ЛЯПИН ПЕТР ВАСИЛЬЕВИЧ

 

LyapinPVЛяпин П.В. – (21.06.1918 г. в с. Писцово Комсомольского района Ивановской области – 24.11.2007 г. в г. Екатеринбурге) Начальник спортивного клуба Уральского Военного округа (СКА)  с 1961 по 1966 годы (Свердловск, ВС, СКА).

Бронзовый призер чемпионата Вооруженных Сил СССР 1945 года по футболу.

Петр Васильевич в 1938 году окончил Комсомольский энергетический техникум, токарь; Военный факультет при Московском центральном институте физической культуры (1948), преподаватель физической культуры.

Участник финской войны в составе 136 гаубичного артполка Артиллерии резерва Главного командования в 1939-1940 годы, Участник Великой Отечественной войны в 1941-1943 годы. Разведчик. В составе слушателей военного факультета Московского института физкультуры при 16 армии в боях за оборону Москвы. Дважды тяжело ранен.

Служил в Камышловском пехотном училище (1943-1948), отделе физвоспитания Уральского военного округа (1948-1960), начальник спортивного клуба армии (1960-1967), подполковник.

Выступал в чемпионатах РСФСР и Вооруженных Сил за футбольную команду Окружного дома офицеров (Свердловск) с 1948 по 1950 годы.

Ветеран спорта.

Похоронен в городе Екатеринбурге на Широкореченском кладбище.

 

С.Н. Гущин. Книга «Друзья моих военных лет»

Трудная судьба Петра Ляпина

За тридцатилетнюю службу в рядах Советской Армии лучшими годами своей жизни Ляпин считает то время, когда судьба подарила ему возможность постоянного и очень тесного общения с маршалом Г. К. Жуковым. Геор­гий Константинович прекрасно понимал, что в подготовке высококвалифицированного воина далеко не последнюю роль играет его физическая подготовка. Но одно дело по­нимать, а другое реализовать все это. В те суровые после­военные годы страна, мобилизовав все свои далеко не без­граничные возможности, старалась ликвидировать тяже­лые последствия войны, восстановить разрушенные горо­да и села, обеспечить подъем промышленного и сельско­хозяйственного производства. В столь тяжёлой политиче­ской и экономической обстановке заострять внимание на решении проблем физической культуры и спорта, каза­лось бы, было просто несвоевременно, хотя вряд ли кто-то стал бы оспаривать их роль и значение для здоровья моло­дёжи, значительная часть которой в конце концов придёт служить в армию.

Едва приступив к обязанностям командующего Уральским военным округом, Георгий Константинович пригласил к себе в кабинет всех, кто в той или иной сте­пени был связан с армейским спортом, и поставил перед ними конкретные задачи: подготовить свои соображения по улучшению общефизической подготовки в воинских частях, разработать более совершенную структуру ор­ганизации и руководства армейским спортом в округе, создать необходимые условия для сильных окружных сборных команд по различным видам спорта с привлече­нием в их состав ведущих спортсменов призывного воз­раста. Была создана небольшая рабочая группа, которую возглавил начальник отдела физподготовки округа май­ор Николай Карлович Алавер, а в числе её членов ока­зался и капитан П. В. Ляпин. И когда Алавер предложил создать в округе спортивный клуб, Жуков тут же ухва­тился за эту идею, велел готовить все необходимые для этого документы и дал на всё один месяц. В результате появился исторический приказ № 35 от 8 октября 1948 года о создании при Окружном доме офицеров Спортив­ного клуба Армии «для решения вопросов, связанных с организацией помощи войскам и подготовки окружных команд к состязаниям на первенство Вооруженных Сил СССР». Эффективность своей работы спортивный клуб доказал с первых же шагов. Число спортсменов-разряд­ников в округе уже в 1949 году возросло на 863, а еще че­рез два года — на 4800 человек! Росли достижения и двух сильнейших команд округа: хоккеисты сначала за­воевали кубок РСФСР, а затем стали первыми чемпио­нами СССР по русскому хоккею, а футболисты подарили своим почитателям Кубок РСФСР и алые ленты чемпио­нов России.

В Свердловске первый в стране Спортивный клуб Ар­мии на положении «подпольного» успешно действовал до 1961 года, когда Москва наконец всё-таки ввела это нуж­ное учреждение во всех военных округах. Кстати, когда свердловский Спортивный клуб Армии официально обрёл юридические права, его первым начальником стал Пётр Васильевич Ляпин. А вопросами улучшения спортивно-массовой работы в войсках тогда занимался первый руко­водитель «подпольного» спортклуба подполковник Ю. Н. Смирнов.

Вообще-то, Ляпин познакомился с маршалом Жуко­вым чуть раньше, чем началась работа их инициативной группы. Петру Васильевичу пришлось оборудовать спор­тивную комнату на даче командующего на озере Балтым. Дело в том, что с целью устранения обнаруженного у младшей дочери Георгия Константиновича искривления позвоночника врачи посоветовали ему создать небольшой спортзальчик, имеющий специальное оборудование. С то­го времени Ляпину приходилось много раз встречаться с командующим, которого он не просто уважал, а по-насто­ящему любил.

Родился Ляпин 21 июня 1918 года в селе Писцово Комсомольского района Ивановской области. Его отец был высококлассным мастером котельного цеха на мест­ной ГРЭС; труд его был отмечен двумя престижнейшими орденами — Ленина и Трудового Красного Знамени. А мама всю жизнь хлопотала по дому, воспитывая семе­рых детей: четырёх сыновей и трёх дочерей! В годы вой­ны все четыре брата ушли на фронт, но живым вернулся лишь один.

В 1934 году Пётр после окончания девяти классов по­ступил в Комсомольский энергетический техникум. Именно там он начал играть в футбол, разумеется, даже не предполагая, что через десять лет окажется в составе легендарной команды свердловского ОДО. После оконча­ния техникума Ляпин в течение года работал токарем в механических мастерских ГРЭС, а в 1938 году Петра призвали в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии. Закончив артиллерийскую полковую школу сержант Ляпин в должности помощника командира взвода ока­зался в белорусском поселке Новая Белица недалеко от Гомеля. Там выпускники получили новые 203-миллиме­тровые гаубицы и отправились на учения к западной границе СССР. Полосатый пограничный столб не остано­вил продвижение советских войск, которые углубились на территорию Польши и вскоре оказались лицом к лицу с немецкими войсками. Наши ребята готовились к худ­шему, однако в тот раз всё закончилось мирно. Напом­ним, что когда 8 сентября части вермахта ворвались в Варшаву, министр иностранных дел СССР В. М. Молотов уже на следующий день направил телеграмму: «Пере­даю германскому правительству мои поздравления и приветствия». Однако, когда немцы вступили в Брест и Львов, И. В. Сталин в тот же день дал указание Глав­ному командованию Красной Армии о переходе со­ветскими войсками государственной границы СССР и Польши, «чтобы помочь населению Западной Украины и Западной Белоруссии». Немцы вынуждены были оста­вить Брест и Львов, проведя перед этим совместные па­рады советских и немецких частей, один из которых принимал генерал Гудериан, позднее командовавший танковыми соединениями при наступлении фашистов на Москву.

22 сентября между советскими и германскими вой­сками была установлена демаркационная линия, и боль­шая часть наших частей вернулась к месту своих преж­них дислокаций. Гаубицы тоже с помощью гусеничных тракторов вновь погрузили на платформы, но их воин­ский эшелон направили не домой, в Гомель, а в Токсово под Ленинград. Солдатам сообщили, что они едут на учебные стрельбы. Ну, разве могли тогда знать эти моло­дые ребята, что Советский Союз готовит нападение на своего северного соседа с целью захвата Карельского пе­решейка. И когда 30 ноября 1939 года Красная Армия перешла в наступление, Лига Наций единогласно исклю­чила СССР из своего состава как агрессора. 104-й полк, где служил Ляпин, участвовал в боях под финским го­родком Терноки, но наши войска здесь попросту застря­ли — никакого продвижения вперед, так как перед ними оказалась очень мощная линия обороны финнов с боль­шим количеством прекрасно оборудованных дотов и дзо­тов. Гибло очень много наших солдат. В тыл уходили пе­реполненные санитарные поезда с ранеными солдатами. Не избежал ранения и Ляпин. 28 декабря 1939 года он получил от финских снайперов, которых наши ребята прозвали «кукушками», потому что они устраивали свои засады на деревьях, сразу два ранения. И если одно из них можно было считать легким (касательное ранение мягких тканей правого плеча), то другое оказалось очень тяжёлым: сквозное ранение левой голени с повреждени­ем берцовой и таранной костей.

В санитарном поезде его сначала привезли в Ленин­град, а затем отправили в Горький. Через месяц для за­вершения лечения Ляпина отпустили в Иваново: в домаш­них условиях раны затягиваются быстрее. Однако когда через 9 месяцев после ранения он предстал перед меди­цинской комиссией, все ее члены были единодушны: «К службе в армии не годен, уволить в запас досрочно, дав при этом инвалидность!».

Тем не менее, когда началась Отечественная война, Ляпина уже в августе 1941 года вновь призвали в армию и направили на сборный пункт в город Арзамас. Там он попал в группу курсантов, получивших направление на Военный факультет имени Ленина Московского инсти­тута физической культуры имени Сталина. Но в эти тя­жёлые для нашей страны дни, когда фашистские войска стояли под Москвой, всех трудоспособных жителей сто­лицы мобилизовали в ополчение. Вот и Ляпин, как кур­сант, хотя он ещё и не проучился ни одного дня, оказал­ся под Волоколамском и несколько месяцев участвовал в боях. Правда, с перерывом, так как его вновь ранило в ту же злополучную левую ногу. К счастью, на этот раз ра­нение оказалось довольно легким, и в конце 1941 года, когда немцев отогнали от Москвы, курсантов вернули в столицу, и они, наконец, приступили к учёбе. В годы вой­ны подготовка велась ускоренными темпами, так что уже в октябре 1942 года его учёба завершилась, и Ляпин получил назначение в Камышловское пехотное училище в качестве начальника физподготовки. В нём он служил до 1948 года, пока училище не расформировали. Когда из Москвы уже пришёл приказ о расформировании, в Свердловск прибыл маршал Жуков. В апреле 1948 года, совершая инспекционные поездки по округу, он прибыл в Камышлов. Ознакомившись с материальной базой учи­лища, учебными полигонами, стрельбищами, маршал с горечью заметил: «Жаль, нельзя отменить приказ мини­стра. Училище очень хорошее. Если бы чуть раньше, я бы не дал его расформировать».

А затем, обращаясь к офицерам, твердо заявил: «Для тех, кто хочет служить в Уральском военном округе, обязательно найдём место».

Ляпину не пришлось тогда воспользоваться предложе­нием Жукова впрямую, так как он вскоре получил назна­чение в отдел физподготовки округа, куда его «перетянул» бывший его непосредственный начальник в училище Алавер, ставший начальником физподготовки УрВО. А потом двадцать лет безупречной службы на благо Армии и род­ного Уральского военного округа. Сейчас полковник в от­ставке Пётр Васильевич Ляпин, схоронив жену, живёт один в двухкомнатной квартире на пятом этаже и из-за больных, израненных ног на улицу практически не выхо­дит. Дочь старается не оставлять его без внимания, но по­стоянно быть рядом с отцом она просто не может. Ляпин много раз обращался в различные инстанции с просьбой помочь ему поменять квартиру, пусть и на меньшую пло­щадь, но не выше второго этажа. К сожалению, даже в ка­нун славного юбилея никто так и не помог заслуженному офицеру.

 

scroll back to top