Но не зря же существует поговорка: «Бог видит, кто кого обидит». Он Всевышний видел, что мне нужно, и послал к тренеру с большой буквы.

Мне чрезвычайно повезло. Тренером боксерской секции был замечательный человек и прекрасный специалист Константин Агасьевич Айвазов. Я бесконечно благодарен судьбе, что попал именно в его руки.

Во-первых, это был исключительно ответственный человек. За весь год он не отменил ни одной тренировки, даже если на занятия пришло два человека.

Во-вторых, и это, пожалуй, главное – на каждой тренировке он давал такую нагрузку, которая позволяла нам каждый раз в своем развитии делать шаг вперед.

Уставали мы чрезвычайно, но эта усталость была нам в радость. Ни одна тренировка не походила на другую, постоянное разнообразие, а это для детей весьма существенная деталь. Выражаясь профессиональным языком, наш тренер проводил занятия на высоком методическом уровне. Техническую подготовку дополняли общефизическая, специально-физическая и, конечно же, морально волевая подготовки.

Сами того не замечая, мы в своем развитии поднимались в верх.

Так же незаметно закончился очередной учебный год. Как обычно, весной проводилось первенство училища по кроссу. По прошествии многих лет мне сейчас трудно вспомнить волновался ли я перед этим испытанием. Наверное, волновался, но того жуткого страха, который преследовал меня ранее, я не испытывал.

Потрясение пришло после соревнования. Неожиданно для своих товарищей, а еще больше для себя самого я занял первое место в своем классе. «Молодец!» - сказал я себе, но когда объявили результаты по всему училищу, оказалось, что я занял второе место.

После этого мне удалось выиграть первый этап легкоатлетической эстафеты нашего училища, проложенной по улицам Кировского района. Сомнений, каким видом спорта заниматься теперь, у меня не было – только легкая атлетика, только бег на средние дистанции.

Несколько моих товарищей уже занимались в секции «Королевы спорта» при ОДО (Окружной дом офицеров). И я примкнул к ним.

В те годы тренерами легкоатлетов были Л.И. Грехов и В.А, Мохова. Леонид Иванович тренировал взрослых, а с юношами работала Валентина Александровна. Это были большие энтузиасты и хорошие специалисты.

До спартакиады Суворовских училищ был ровно год подготовки. Готовились мы так будто собирались выступать на Олимпийских играх. Ни одного пропуска – больше того – в свободное время мы выполняли дополнительные персональные задания тренера. Например, во время перемены между уроками я подходил к окну, держался рукой за подоконник и выполнял выпрыгивания из глубокого приседа. Это упражнение за перемену я успевал выполнять три подхода по 15 раз. Глядя на меня со стороны, мои товарищи первое время крутили пальцев у виска, а потом перестали обращать внимание.

После уроком, в те дни, когда не было тренировок, мы со своим другом шли на гимнастический городок и выполняли упражнения на развитие силы: отжимались на брусьях, подтягивались на перекладине и т.д., т.е. сорок с лишним лет назад мы занимались накачиванием силы – увлечением необычайно модным среди современной молодежи.

Летом 1956 года сборная училища, выступающая по нескольким видам спорта выехала в город Воронеж. Это была незабываемая поездка. На остановках, где поезд стоял больше 20 минут, мы делали пробежку, выполняли общеразвивающие и специальные беговые упражнения.

В Москве была пересадка весь день был в нашем распоряжении. Прогулка по городу: Красная площадь, посещение мавзолея Ленина-Сталина, а больше всего ходьба по магазинам.

На поезде, который нас вез на Спартакиаду, ехало еще 3-4 команды. В Воронеже на вокзале нас встречали с оркестром и с цветами. Сейчас такое не принято – соревнования стали обыденным выполнением тяжелой работы, а тогда был праздник. В общежитие нас везли в открытых машинах, и мы давали волю своим чувствам – девчонкам бросали цветы, кричали различные приветствия. Ни до, ни после ничего подобного мне испытать не пришлось.

Само выступление на спартакиаде пролетело как волшебный сон. 800 метров я пробежал за 2 минуты 09,0 секунд, занял 6-7 место и, конечно, был недоволен своим выступлением, так как рассчитывал на более высокое место. Вывод я сделал незамедлительно – к спартакиаде мне следовало начать подготовку минимум как на год раньше. И очень жалел о том, что в предстоящем году спартакиады не будет, а мне предстояло учиться последний год.

По состоянию здоровья (по зрению), я не мог быть принят в офицерское училище. Поэтому выбор будущей профессии был сделан за год до выпускного бала.

Весь 10 класс был посвящен подготовке к выпускным экзаменам в институт физкультуры. Русский язык, литература, физика, химия – других предметов для меня не существовало. А главный мой предмет для меня – тренировка. Не забывал гимнастику, плавание другие виды легкой атлетики, т.е. все то, что меня ждало в городе Омске.

Экзамены в институт я сдал успешно, хотя конкуренция была исключительной.

Четыре года учебы в институте прошли в напряженной борьбе за стипендию, в борьбе за спортивный результат. Излишняя старательность, желание не отстать от старших товарищей сыграли свою роковую роль. В конце первого курса, показав свои личные рекорды на всех дистанциях, я перетренировался и в дальнейшем, несмотря на все старания я остановился в спортивном росте. Перегрузили меня не только тренировки, но и занятия по другим видам спорта: фехтование, бокс, борьба, спортигры, гимнастика, лыжи, коньки, тяжелая атлетика, плавание. Питание на 1 рубль в день (каша, пюре, суп, чай и хлеб, соль, горчица без ограничения). И общага: ложились спать поздно, а вставали рано. В комнате развешаны наши тренировочные костюмы и другая одежда, т.е. расход энергии на 100% - приход на 80-90%. Разница в калориях возмещалась за счет молодости и энтузиазма.

Трудно было очень, но наверное это и сделало нас энтузиастами – оптимистами на всю оставшуюся жизнь.

Норму мастера спорта выполнить мне не удалось (не хватило способностей, не хватило условий), но тем не менее тренировался я добросовестно. И… добавлю к тому, пытался понять секреты повышения спортивного мастерства. Постоянно вел спортивный дневник, анализировал проделанную работу и много читал. Журнал «Легкая атлетика», ежемесячник «Спорт за рубежом», «Теория и практика физической культуры» - были необходимой «пищей» для серого вещества головного мозга.

Преподаватели по легкой атлетике замечали за мной «любознательность» и поручили подготовить доклад для научной студенческой конференции. После недолгих уговоров я согласился и выбрал тему для выступления: «Тренировка зарубежных бегунов на средние дистанции»

У меня до сих пор хранится персональный пригласительный билет той конференции.

В последствии этот небольшой опыт подготовки и участия в научном симпозиуме мне пригодился. Уже став известным тренером, я не однократно выступал на областных конференциях тренеров, участвовал в заседаниях Всесоюзного тренерского совета, делился опытом работы на тренерской конференции России, проводимой в Волгограде. Но все это было потом.

А сначала, после получения диплома Омского института физкультуры я был направлен в детскую спортивную школу города Ревды. Там с 1961 по 1970 годы я сформировался как тренер. Знания, полученные в институте, безусловно явились фундаментом, на котором постепенно строилось здание – создание специалиста.

«Хождение по школам», поиск одаренных ребятишек привели меня к мысли о явном запущенном физическом  состоянии школьников. Советская система физического воспитания не давала и 50% необходимого физического развития. Меня поразила неумение ребят выполнять элементарные общефизические упражнения, неспособность быстро и красиво бежать, беспомощность обращения с мячом и т.д.

мне выпускнику Суворовского училища и физкультурного ВУЗа было грустно смотреть на физическое состояние подрастающего поколения, страны Советов, где на каждом углу висели лозунги: «Все для человека! Все во имя человека!», «От значка ГТО к олимпийской медали!», «Выше знамя советского спорта!» и т.д. и т.п.

И я стал «лечить» спортсменов «из того, что было». В первые два года занятий в ДЮСШ я старался ликвидировать недостатки физического воспитания нашей «лучшей в мире общеобразовательной школы», т.е. я начал оздоравливать своих воспитанников.

Мы много выполняли прыжковых упражнений на опилочной дорожке, броски набивных мячей также составляли значительную часть тренировочного процесса. По воскресеньям, взяв с собой мяч,  мы убегали подальше в лес, находили там поляну и играли в регби, футбол до умопомрачения. Возвращались усталые и довольные. И, вообще, каждая тренировка начиналась с игра и заканчивалась игрой. Технические элементы легкой атлетики вкрапливались эпизодически и не носили монотонный характер.

Такая система тренировки не понравилась директору ДЮСШ тов. Э.А. Перельштейну (он же тренер по легкой атлетике). И при первой же инспекторской проверке он доложил проверяющему А.Н. Хабарову о том, что В.М. Щепеткин «Не тренирует своих учеников – он их оздоравливает» - и далее добавил – «И не учится у старших товарищей». На это я ответил: «Я у Вас не учился и никогда учиться не буду!»

- Это почему? – спросил Эрлен Айзикович.

- Потому что, так как Вы учите – XIX век.

После такой «дискусии» А.Н. Хабаров составил такой отчет по результатам проверки, что инспектор Облоно З.Б. Чумичева поставила вопрос о моей профессиональной пригодности.

Но не зря говорится: «Быстрее храмой станет охотником, чем нетерпеливый». Терпение у меня было. Я продолжал «оздоравливать» своих воспитанников, и вскоре мои подопечные совершенно неожиданно стали выигрывать не только в Ревде, но и на областных соревнованиях.

В 1965 году ко мне пришел удивительно способный ученик Станислав Мещерских. Пройдя у меня курс «оздоровительного» бега, через год занятий он выиграл первенство области на двух дистанциях 400 и 1000 метров, попав на весенние всероссийские соревнования школьников, где занял первое место.

В последствии он стал победителем первенства СССР среди юниоров, дважды чемпионом Советского Союза и в составе сборной страны на зимнем чемпионате Европы в Софии (1971 г.), в составе эстафеты 4х800м занял 1 место. Кроме С. Мещерских звания победителя первенства СССР выигрывали Таисья Бебенина (дважды в эстафете 4х400м) среди юношей и девушек, Надежда Кочкина среди девушек среднего возраста в беге на 600 метров. Призерами молодежного первенства СССР были Н. Сидорова, Г. Ябуров, чемпионом России среди взрослых был Б. Булотов. Но это было потом – после переезда из Ревды в Свердловск.

Проработав в ДЮСШ 9 лет я был приглашен в СКА. Трудно было решиться бросать освоенное, а еще труднее пришлось осваивать новое.

Года два (как минимум) я был в учениках у замечательного человека, выдающегося спортсмена, прекрасного организатора С.И. Суханова (рекордсмена Мира в эстафете 4х800м, двукратного рекордсмена СССР в беге на 1000 и 1500 метров), участника Олимпийских игр в Мельбурне (Австралия).

В первые годы в СКА я выполнял тренерскую функцию, а затем, когда Суханов был назначен старшим тренером клуба, вся организаторская работа с легкоатлетами стала моей. В армейском коллективе значимость ее огромна: тут и призыв способной молодежи, организация учебно-тренировочных сборов, формирование сборных команд округа для участия в первенстве Вооруженных Сил СССР среди юниоров, взрослы по легкой атлетике и по кроссу. Требовалось успешно выступить на эстафете «Уральский рабочий» и т.д. и т.п.

Стал я замечать, что постепенно из тренера превращаюсь в спортивного функционера. Это было явно не по мне. Поиск молодых способных юношей и девушек, их «оздоравливание», качественная тренировка и достижение максимальных результатов – вот мое любимое дело. И после 6 лет работы в СКА, я перешел в общество «Трудовые резервы».

1976 год – страна взяла курс на успешное выступление наших спортсменов на Московской Олимпиаде. В ДСО и ведомствах стали создаваться центры Олимпийской подготовки. Такой центр был создан и при областном совете ДСО «Трудовые резервы». Центр был, а спортсменов надо было найти. Мы проводили большое количество соревнований среди ГПТУ, просматривали сотни новичков, отбирали лучших. Приглашали на учебно-тренировочные сборы, которые проходили как в самом Свердловске, так и на выезде. Эффект был почти нулевой до тех пор пока не был создан Свердловский инженерно-педагогический институт.

В 1979 году институт возглавил замечательный человек и большой поклонник спорта В.В. Блюхер.

После первого же успешного в эстафете на приз газеты «Уральский рабочий» сын легендарного маршала сказал мне: «Я верю Вам. Все проблемы Ваши будут нашими общими. Дверь в мой кабинет Вам разрешается открывать ногой».

Первым заведующим кафедрой физвоспитания СИПИ был Ю.В. Мазырин – человек влюбленный в спорт и страстно болеющий за спортивную честь своего коллектива. Это был тот счастливый случай, когда «верхи желают спортивных успехов», а «низы знают, как добиться этих успехов».

Мне как тренеру помогали областной совет и руководство института. Способным спортсменам была гарантия поступления в институт. Команды института были хорошо экипированы, возможность организовать учебно-тренировочный сбор на Юге страны. На учебно-тренировочные сборы, и даже в течение всего года спортсменам выдавались талоны на питание. По тем временам это считалось идеалом.

И результаты пришли. Из города Полевского в институт поступили второразрядники А. Осипов и А. Лисин. Через два года подготовки на Всесоюзном  кроссе  «Правда» они уже заняли 4 и 5 места . сборная СИПИ дважды занимала 4-ые места на эстафете «Уральский рабочий», выигрывая и у пединститута с его факультетом физвоспитания и у прославленного УПИ.

Казалось, настоящие большие победы впереди, но в 1985 году областной совет «Трудовые резервы» возглавил Б.Н. Обухов. «Новая метла» начала мести по-новому. Обухов решил, что успех в спорте создают только верхи, т.е. чиновники, а «низы» - тренеры только присутствуют при этом. И на очередной аттестации он решил наказать меня – взял да и снял с меня полставки тренера-преподавателя и при этом приговаривал: «Я не имею права Вас уволить, а вот снизить заработную плату на одну треть – могу».

На это я вынужден был ответить: «Вот вам заявление об увольнении по собственному желанию, а потом я посмотрю, как Вы будите выступать без меня»

На следующий год СИПИ занял на «Уральском рабочем» 14 место, через два года 25-е, через три года вообще перестал выставлять команду.

А я в 1985 году поступил на работу в Свердловский техникум физической культуры в качестве преподавателя по легкой атлетике.

В тот переломный для меня 85-ый я понял, что работа тренера напоминает приключения героя русской народной сказки, который искал волшебное перо Жар-птицы. Пока есть это волшебное перо, пока есть успех, тебя «уважают», тебе жмут руку. А если твои ученики занимают на всесоюзных соревнованиях 4-5 места – это уже снижение результатов и можно снизить заработную плату.

Двадцать четыре года – лучшие годы жизни – я посвятил тренерской деятельности. Работа, которая требует полной самоотдачи. Были годы самосовершенствания, годы подъема и годы спада. Я имел возможность общаться с великими спортсменами и с выдающимися тренерами. Со своими учениками я объехал почти все Советский Союз. Я многое видел, мне есть что вспомнить.

И сейчас вот уде семнадцать лет я работаю преподавателем. Кроме легкой атлетики мне доверили вести такой интересный и трудный предмет: «Теория и методика спортивной тренировки». Много летний опыт  тренерской работы помогает мне сухую науку преподавать интереснее, а значит и полезнее. Но это уже другая история.

Март 2002 г.»

scroll back to top