НИКАНОРОВ ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ

 

NikanorovVNНиканоров В.Н. – (14.07.1917  г. в г. Москве Российской Империи – 20.05.1980 г. в г. Москве РСФСР СССР) Заслуженный мастер спорта СССР по футболу (Москва, ЦДКА - Свердловск, ОДО)

Пятикратный чемпион СССР по футболу, трёхкратный обладатель Кубка СССР по футболу. Трёхкратный чемпион СССР по хоккею с шайбой. Первый капитан сборной СССР по хоккею.

На первенство СССР провел 193 матча (в ЦДКА – 177). Чемпион СССР 1946-48, 1950-51 годы. Серебряный призер 1945, 1949 годы. Обладатель Кубка СССР 1945, 1948, 1951 годы. В списке 33 лучших – 1 раз.

Один из сильнейших вратарей страны в 40-е годы. Был могучего телосложения (183 см, 85 кг), спокойный, уравновешенный. Владимир играл просто и уверенно, почти без ошибок, очень хорошо выбирал место в воротах.

 

Владимир Николаевич играть в футбол начал в 1932 году в Москве в команде Мясокомбината. В 1938-39 годах в команде мастеров «Пищевик» (Москва).

В 1940 году принят в ЦДКА, где провел свои лучшие годы как футболист. За команду играл вплоть до ее расформирования в 1952 году.

В 1953 провел несколько игр за МВО, однако клуб был вскоре снят с чемпионата СССР. В итоге, Никаноров завершил карьеру.

За сборную СССР в 1952 году сыграл в 2 неофициальных матчах (пропустил 4 мяча). Входил в состав олимпийской сборной СССР на летних Олимпийских игр 1952 года.

В 1946—1950 выступал за хоккейный клуб ЦДКА (1946—1950). В чемпионатах СССР по хоккею провёл 60 матчей, забросил 8 шайб.

Тренерскую карьеру начал с команды мастеров свердловской ОДО (1955-1957) – вывел команду в высшую лигу. Затем СКВО (Львов), был начальником и тренером ЦСКА (1962-1963 гг.). Позднее СКЧФ, «Знамя» (Ногинск), Буровик Альметьевск. С 1971 года тренер «Трудовых резервов» (Москва).

В 1963 года сборная Вооруженных Сил под руководством Никанорова стала победителем Спартакиады дружественных армий.

 

ФЕНОМЕН: НИКАНОРОВ

В рассказе из журнала «Огонек» конца сороковых годов токарь-новатор, человек скромный, как оно и положено было положительному герою советской литературы, и якобы удивленный повышенным к себе вниманием, говорил: «Я же не Лемешев (имелся в виду знаменитый тенор Большого театра. Прим. А.Н.) и не Хомич!» Ну, разве запомнил бы я этот ничем не примечательный рассказ, если бы не был, как тогдашний болельщик ЦДКА, уязвлен в лучших чувствах: почему же динамовец Хомич, а не наш Никаноров?

И вскоре я почувствовал себя отчасти отомщенным, когда известный фельетонист Нариньяни описал возмутительный случай. Некий предприимчивый администратор для спасения финансово прогорающего на гастролях ансамбля Центрального дома культуры железнодорожников пустился на авантюру: он организовал силами артистов футбольный матч, причем выдал на афише аббревиатуру ЦДКЖ за название клуба-чемпиона (то ли вовсе отрубил последнюю букву, то ли набрал ее самым мелким шрифтом).

В конце концов, авантюра лопнула - из-за опрометчивой фразы самого же администратора, заимствованной из репортажей Синявского. Натянув вратарский свитер и перчатки, незадачливый бизнесмен крикнул, выбегая на поле: «Хомич на месте»! И со скандалом был немедленно разоблачен. Кто же не знал, что в ЦДКА вратарем - Никаноров?!

Читая рассказ в «Огоньке», я - в своем увлечении футболом - как-то и не подумал, что в премьерах Большого театра ходит и Козловский, соперничавший тогда с Лемешевым в теноровых партиях. То есть автор рассказа просто выдал свои пристрастия, которые уж никак не могли быть истиной в последней инстанции. Поставь он вместо Лемешева с Хомичем Козловского с Никаноровым, эффект параллели оказался бы ненамного меньшим. Но все-таки - из-за Никанорова, пожалуй.

Вообще-то вратарем №1 того времени следовало бы считать (что и подтвердилось, когда определили основной состав на первую для наших футболистов Олимпиаду) Леонида Иванова из ленинградского «Зенита». Объективно он играл сильнее - зенитовскую оборону смешно было даже сравнивать с лучшими защитниками, выступавшими за ЦДКА и московское «Динамо». Но ЦДКА с «Динамо» соперничали после войны на равных, как Лемешев с Козловским. Соответственно, соперничество Хомича с Никаноровым занимало всех в большей степени. И я вынужден признать, что после триумфа английского турне Тигр (таково было прозвище Хомича) превосходил Владимира Никанорова в популярности.

Армейский вратарь своей статью - на десять сантиметров выше Хомича и больше чем на десять килограммов тяжелее - скорее напоминал тех британских голкиперов, на чьем фоне столь выгодно смотрелась эксцентрика динамовца из Москвы. Но кто сказал, что в нашем отечестве не ценят богатырей?

В любом очерке о Никанорове непременно подчеркивалось, что со своими 185 сантиметрами роста и весом под девяносто кило он в юности не без успеха занимался классической борьбой. Это был тип спортсмена, который, безусловно, импонировал приверженцам армейского клуба. За его обескураживающей форвардов противника - никак не меньше, чем броски Хомича - простотой поведения в «раме» чувствовалась уверенность, которая не могла не подкупить, не могла не передаваться всем, кто видел его с трибун, кто играл с ним за одну команду.

На дружеском шарже в брошюрке-календаре карикатурист изобразил Никанорова стоящим перед запертыми на замок воротами ЦДКА. В руке, на запястье которой ключ повешен, - блюдечко, а в другой чашка: чай пьет... И в списке лучших вратарей страны по итогам сезона сорок восьмого года голкипер ЦДКА стоял выше Хомича. Но «Динамо» безоговорочно выигрывало международные матчи, а клуб Аркадьева опростоволосился в Чехословакии. И международный авторитет Тигра все равно рос. А ведь Никаноров, будучи тремя годами старше Хомича, еще до войны успел приобрести опыт игр против иностранцев - ездил в составе «Спартака» в Болгарию. Правда, опыт скорее созерцательный - он тогда оставался в запасе...

На рубеже пятидесятых и Хомичу, и Никанорову пришлось испытать серьезную конкуренцию с вратарями-дублерами, претендовавшими на место в основном составе. Хомича подпирал Вальтер Саная - гигант никаноровского толка. Тогда как Никанорову Аркадьев в сезонах пятидесятого и пятьдесят первого годов не так-то и редко предпочитал талантливого Виктора Чанова - папу знаменитых впоследствии вратарей киевского «Динамо», «Шахтера», ЦСКА и московского «Торпедо» Виктора и Вячеслава. Хомичу пришлось в итоге перебраться в Минск. Никаноров же своего места не уступил. И более того - закрепился в олимпийской сборной. Не на первой, однако, роли. Первую - по справедливости - исполнил Леонид Иванов.

В зимние сезоны равнодушный к хоккею Хомич отходил на задний план. А вот его армейский коллега и в русский хоккей играл отменно, и в канадском сразу же преуспел. Пикантность ситуации придавало и то, что знаменитый вратарь переквалифицировался в полевого игрока, в защитника. А место в воротах занял хавбек - Борис Афанасьев.

Только вот заслуженному мастеру спорта Афанасьеву особо заметным хоккейным голкипером стать было не суждено, а Владимира Никанорова смело отнесем к защитникам выдающимся, умевшим и к атаке подключиться, что в те первые сезоны не слишком практиковалось. И за четыре чемпионата он забросил шайб шесть.

Дальше в хоккей Никаноров играть не стал - футбол после тридцати трех потребовал к себе большего внимания. За олимпийскую сборную Владимир Николаевич выступал и в тридцать пять. Но в истории хоккея с шайбой он тоже навсегда останется - в знаменитых матчах против чехословацкого ЛТЦ среди защитников его сочли едва ли не лучшим.

Александр НИЛИН.

«Спорт Экспресс», 17.04.2004

 

scroll back to top