ФАЙНБОЙМ МИХАИЛ БОРИСОВИЧ

 

FajnbojnMB

Файнбойм М.Б. – (05.06.1916 г. – 24.08.2001 г. в г. Екатеринбурге) Директор стадиона пионеров и Школьников (Свердловск, ДСО «Спартак», СПиШ)

Михаил Борисович участник Великой Отечественной войны, танкист отдельного танкового батальона 432 дивизии, 1-й Украинский фронт. Участник боев за освобождение г. Харькова.

После войны Михаил Борисович назначается директором Свердловского авто-мотоклуба, который находился в подчинении Свердловского городского комитета по делам физической культуры и спорта. В 1948 году авто-мотоклуб передается в ДОСААФ и Файнбойна переводят директором стадиона Пионеров и Школьников (СПиШ).

Михаил Борисович провел реконструкцию запущенного стадиона. Построил крытый каток с искусственным льдом для самых маленьких

Из города Асбеста было перевезено деревянное здание столовой, получил холодильное оборудование Свердловского мясокомбината и начал проектировать в институте «Союзспортпроект» спортивный комплекс.

Для создания более благоприятных условий для занятий детей было решено построить трехзальный спортивный корпус, 50-метровый плавательный бассейн, крытый каток с искусственным льдом.

Таким образом, на стадионе Пионеров и школьников появился закрытый каток «Снежинка» для занятий фигуристов и хоккеистов с трибунами для зрителей на 100 мест (1966), где до появления в городе Свердловске Дворца спорта профсоюзов, проходили игры чемпионата СССР по хоккею с шайбой и другие крупные соревнования.

В 1964  году, на базе устаревшего холодильного оборудования московских Лужников, начинается строительство первого в Свердловске катка с искусственным льдом (длина дорожки 400м).

На территории стадиона строится 3-х зальный спортивный корпус.

Проведение в Свердловске зимних Спартакиад народов СССР решило задачу строительства в городе искусственной беговой дорожки для конькобежцев. Строится не только конькобежная дорожка, но и новые подтрибунные помещения. 1 октября 1967 года на стадионе торжественно открывается это уникальное спортивное сооружение, посвященное 50-летию Октябрьской революции.

В 1968 году стадион «Пионеров и школьников» переименован в спортивный комбинат «Юность». Михаила Борисовича Фаинбоим работает директором спортивного комбината «Юность до 1972 года

Судья Всесоюзной категории по мотоспорту.

Награжден государственными наградами и нагрудным знаком «Отличник физической культуры и спорта»

Похоронен в городе Екатеринбурге на Широкореченском кладбище

Внесен в Книгу Памяти Министерства спорта Свердловской области под №178.

 

Книга «Непобежденные» 2000 г.

 

ДОБРОВОЛЕЦ

Есть такая волнующая книга – «Освобож­дение городов» называется. В ней нет ника­ких художественных описаний, но зато она беспристрастно фиксирует и трагические дни минувшей войны, когда враг занимал наши города, и дни триумфа, когда они освобож­дались. Указаны здесь и войска, которые выз­воляли каждую пять нашей земли. Так вот, в отношении украинского города Харькова здесь сказано, что он дважды сдавался врагу и дважды освобождался. Одно только это го­ворит о том, что тут было не просто. А как? Через все эти тернии прошел водитель машины красноармеец Ми­хаил Файнбойм.

- Сам я - коренной одессит, - вспоминает он. - Еще в 1936 году я окончил автомобильный техникум и увлекся спортом. В июне 41-го, а точнее - 22-го числа в Харькове должно было проходить первенство Украины по гонкам на мотоциклах. Я должен был выступать за Одес­су. А вместо этого, сами понимаете, пришлось воевать и за нее, маму наших городов, и за всю страну...

Да, война отменила все соревнования. Вместо них все участники первенства, в их числе и Михаил Файнбойм, утром 23-го июня заяви­лись в горвоенкомат и все, как один, призвались в армию.

Михаилу браться за винтовку было проще: он к этому времени уже отслужил действительную военную службу на Дальнем Востоке, где его сразу поставили на солидную должность - автотехником роты управления стрелковой дивизии. Конечно же, научился он и азам во­енного дела, поэтому в 41-м, получив назначение в отдельный танко­вый батальон, который стоял в Харькове, он знал, как и что надо де­лать водителю машины. А возить ему довелось заместителя команди­ра батальона по политической части, который, как вспоминает Ми­хаил Борисович, вроде бы никогда не спал. Батальон-то был разбро­сан на большой территории. То в одну роту ему надо, то в другую. И везде жарко, везде пекло. Надо было подбадривать танкистов, помо­гать им надежно стоять на своих рубежах.

Но как устоишь, когда враг превосходит и числом солдат, и чис­лом моторов? 25-го октября под натиском превосходящих сил Харь­ков пришлось сдать, и вместе с другими частями попятился и отдель­ный танковый батальон. Он был заслоном на этом горьком пути и потому без боев не знал ни одного дня. Потом стоял в обороне, снова переходил в атаки. И так до февраля 43-го, когда Харьков, наконец, был освобожден. Но, к сожалению, не на долго: в марте, со стороны Богодухова, немцы снова вошли в Харьков, и опять пришлось отсту­пать. На этот раз в направлении Курска и Орла.

- Что было потом - всем известно, - говорит Михаил Борисович. - Здесь гитлеровцы потерпели огромное поражение, и наш батальон в лавине других сил снова устремился на Харьков. 23 августа 1943 года он был освобожден вторично...

Уже на подходе к городу, когда одна из танковых рот попала в сложное положение, Вячеслав Андреевич (так звали старшего полит­рука батальона) приказал Файнбойму «пулей лететь» к танкистам. Что оставалось делать лихому автомобилисту. Нажимать на желез­ку. И он рванул. Где по разбитым дорогам, где полями да оврагами - и только вперед. И уже в пригороде, вдруг, под машиной раздался страшный взрыв. Сработала вражеская мина.

Машина загорелась, старший политрук был сильно ранен, офицер из штаба дивизии убит, а водитель лишь слегка оглох.

Что делать? Вытащив из огня офицеров, Михаил огляделся, и уви­дел неподалеку уткнувшийся в кювет грузовичок. Поколдовав над ним, он, к счастью, завел его. Привез он своего начальника обратно в ба­тальон, а сам - на пункт боепитания за снарядами.

Так бы, наверное, до конца войны он и ездил на этом грузовике, да беда случилась. В одном из боев за город танкисты овладели вражеским продовольственным складом, ну и наелись какой-то дряни. Человек 50 сразу попало в медсанбат с острым отравлением. Так Михаил Файнбойм через два с половиной месяца оказался в одном из госпиталей Свердлов­ска. Подлечившись здесь, получил на год отсрочку от призыва в армию, устроился работать начальником транспортного отдела одного оборон­ного завода, где и проработал до 1946 года. Некоторое время трудился начальником транспортной конторы в горпомторге, а потом, уже в 49-м, горком партии повелел ему возглавить автомотоклуб Свердловского городского комитета физкультуры, где проработал до 1959 года. И еще бы работал, но надо было строить стадион пионеров и школьников, и Ми­хаил Борисович привычно засучил рукава. Только ударившие один за другим два инсульта оказались сильнее фашистской мины, и он вынуж­ден был уйти на персональную пенсию.

Осталось сказать, что Михаил Борисович Файнбойм еще до войны стал судьей по спорту республиканской категории, а в 1952 году полу­чил и всесоюзную категорию. Как видим, и в войне, и в спорте им сделано немало.

scroll back to top